Наша светлость

Демина Карина

Серия: Изольда Великолепная [2]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    2013 год   Автор: Демина Карина 
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1. Я вам пишу

   Люди, не взрослейте, это ловушка!

   Крик души.

   ...что я могу еще сказать?

   Никогда не умела писать письма. Как словами выразить происходящее вокруг, и как вообще отделить, о чем нужно писать, а о чем не стоит? И я пишу обо всем, что приходит в голову.

   ...на днях Кот, забравшись на стол, валялся на бумагах и перемешал все так, что я до полуночи их разбирала. А на столешнице остались пятна от чернил, кажется, невыводимые...

   ...Майло поймал мышь и дрессирует ее, уверяя, что мышь - зверь очень сообразительный, просто всячески эту сообразительность скрывает. Хорошо, хоть не крыса. Фрейлины, сначала отнесшиеся к новой задумке с подозрением, теперь участвуют и строят для мыши дом. Вчера они спорили, какая обивка должна быть на мебели - из розового сатина или зеленого.

   Выбрали синий.

   И решили, что мышь определенно дворянского мышиного рода, о чем свидетельствуют крайняя ее чистоплотность и интеллигентность, свойственные лишь людям благородного рождения - тут я бы поспорила - и потому нарекли ее Лорд Мыш.

   Майло обещал найти ему леди. Чувствую, к концу недели нас ждет мышиная свадьба.

   Пускай.

   ...сенешаль отказывается предоставлять домовые книги, те, что касаются закупок зерна. Я подозреваю, что берет он его втридорога и с этого имеет откат, но доказать без книг не выйдет. Впрочем, зря он надеется, что я отступлюсь от этой темы.

   Постепенно разбираюсь со всем этим хозяйством - зерно, вино, мясо... ты вообще представляешь, во что тебе влетает ежедневно содержание двора? Хотя, думаю, понимаешь. Это я пока не привыкла.

   И нет, упреждая вопрос, я не скупая. Я хозяйственная.

   Домовитая!

   ...вчера случилась буря. И стекла дрожали так, что я всерьез подумывала спрятаться под кроватью на случай, если вдруг буря прорвется. Не прорвалась.

   Я очень скучаю по тебе.

   Особенно ночью, когда остаюсь одна. Нет, ты не думай - Лаашья по-прежнему дежурит в нашей спальне, хотя мне кажется, что это уже чересчур. Кто бы ни устраивал предыдущие покушения, он явно успокоился. Устал? Или разочаровался в своих способностях?

   Или покинул Замок?

   Но мои возражения Сержант не принимает. Он и вовсе превратился в мою тень. Ходит по пятам. Людей пугает. Впрочем, интуиция подсказывает, что от этого Сержант огромное удовольствие получает. Вперивает в человека взгляд и смотрит, смотрит... ты сам знаешь, какой у него взгляд. Самые уравновешенные дергаться начинают. А о тех, кто послабее, и говорить нечего.

   И не надоело же.

   Я не жалуюсь.

   Просто всякий раз, оставаясь наедине с собой, я думаю о том, где ты. Мне легче, чем многим. Я знаю, что тебя сложно ранить и почти невозможно убить, но... это "почти" не дает мне покоя.

   Я жду тебя. Я считаю дни, оставшиеся до зимы, уверяя себя, что осталось недолго. Сегодня выпал снег. С утра. Это было красиво: белая сеть накрыла замок, и старые розовые кусты, те самые, что стоят на моем балконе, сбросили листья. Меня уверили, что нет нужды прятать розы, что они привычные и к зиме, и к снегу, но я все равно волновалась.

   Лучше за них, чем за тебя.

   А снег к обеду сошел. Солнце яркое, блестят водой камни. Воздух сырой. И я стараюсь не думать о том, что происходит на границе. Я бы поделилась теплом, если бы знала, как.

   Возвращайся.

   Урфин почти все время где-то пропадает, а где - не говорит. Вижу, что устает зверски, отчего становится злым. Я стараюсь лишний раз его не дергать. И скажи, что не надо за мной присматривать, я справляюсь. Пусть лучше поспит пару лишних часов, на него же смотреть больно.

   Тисса и не смотрит.

   Я держу ее при себе во избежание ненужных разговоров. Как-то чересчур уж много в последнее время "случайных" встреч с Гийомом. Он выглядит отвратительно здоровым. Мне все это не нравится, солнце. Я не могу постоянно быть рядом с ней, а девочка слишком молода, чтобы прислушаться к голосу разума. И про Гийома рассказывать бессмысленно: решит, что клевета. Урфина она не замечает, хотя делает это исключительно вежливо, с достоинством.

