Искатель. 2004. Выпуск №7

Борисов Сергей Юрьевич

Серия: Журнал «Искатель» [307]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искатель. 2004. Выпуск №7 (Борисов Сергей)

Сергей Борисов

ЧЕЛОВЕК, ПРОДАВШИЙ ЭЙФЕЛЕВУ БАШНЮ

преступные хроники Строго секретно

По окну бежали струйки воды. Человек в строгом двубортном костюме побарабанил пальцами по запотевшему стеклу, прищурился… Вечерней улицей едва ли не на ощупь пробирались автомобили. Верхние этажи домов расплывались и сливались с мокрой чернотой. Неожиданно ослепительный зигзаг располосовал небо. Острие молнии вонзилось в Эйфелеву башню и отскочило, будто ожегшись.

Человек в элегантном костюме чуть отодвинулся и подмигнул своему отражению в стекле. После этого достал белоснежный батистовый платок, вытер влажные пальцы, повернулся и обвел внимательным взглядом людей, собравшихся в отдельном кабинете ресторана гостиницы «Грийе».

— Прошу, господа.

Гостеприимный жест приглашал к столу. Все расселись. Человек в костюме последним занял свое место, подождал, когда установится тишина, и заговорил:

— Прежде всего, я хотел бы от имени правительства поблагодарить вас, господа, за внимание, с которым было воспринято наше предложение о встрече. Мы понимали, сколь странным оно должно было вам показаться, учитывая необычность и места встречи, и ее час, однако пояснять что-либо сочли преждевременным, ограничившись заверением, что речь идет о заключении весьма выгодного контракта. Полагаю, у вас, владельцев и представителей крупнейших металлургических заводов Франции, возникло множество вопросов. Уверен, что смогу удовлетворить ваше любопытство.

— Ближе к делу! — буркнул расплывшийся в кресле предприниматель из Лиона с набриолиненными усами на лоснящемся от жира лице.

Человек в костюме улыбнулся:

— Что ж, покончим с реверансами и перейдем к сути. Вам, господа, конечно же, известно о вердикте специальной комиссии, обследовавшей великое творение нашего соотечественника Александра Гюстава Эйфеля.

— Вы говорите о башне? — уточнил толстяк.

— Именно. Вывод комиссии однозначен: башне, возведенной в 1889 году к открытию Всемирной выставки, необходима реставрация, иначе в не столь отдаленном будущем она рухнет. Однако у правительства, и это для вас тоже не секрет, нет средств на проведение столь дорогостоящих работ. Поэтому было принято решение… — Человек в костюме выдержал трагическую паузу и закончил: — Продать Эйфелеву башню!

— Что?! Продать символ Франции?!!

Кто-то приподнялся, кто-то вскочил, а лицо толстяка из Лиона так побагровело, что впору было звать врача, чтобы тот сделал кровопускание.

— Успокойтесь, господа, — повысил голос человек в костюме. — Я сожалею не меньше, можно сказать — скорблю, однако обстоятельства порой сильнее нас. Поэтому оставим пустые сетования и займемся судьбой семи тысяч тонн металлических конструкций. Даже с учетом немалых расходов по демонтажу башни, это, согласитесь, куш!

Человек в костюме чуть не прикусил себе язык. Слово-то какое неудачное, государственному чиновнику не приличествующее. Но, похоже, никто ничего не заметил и его оплошность останется без последствий. Господа считают! Вон как глаза горят…

— Я готов участвовать в торгах, — сказал толстяк из Лиона.

— И я, — поспешил за ним Андрэ Пуазон, представлявший интересы ряда заводов с севера Франции.

Пуазон прибыл в Париж полгода назад и пока чувствовал себя не слишком уютно среди известных финансовых воротил. С этим простодушным провинциалом человек в двубортном костюме связывал особые надежды.

— И я…

— И я…

— Официальных торгов не будет, — предупредил посланец французского правительства. — Нам не нужна шумная кампания в прессе, которая взбудоражит общественное мнение. Министр внутренних дел считает, что в случае преждевременной утечки информации не исключены пикеты, демонстрации и даже бунт. Мы должны поставить парижан, да и всех французов перед свершившимся фактом! Когда работы начнутся, протестовать будет поздно. Поэтому обращаюсь к вам с настоятельной просьбой соблюдать тайну сегодняшних переговоров.

