BRONZA

Майерс Ли

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика    Автор: Майерс Ли   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
BRONZA ( Майерс Ли)

Ли Майерс

Bronza

«Крылья демона, всего лишь ресницы слепого бога…»

Пролог

– Ма-а-рк!

Голос был таким просящим, жалобным, и этот голос звал его. Он открыл глаза. Резко сел, чтобы тут же схватиться за голову, расколовшуюся от боли на тысячу осколков.

– Кто ты, черт возьми? – спросил он себя, потому что не помнил этого. Не знал, где он и почему замерзает здесь от собственной наготы. Кожа на груди саднила. Дотронувшись, почувствовал кровь на пальцах. Длинные и глубокие порезы еще кровоточили.

– Что ты делал… Хотел вырвать себе сердце? – как-то устало удивился он и огляделся вокруг.

Глаза, уже привыкшие к темноте, начали различать окружавшую его обстановку: пространство пустой комнаты, давно остывшие угли в камине, паутину на мутном стекле и дверной проем, зияющий чернотой.

Он встал, шатаясь, побрел к нему, переступил порог, запнулся и полетел вниз с крыльца, считая ребрами ступени. Падая, ощутил странный шелест за спиной. Подумал, что надо бы встать… посмотреть, что это… Но лежать, уткнувшись лицом в колючую, хрустящую инеем траву, когда прохлада баюкала его боль, было так приятно, что шевелиться не было никакого желания. А перед глазами уже плыли хаотично-яркие обрывки картин из непонятно какой жизни.

«…оторванная голова луноликого ангела, взывая к богу пустыми глазницами, валялась в луже застывающей крови, у его ног…

Горящими рубиновыми глазами взирал он на безумие нескончаемой битвы. И глухое рычание рвалось из могучей груди, закованной в сверкающую чешую доспехов. С длинных кинжалов когтей на землю стекала голубая кровь поверженного демона. И неутолимая жажда убивать влажно блестела в белом оскале клыков.

Высокомерие заносчивых демонов он презирал не меньше, чем ангелов с их лживой красотой. И поэтому был один. И был против всех. Имару. Священный Зверь. Сын матери Двенадцати Богов, рожденный из божьего света и по воле своей ставший Тьмой.

Проклял он предавшего его. И когда взмахнул он черными крыльями и взлетел, оттолкнувшись от подножия лестницы, бог, которому он больше не верил, проиграл эту битву…» Книга 12-ти Лун, глава первая

– Если будешь так долго лежать, простудишься!

Этот насмешливый, смутно знакомый голос заставил его подняться с земли. И опять за спиной возник странный шелест. Он обернулся. Рваные клочья облаков разошлись, освобождая из плена лунный диск. Темнота съежилась и отступила. Фигура, напротив, обрела законченность очертаний.

В распахнутом длинном пальто, в светлом костюме, с небрежным изяществом засунув руки в карманы брюк, перед ним стоял молодой мужчина. Его казавшиеся седыми в лунном свете волосы падали на широкие плечи. За стеклами очков, в стильной оправе, в ярко-голубых глазах притаилось коварство. А красивое, с тонкими чертами, лицо улыбалось ему, как глупому ребенку. С оскорбляющей снисходительностью. Но не это было важно. У незнакомца за спиной, доставая кончиками до земли, слегка шелестели ослепительно-белые крылья.

Судорожный спазм чуть не вывернул его наизнанку. Сознание испуганно рванулось куда-то, спасаясь бегством от неизбежного. Голову раскололо новой, слепящей болью. Это вернулась память. Вся, сразу.

– Ивама?! Ты… – задохнулся он и, сминая скрюченными пальцами ночной воздух, отмахнулся от Оуэна, словно тот мог исчезнуть по мановению его руки.

За спиной снова зашелестело, обдав его резким порывом ветра, и он обернулся. Здесь его и настиг свет луны. С ужасом уставился он на то, что попирал ногами. Распластавшись на траве, собственная тень раскинула огромные черные крылья. Осталось только взмахнуть ими, чтобы взлететь.

– Не-е-т… – застонал он, падая на колени.

– Да, мой темный ангел! Мы оба потомки тьмы, странствующие в ночи! Ты – моя плоть и кровь! – торжествуя, воскликнул Оуэн и со всей страстью позвал: – Идем со мной! И я утолю все твои печали! Для тебя вырву сердце у этого лживого лицемера! Выколю ему глаза, чтобы он, наконец, перестал подглядывать за нами!

Говорил он, и голос его звенел, а в глазах горело такое пламя, что стекла очков, казалось, плавятся.

– Ну же, Марк! – он протянул брату руку. – Будь со мной! И замкнется Круг!

– Нет! Не хочу! Убирайся! Ты терзаешь мне душу! – корчился тот на земле, стискивая руками голову.

– У тебя нет души, дурачок, – рассмеялся Оуэн. – Ты такая же злобная, бездушная тварь, как и я. Да ты и сам это знаешь, не так ли, mon ami?!

