Когда Нинту в ладоши хлопнет

Немытов Николай

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Немытов Николай   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда Нинту в ладоши хлопнет ( Немытов Николай)

Николай Немытов

Когда Нинту в ладоши хлопнет

Памяти Тура Хейердала последнего морехода

Но одиночек не берут на этот ковчег…

На этот ковчег…

И на этот ковчег…

Константин Арбенин «Только парами»

Жилы на руках вспыхнули перламутровым светом, вода забликовала, превращаясь в тонкий диск, повисший перед лицом. Я не заметил, как зачерпнул малька. В созданном зеркале получился живой указатель.

– Угораздило тебя, братец, – улыбнулся я, любуясь живым серебряным бликом. От этого маленького недоразумения напряжение последних часов немного отпустило.

Диск потемнел, колючие крошки звёзд усыпали его. Казалось, посреди ясного дня передо мной образовалась дыра в пространстве. Шагни, и космос окружит тебя, оставив позади светлый круг зеркала.

Самая яркая звезда приблизилась, стали видны планеты, вращающиеся вокруг неё. Малёк, подчиняясь велению пальцев, коснулся третьей планеты – Нинту – с большим спутником – Нанна – и, проплыв через космос, достиг восьмой планеты – Энки, словно связывая их между собой незримой эфирной нитью.

Я вздохнул, собираясь с мыслями, прикрыл глаза. Текст послания следовало бы записать раньше, но думалось, что перед самой катастрофой найдутся нужные слова. Теперь придётся импровизировать.

– Здравствуй, Итари! Как дела дружище? – Тонкая плёнка водяного зеркала покрылась кругами ряби, преображая голос в эфирные волны. – Когда сообщение дойдёт до далёкого Энки, Нинту уже «хлопнет в ладоши». Воды, зажатые между материковых плит, хлынут на волю… – Робаро вздохнул. – Как всё просто, правда? Не надо астероида, пришельцев или опасного опыта учёных. Природа сказала – пора! – и решила обновить очертания материков. Береговые народы ушли в глубь суши, поднялись в горы, залезли в пещеры… Сомневаюсь, что уцелеют все. Некоторые настолько упрямы, что до сих пор не верят в реальность надвигающегося бедствия.

Я тебе уже рассказывал: города Утопии разделились на сегменты и погрузились в Океан.

Что было, Итари! Настоящая паника! Никогда не думал, что редины так трусливы! – Он рассмеялся. – Советники визжали, как крысы на тонущем корабле. Ведь Утопия никогда не делала такого маневра, хотя разделение было предусмотрено строителями согласно Завету. Ты помнишь, что в нём сказано? Ты помнишь, как поступили наши предки, чтобы спастись? Редины забыли о Завете. Мы уподобились сухопутным народам. Стараемся больше строить, захватывая новые участки Океана, и вот, что из этого получилось.

Владыка приказал скинуть в море лишние пристройки, которые лишают города Утопии плавучести и маневренности. А это виллы и дворцы чиновников! Дошло до покушения на жизнь Владыки. Печально. Атлантис наотрез отказался подчиняться Совету. Не поверили. Теперь пытаются что-то предпринять… Итари, мне удалось убедить твоих близких перебраться к нам на Рапа-Нуи.

Да! Я переслал тебе записи с удивительными природными явлениями последних дней. Они убедили даже неверующих.

– Не ной, друг Итари!

Такого шторма Робаро не видел за всю свою жизнь. Ветер ломал ветви, сбивал с ног, крушил крыши. А море лишь покрылось «гусиной кожей». Не было огромных валов, не было шума прибоя. Ветер дул с небес, словно невидимая длань легла на плечи каждого человека, заставляя преклонить колени перед неизбежностью.

Рыба ушла в глубины до начала светопреставления. Животные подались в горы. Только люди с упорством разумных ещё уверяли себя пустыми словами, надеждами, не желая принимать правду, бросать дома и нажитое добро. Робаро спорил, уговаривал, доказывал, но получил град камней в ответ и проклятия в спину.

На следующий день буря улеглась. На рассвете облака у горизонта горели алым с золотом – первый признак сильного ветра. Однако произошло иное.