— Значит, все будет по-тихому? — ухмыльнулся толстяк из Лиона. — Что ж, нас это устраивает.

— Рад слышать. Тогда, господа, я хотел бы лично переговорить с теми из вас, кто заинтересован в получении этого контракта. После скромной трапезы, на которую у правительства нашлись деньги, — человек в двубортном костюме тонко улыбнулся, — я в вашем распоряжении.

С этими словами он взял со стола серебряный колокольчик, позвонил, и в кабинет вереницей стали входить официанты с подносами.

Мишель Данте, старший министерский чиновник, он же аферист Виктор Ластиг, был доволен. Но впереди было самое трудное…

Авантюрист по призванию

Виктор Ластиг родился в семье мэра небольшого чешского города Хостин. Родители души не чаяли в сыне, потакая всем его желаниям. Результат оказался закономерным: из шустрого, но безобидного паренька с годами Виктор Ластиг превратился в симпатичного, но совершенно беспринципного молодого человека, мечтавшего стать величайшим карточным игроком, а если прямо и честно — лучшим шулером мира! Влекомый этой целью, Виктор Ластиг покинул отчий дом, чтобы для начала «покорить Европу».

Всех авантюристов тогда манил шумный, яркий, беспечный Париж. Не миновал его и Ластиг, ставший завсегдатаем подпольных игорных домов. Мало-помалу он набирался опыта в шулерском ремесле и, несмотря на то что был не раз бит за нечестную игру, не собирался оставлять его.

Вскоре началась Первая мировая война, сорвавшая с места миллионы людей. Те, что побогаче, искали спокойной жизни в Соединенных Штатах, и Виктор Ластиг стал постоянным клиентом пароходных компаний. На борту роскошных океанских лайнеров владевший несколькими языками и от природы артистичный Ластиг легко знакомился с состоятельными эмигрантами и преспокойно обыгрывал их в покер. Правда, один раз ему крупно не повезло. Впрочем, как сказать…

Началось с того, что Ластигу удалось усадить за карточный стол одного «лоха», которого он был намерен за час-другой «растрясти под ноль». Первые полчаса все шло по плану: «лох» нервничал, проигрывал и повышал ставки, желая вернуть потерянное. Но потом все неожиданно изменилось… В общем, через те самые «час-другой» Виктор Ластиг остался без гроша в кармане.

Он понимал, что судьба свела его с «каталой» гораздо более высокого класса, до которого ему еще расти и расти. Другой, менее дальновидный человек устроил бы скандал, обрядившись в «тогу оскорбленной добродетели», но Ластиг поступил иначе. Поблагодарив партнера, он с достоинством удалился, чтобы позже, вечером, постучаться к нему в каюту и с порога попроситься в ученики. Надо сказать, что подчистую обыгравший его мужчина нисколько не удивился этой просьбе.

— Вам придется ассистировать мне, юноша, и на время забыть о собственных амбициях.

— Согласен.

Виктор Ластиг стал подмастерьем знаменитого шулера Ники Арнштайна и оставался в этом звании до тех пор, пока патрон не посчитал, что его ученик «созрел» для самостоятельной «работы».

— Иди и греши!

Так Арнштайн напутствовал Ластига, прощаясь с ним в одном из кабачков Марселя. После этого шулеры, которые отныне становились конкурентами, «поделили» корабли, на днях отплывающие в Америку, и отправились за билетами. Больше они не встречались.

С окончанием войны Виктор Ластиг вернулся в Париж, где некоторое время успешно торговал «денежными ящиками», якобы печатающими доллары. Достаточно было крутануть ручку, и из прорези появлялась купюра, и не какая-нибудь фальшивка, а самая настоящая банкнота, в чем можно было удостовериться в ближайшем банке. Разумеется, через какое-то время ящик ломался, напрочь отказываясь поставлять доллары новому владельцу. Когда тот вскрывал крышку, то находил внутри резиновый валик, подававший купюры в прорезь, и опустевшую нишу, где когда-то лежала стопка банкнот.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.