   Порой мне хочется влепить пощечину, но знаю - станет хуже.

   Я еще помню себя такой. У нас небольшая разница в возрасте, и от этого понимания становится лишь страшнее. Странное ощущение, что здесь я повзрослела и как-то очень быстро. Наверное, это хорошо и правильно, но немного жутко.

   А Урфин, по-моему, нарочно злит ее. С недосыпу или из врожденной вредности, но он ведет себя как подросток, честное слово! Язвительный обиженный подросток. Наверное, ты бы знал, что со всем этим делать.

   Вот, теперь я тебе жалуюсь, так что можешь быть спокоен. Кот пришел утешать. Он почти постоянно рядом - признавайся, ты и ему поручил присматривать?

   ...я нашла кое-что в тех бумагах. Ты же не против, что я обжила твой кабинет? Мне там уютней, чем у себя, кажется, что ты ненадолго вышел и вот-вот вернешься.

   И работа отвлекает.

   "Золотой берег", как мне кажется, - лишь часть системы. Мне было бы легче, если бы ты позволил дядюшке рассказать то, что удалось наработать. Пока Магнус всячески ускользает от моих вопросов. Он не отказывает, но... по-моему, он просто не хочет, чтобы я лезла в эту грязь. И понимаю его позицию, но все же я вряд ли смогу оставаться в стороне. Из Замка тоже видны мусорные кучи.

   Это аллегория такая. Местный мусор хорошо прячут.

   Дело в том, что я нашла еще четыре точки. И конечно, это вполне может быть совпадением, поскольку фермы расположены в разных частях Протектората - спасибо Урфину за подробные карты - но уж больно одинаковые схемы используются.

   И те люди, которых казнили...

   ...мне пришлось присутствовать. Я знаю, что это мой долг и теперь, пожалуй, готова была исполнить...

   Откладываю перо, разминаю затекшие пальцы - почти даже чистые. И буквы стали ровнее. Почерк выправляется волшебным образом - вот что значит регулярные тренировки. Ведь столько всего нужно рассказать... гонец отдыхает до завтрашнего дня, и я благодарна этому человеку за его работу.

   Три дня на перекладных лошадях.

   Переправа.

   И снова путь.

   Кайя получит письмо. Знаю, что будет читать и перечитывать. Я сама так делаю, когда становится невыносимо. Выучила наизусть почти, но... лист бумаги. Лиловые строки. Слова, за которыми слышу его голос.

   Казнь... я думала, что будет хуже.

   Урфин предлагал мне отсидеться, но это было бы трусостью. И ошибкой: подданные желают лицезреть Нашу Светлость, которая оставила приговор в силе. Мы - есть закон.

   И мы должны видеть, что этот закон исполняется.

   Снова корона и цепь - символы власти.

   Синий с белым плащ. Длинный балкон - дом принадлежит градоправителю, и балкон, подозреваю, был сооружен именно для подобного рода нужд. Высокое кресло, рассчитанное на габариты Кайя. Но так даже лучше. Мне нужна поддержка, хотя бы от кресла.

   Вереница лордов. И я очаровательно улыбаюсь, приветствуя их. Лордов бесит моя наглость и необходимость стоять в присутствии Нашей Светлости. Но ничего, потерпят. В конце концов, они этот закон придумали. У ног моих, на толстом ковре, устраивается Майло. По левую руку становится Урфин. По правую - Магнус, которому выносят табурет. Магнусу сидеть позволено. Он ведь Дохерти.

   И я теперь тоже.

   Герольд, тот самый, который объявлял о начале рыцарского турнира, вскинул жезл. И сворой голодных псов заскулили волынки. Качнулась толпа, желая ближе подойти к другому помосту, сооруженному посреди площади. Он невысок и выкрашен в черный цвет.

   На помосте - тележное колесо с ремнями, которые палач проверяет тщательно.

   - Иза, - Урфин вкладывает что-то в руку.
- Выпей. Прикажи принести воды и выпей.

   То самое волшебное средство, которое рекомендовала Ингрид?

   - Спасибо, но...

   Не сейчас. Позже, если я пойму, что не справляюсь сама.

   Наркотики - зло.

   Толпа раздается в стороны. Я вижу горловину улицы, по которой тащится повозка, запряженная парой тощих лошадей. Доносятся крики. Свист. В приговоренных швыряют гнилью. Я радуюсь, что слишком далеко, чтобы увидеть подробности. И не настолько далеко, чтобы не видеть ничего вообще. На них - шутовские наряды. Ярко-красные сюртуки с плечами, подбитыми ватой, отчего фигуры становятся гротескными, кукольными. Колпаки на головах довершают образ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.