Горячая точка вспыхнула на границе стихий, стала расти, превращаясь в огненный круг светила, и алое сияние, заполнив небесный свод, отразилось в глади Океана. Люди сонно двигались по улицам, часто останавливались, подолгу рассматривая чудное явление. И никакого ветра. Робаро подумалось, что Энлиль – воздушное божество – тоже сел в камышовую лодку – дхони – и отправился в плавание по небесному океану, а ветра последовали за своим господином.

Тишина окутала мир. Даже мухи куда-то подевались. Океан гигантским зеркалом лежал в обрамлении берегов, отражая алые небеса. Одержимый фанатик, который ещё вчера кричал о гневе богов, сидел у кромки воды, с блаженной улыбкой уставившись в горизонт. Чтобы не нарушать его идиллии, Робаро отошёл в сторону. Время молитв прошло, пора выходить в море, пока само море не пришло к тебе.

Робаро осторожно спустил дхони на воду, толкнул её по глади. Храни меня, Всевышний! Редин прыгнул в лодку и подхватил весло. Вода у камышовых бортов стеклянно звенела. Робаро на мгновение замер. Обернуться? Зачем?

Он обернулся.

Несколько человек стояло на берегу: женщины, дети, старик-фанатик. Робаро встал. Горечь утраты подкатила к горлу. Для этого берегового племени, где он нашёл и потерял любовь, редин сделал всё, что мог. Обречённость, покорность судьбе успела поставить своё клеймо в их умах.

– Храни вас Всевышний! – крикнул он в полный голос и поднял весло к алеющим небесам.

Старик-фанатик медленно встал на ноги, ступил в полосу прибоя и помахал рукой. Радость озарила его лицо. Робаро поспешил отвернуться.

– Итари, друг мой! Я не вижу смысла прятаться от стихии. Такое событие! И что? Сидеть на дне океана или, ещё хуже, в пещере среди напуганных людей? Даже спасатели ушли в доки, представляешь? И это редины, которые живут согласно Завету! – негодование вновь охватило меня. – Да, наша цивилизация должна сберечь себя. Но чего мы будем стоить? Какой завет мы оставим потомкам?

Я взглянул на горизонт:

– Мало времени. Скоро начнётся. Я хочу, чтобы ты знал: я не собираюсь кому-то что-то доказывать. Я хочу это сделать – выйти в открытое море на тростниковой лодке. Ты единственный знаешь о моём намерении, и ты всё расскажешь отцу, если… Если что-то пойдёт иначе.

Не ной, друг мой! До встречи!

Примерно семь часов сообщение будет идти до Энки, минут пять Итари будет его читать, ещё минут десять потратит на ответную трансляцию на Нинту. Пока Робаро хватятся, пройдёт четырнадцать часов. Катастрофа будет в самом разгаре! К тому же никто не станет рисковать людьми ради одного безумца и собирать спасательную партию.

Малёк плеснулся, коснувшись изображения далёкого Энки на фоне звёзд.

– Ага! – Игра рыбки забавляла. – Теперь и ты знаешь мой секрет.

Пальцы с перламутровыми жилками собрались в пригоршню, превращая эфирное зеркало в обычную воду, рыбка заметалась в горячих ладонях.

– Ну, я думаю, секрет останется между нами. – Я бережно опустил малька в Океан. – Увидимся в новом мире! Не ной, братишка!

– Робаро! Чужак Робаро! Это ты там скачешь вокруг костра? Это ты изображаешь из себя шамана, дурак Робаро?

Лодка медленно двигалась по реке. Стоящий у рулевого весла Хамел орал во всё горло, размахивая кувшином вина.

– Чужак Робаро! Зачем ты осквернил нашу землю каменным идолом? Зачем ты пляшешь дьявольский танец? – не унимался горлопан.

Пирующие в лодке смеялись над каждым словом Хамела, девушки шептали ему на ухо шутки, от которых тот заливался хохотом. Только танцующий редин не замечал насмешек, отбивая ритм на маленьком барабане. Бронзовое тело лоснилось от пота, рыжие волосы, собранные в хвост на макушке, метались подобно языку горящего костра. Блики пламени освещали потное тело, отражались в синих глазах.