Сиятельный Демон, зябким жестом запахнув пальто, направился к дому, оставив Марка прятать наготу тела в траурный шелк скорбно поникших крыльев. Один на один со своей памятью. Первые снежинки коснулись земли. Начался снегопад…

1 глава

Сан-Франциско, 1987 г. Небесная Гончая

– Что с тобой, Марк?! Ты меня совсем не слушаешь!

Звонкий, с требовательными нотками, мальчишеский голос разрушил его мечту, и бисквит в шоколадной глазури, восхитительно пахнущий карамелью, растаял, оставив во рту комок вязкой, голодной слюны.

– А-а, это ты, Байя! – сглотнув, с укором посмотрел он на светлоголового, похожего на девчонку, подростка. – Лишить меня мечты! Как ты жесток, отрок!

– Да, я уже заметил, когда ты голоден, то совсем перестаешь соображать, – проворчал мальчик. – Я же и говорю, что ты меня не слушаешь! – он помахал пакетом перед носом Марка. – Я принес тебе бисквит. Ну, хоть запах-то ты должен был учуять?!

– Что? Ты купил мне пирожное! – радостно оживился Марк, не спуская заблестевших глаз с пакета в руках Имонна.

Тот виновато замялся.

– Прости, я прочел твои мысли…

– Но разве я не запретил тебе? Разве мы не договорились?!

– Договорились, да… Но твоя жажда… она оказалась такой сильной, что не услышать… было нельзя! А я знаю, ты просто развалина, когда без сладкого… Вот, держи.

Марк забрал у него вкусно пахнущий пакет. Потеснившись на скамейке, уступил мальчику часть своего темно-синего кашемирового пальто. Прощая, шутливо взъерошил его мягкие, стриженные под «пажа» волосы. Открыл пакет.

– Ты, конечно, не будешь? – засовывая в рот почти половину бисквита, спросил он с надеждой в голосе.

«Что я, маленький, что ли?» – презрительно фыркнул Имонн, приглаживая густую челку. Кутаясь в пальто Марка, с теплотой подумал, что этот сладкоежка за воздушное безе с ломкой корочкой мог бы продать душу дьяволу, догадайся тот пригласить его на чай.

Прикончив пирожное и по-кошачьи сыто сощурившись, Марк потянулся, разминая затекшие от долгого сидения мышцы. Под дорогим костюмом успешного яппи скрывалось поджарое, хорошо тренированное тело.

– Ты спас мне жизнь, отрок! – воскликнул он весело и полез обниматься.

– Ну, не умри тут от счастья… – отчего-то смутившись, грубовато осадил его Имонн. – Тоже мне, теленок нашелся! – проворчал он вроде бы недовольно.

На самом деле мальчику была приятна непосредственная радость друга. Она согревала сердце, запертое ото всех. Не подпускавший к себе никого, ни с кем не друживший, он доверял только Марку, за удивительную доброту прощая этому большому ребенку все его недостатки.

Беззаботно рассмеявшись в ответ, Марк заложил руки за голову и о чем-то задумался, провожая взглядом чаек, чиркающих крылом по воде. Грубость Байи не задевала. За ней прятались мальчишеская стеснительность и желание подростка выглядеть по-взрослому, независимым.

Наверное, для редких прохожих, торопливо спешащих мимо них по набережной, они представляли собой довольно странную парочку. Двадцати трех лет от роду пижон с замашками сибарита. С вечно падающей на лоб непокорной каштановой прядью и глубокой, как вечернее небо, синевой глаз, молодой человек, развалившийся на скамейке, вытянув длинные ноги, казался беспечным прожигателем жизни. И подросток, с нежным лицом херувима и печальными глазами олененка Бэмби. Весь такой хрупкий, изящный, словно бутон, что решил не распускаться, мальчик выглядел совершенно беззащитным.

И только тварь, за которой они охотились, могла бы знать, что эти двое – Переселяющиеся. Понтифики Чаши Весов. Безжалостные охотники за головами. Судьи и палачи в одном лице. Гончая и ее Щит.

– Можешь подремать немного, если хочешь, – предложил Марк.

Глянул на солнце, начинающее садиться, отдернул манжету, посмотрел на часы. Плоский золотой брегет на кожаном ремешке, будучи левшой, он носил на правом запястье.

– Ждать придется долго. Эта тварь выползет из темноты…

Стояла осень, было холодно, особенно у воды. Он обнял мальчика, и тот, пригревшись, действительно задремал. Подняв воротник пальто от дующего с залива пронизывающего ветра, Марк тоже закрыл глаза.

«…не простивший, выбрал он путь, ведущий в Никуда… Имару, Священный Зверь. Сын матери Двенадцати Богов. И бремя свободы от кровных уз гноилось на плече незаживающей раной. Печатью Отступника.

Из ненависти, сжигающей душу, выковал он меч мести своей. И она вела его от царства к царству, от сестры к брату и от брата к сестре, разрушая все на своем пути. Пока не осталось только одно Царство. Его…» Книга 12-ти Лун, глава вторая

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.