Мачо в перьях

Раевская Фаина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мачо в перьях (Раевская Фаина)

Фаина Раевская

Мачо в перьях

В одно прекрасное утро я проснулась и громко произнесла:

— Начинаю новую жизнь.

Мне казалось, что после такого заявления обязательно должно что-то произойти: гром средь ясного неба, к примеру, или легкий толчок землетрясения… Однако мир равнодушно отреагировал на мои слова и аномальных явлений явить не захотел. Это показалось обидным, потому я, насупившись, пробубнила:

— Ну и пожалуйста. Тогда я уеду на необитаемый остров и там начну новую жизнь.

Идея неожиданно понравилась. Воображение мгновенно нарисовало симпатичный островок в южных широтах, «сплошь покрытый зеленью», экзотических птиц, поющих райские песни специально для меня; золотых рыбок, которые реагируют на мое появление радостными взмахами хвостов, и вечно голубое небо в комплекте с нежарким солнцем. Для разнообразия я позволила природе раз в месяц проливать на мой остров дождь, чтобы тропические леса не увяли, а персонально для рыбок было решено завести небольшую акулу. Не очень хищную, разумеется. Исключительно в целях развлечения золотых рыбок.

Потом воображение сыграло со мной скверную шутку: оно нарисовало прекрасного юношу, чудом спасшегося после страшного кораблекрушения неподалеку от моего острова.

— Стоп, стоп, стоп! — осадила я свое разыгравшееся воображение. — Если появится этот парень, то остров перестанет быть необитаемым. У нас непременно случится любовь, дети… Потом незаметно начнется цивилизация, а дальше все пойдет как по нотам: у мужа — футбол и пиво, а у меня — сопливые и вечно орущие дети и кастрюли. Нет уж, спасибо! Такие условия меня не устраивают…

Хрустальная мечта о новой жизни на необитаемом острове, легонько звякнув, разбилась на мелкие осколки.

— И как прикажете начинать новую жизнь? — прохныкала я в подушку. — Может, просто уйти в монастырь?

Но монашеское существование при ближайшем рассмотрении оказалось и вовсе безрадостным. В нем совсем нет места удовольствиям, а удовольствия я люблю. Начать новую жизнь никак не удавалось. А хотелось очень. Прежде всего потому, что до невозможности надоели Манька и ее недавно приобретенный супруг Игнат. Манька — моя закадычная подруга. Нам довелось пережить ряд приключений, в основном криминального характера. Собственно, в один из таких моментов подружка и познакомилась со своим будущим супругом. Тогда он был еще капитаном из убойного отдела. Впоследствии Игнату вместо четырех маленьких прилепили одну большую звезду, что означало звание майора. Это знаменательное событие совпало с днем регистрации брака. Гуляли четыре дня. Со стороны жениха присутствовал почти целиком весь личный состав нашей милиции. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление. Со стороны невесты имелась я и один симпатичный мужчина, отчего-то считавший себя моим женихом. Лично я так не думала, но разубеждать Тему не спешила: ему нравилась его роль. После свадьбы Маньки и Игната у нас произошла серьезная размолвка. Темка настаивал на узаконивании наших отношений, я была категорически против, слово за слово… В общем, мы решили оставить друг друга в покое на некоторое время. Наверное, в силу этого обстоятельства я и противилась появлению мужчины на острове мечты. Свобода — самое дорогое, что у меня было, и терять ее желания пока не возникало.

На данный момент имелся актив: лично я, находящаяся в отпуске, а также в полусвободном от мужчин состоянии; пассив: желание начать новую жизнь. Остров, к сожалению, отпадал хотя бы потому, что я работаю в туристической компании, курирую как раз острова и как никто другой знаю — необитаемых пятизвездочных островов в мире не существует.

Баюкая разбитые надежды, я поплелась в душ. Там специально включила холодную воду, чтобы стряхнуть с себя романтические бредни.

Скромный завтрак Робинзона-неудачника состоял из чашечки дорогущего кофе (слаба, каюсь!) и хилого бутерброда из «жопки» вареной колбасы, размазанной по сухарику «черняшки». Когда я уже готова была насладиться первым глотком божественного напитка, телефон разразился требовательной трелью. Удивительное дело, но я всегда знаю, когда звонит Маруська, хотя определителя номера не имею. В таких случаях телефонный звонок трезвонит особенно въедливо.