Хамел отпил вина, хотел вновь крикнуть что-то оскорбительное, но поперхнулся. Заминка привела его в бешенство.

– К берегу! – надрывая связки, просипел он. – Проучим нечестивца!

Компания с готовностью поддержала вожака, и лодка стала плавно поворачивать, повинуясь рулю.

Хамел ступил на землю первым, оглянулся, подобрал увесистый булыжник. Друзья присмирели, понимая, что сейчас произойдёт. Редин по-прежнему не обращал на них никакого внимания.

– Не надо, Хамел! – Арника коснулась руки вожака.

– Что?! Боишься за своего чужака? – усмехнулся Хамел и оттолкнул её. – Пошла прочь, сучья дочь!

Камень полетел в голову редина. Танцующий притопнул правой ногой и вдруг оказался в трёх шагах от того места, где только что стоял. Кто-то ахнул. Даже Хамел на секунду растерялся.

– Ах, ты ж, выродок акулий, – прошипел он сквозь зубы, поднимая с земли булыжник.

Однако редин не стал дожидаться броска. Он притопнул левой и словно растворился в воздухе. Песня на древнем языке понеслась над рекой.

– Не прячься, гадёныш! От меня не спрячешься! – ярился Хамел.

Ноги не слушались вожака. Хмель неожиданно ударил в голову, превратив окружающий мир в раскачивающуюся на волне лодку.

– Притащите ублюдка ко мне! – велел Хамел, едва держась на ногах.

Мир в его глазах совсем свихнулся, стал раскачиваться всё сильнее. Хамелу показалось, что и идол редина качнулся сначала влево, потом вправо. Парни из компании, которые бросились выполнять приказ вожака, остановились с открытыми ртами, а идол вновь качнулся и придвинулся к людям на два шага, сотрясая землю.

Шаг за шагом каменный истукан в два человеческих роста закружил вокруг костра, сотрясая землю в такт барабану. А танцор приплясывал рядом с ним, звонким голосом распевая… Заклинание? Видимо, да. Для компании окружающий мир вдруг сжался до размера освещённого костром пространства, ритм упруго ударил в уши, отозвался в желудке и заставил сердце биться по-новому. Дыхание дало сбой, но в следующее мгновение юношам и девушкам захотелось крикнуть, что было сил, хлопнуть в ладоши и запеть вместе с редином. Пульс здравомыслия забился в смущённых умах, теряя силу, а Робаро ужом крутился среди них, подталкивая ближе к костру, выкрикивая слова песни, смущая девушек возбуждённым естеством. От топота идола дрожала земля, и ноги сами пускались в пляс в тщетной попытке обрести твёрдую опору.

Внезапно мир распахнулся: глубина звёздного неба, тьма лесной чащи, блестящая лента реки и далёкий Океан. Танцующие разом ахнули, лица их озарились счастьем.

– Баробаро! – воскликнул редин.

– Баробаро! – отозвалась дюжина голосов.

– Дьявол! – завопил Хамел.

До этого момента он ошарашено наблюдал, как легко вся компания пускается в пляс следом за чужаком. Тело его готово было подчиниться ритму барабана, но Хамел держал себя в руках, терпя мучительные корчи: ноги дрожали от напряжения, чтобы не пуститься в пляс следом за олухами, руки сжались в кулаки, чтобы не ударить в ладоши, кадык постоянно дёргался, сглатывая слюну, чтобы не выкрикнуть бесовские слова.

– Дьявол!

Хамел схватил первого попавшегося танцора и толкнул его к лодке.

– Дьявол!

От его крика люди один за другим приходили в себя, останавливались, растерянно оглядываясь вокруг, на заплетающихся ногах брели прочь.

Только на редина вопли Хамела не действовали. Барабан грохотал бешеным ритмом, каменный истукан вертелся юлой, сотрясая землю.

Пришедшие в себя не сговариваясь бросились к лодке, опрокидывая Хамела.

– Эй, сучьи дети! Меня забыли! – завопил тот, пытаясь подняться на ноги.

За ним вернулись, подхватили под мышки, затащили в лодку. Вёсла дружно ударили по глади реки, оставив рыжего редина наедине с жутким идолом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.