Несколько секунд я моргала на телефон в робкой надежде, что он умолкнет, потому как знала — Манькин звонок ранним утром непременно означает начато неприятностей. Не случилось. Аппарат продолжат надрываться, и мне ничего не оставалось делать, как взять трубку.

— Я так и знала, что ты в нирване от своего кофе. — вместо приветствия сказала Маня. — потому и звонила настойчиво. Славик, ты же в отпуске на данный момент?

— Ага, с сегодняшнего дня…

— Отлично. Не замужем? — продолжала допрос подруга.

— Мань!

— Не кипятись, Славка, я просто так спросила. Детей, насколько я помню, у тебя тоже нет…

— Маруся!!! — окончательно зверея, выкрикнула я.

Подруга не обратила на это никакого внимания и поставила в известность:

— Я сейчас к тебе приду.

«Приду» это громко сказано. Маруська с Игнатом живут двумя этажами выше, так что явление подружки состоялось спустя две минуты.

— Привет. Плохо выглядишь, — с места в карьер заявила Маня и, не дожидаясь приглашения, юркнула на кухню. Там подруга брезгливо обнюхала мой «завтрак», после чего отправила его в мусорное ведро. Я с сожалением проследила за траекторией полета бутерброда. На мой взгляд, он был еще вполне съедобен, в особенности если употребить его с чашкой кофе. Однако и кофе уничтожила Маня-терминатор. Правда, не вылила, а выпила. Пришлось мне заняться приготовлением новой порции.

— Плохо выглядишь, Ярослава, — повторила Маруська, пристально вглядываясь в черты моего прекрасного лица.

— Не выспалась, — буркнула я, чтобы отвязаться от приставаний подруги. Впрочем, я только лишний раз убедилась в бесперспективности подобной затеи. Маруська в ответ на мои слова сморщилась как от зубной боли:

— При чем здесь не выспалась? Мы еще не в том возрасте, чтобы бессонные ночи отражались на нашей внешности…

Сама подружка, несмотря на только что закончившийся медовый месяц со всеми вытекающими из него последствиями, выглядела неплохо даже в безразмерной футболке мужа и старых линялых джинсах. Я бы даже сказала. Маруська была счастлива, а оттого симпатична более обычного.

— У тебя нет блеска в глазах, — подвела итог, Маня.

— Я же не гончая, чтоб глазами сверкать, — усмехнулась я.

Зная по опыту, что подруга заводит разговор о моем плохом самочувствии и неважном внешнем виде, когда ей в голову приходит очередная идея, я терпеливо ожидала продолжения. И оно последовало.

— Тебе необходим активный отдых, — как о чем-то давно решенном заявила Маруська.

Я насторожилась, не прекращая внутренне сопротивляться.

— Возможно. Но я на данном отрезке моей жизни предпочту, пожалуй, пассивный отдых. Буду валяться на диване, смотреть телевизор с утра до ночи, а когда надоест — почитаю какую-нибудь бестолковую книжонку про волшебную любовь.

— Это архиглупо! — вскочив, воскликнула Манька. — Пассивный отдых вреден для твоего хилого организма, Славик. Ты явно страдаешь гиподинамией. А это, между прочим, ужасная болезнь с непредсказуемыми последствиями. Возможен даже летальный исход…

Вероятность подобного исхода меня здорово напугала. Некстати вспомнилось, как нынешней зимой я очень тяжело болела ангиной. Участковый терапевт тоже что-то бормотал об опасностях и тяжелых последствиях, которые несет эта, казалось бы, невинная хворь. Доктор долго рассказывал о лекарствах, способных спасти от ангины, а заодно предупредил о последствиях отказа от медикаментов, упомянув все тот же летальный исход. Помню, глотала я антибиотики пачками, полоскала горло хитрыми снадобьями — ничего не помогало.

Спасение пришло, как ни странно, от Маньки. Она притащила аж три порции пломбира, того, который раньше был по 48 копеек, и заставила меня съесть две порции почти сразу. Подруга была настойчива. Я для приличия пару раз возразила, а потом, махнув на все рукой, приняла сладкое лекарство. Не удивляйтесь, но наутро я встала живее всех живых! От ангины не осталось и следа. Хрипотца в голосе, лишь добавлявшая мне шарма, некоторое время держалась, но вскоре пропала и она.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.