Положитесь на меня

Чейз Джеймс Хэдли

Жанр: Шпионские детективы  Детективы    1993 год   Автор: Чейз Джеймс Хэдли   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Положитесь на меня ( Чейз Джеймс Хэдли)

Глава 1

«Каравелла» из Праги приземлилась в парижском аэропорту Орли точно по расписанию. Среди прибывших шел невысокого роста коренастый мужчина лет сорока пяти с круглым незапоминающимся лицом и серыми настороженными глазами. На нем был спортивный пиджак в коричневую с черным клетку, серые фланелевые брюки и соломенная шляпа, сдвинутая на затылок. В руке он нес черный потрепанный портфель, который во время полета он держал на коленях.

Человека звали Джонатан Кен. У него был американский паспорт и он снимал в Париже бюро из двух комнат на улице Поля Сезанна. Кен занимался оптовой закупкой богемского хрусталя для богатых домов Нью-Йорка и Вашингтона. Каждые пятнадцать дней он летал в Прагу, и его заказы выполнялись очень точно. Чехи нуждались в валюте, а Джонатан Кен расплачивался валютой, и суммы сделок всегда были значительными.

Кен вышел из автокара, в который сел при выходе из «каравеллы», в аэровокзале быстро прошел полицейский и таможенный контроль и оказался на залитой солнцем площади. Подозвав такси, он велел ехать на улицу Руаяль.

Когда такси отъезжало, Кен взглянул через заднее стекло: он не был уверен в отсутствии слежки. Кен продолжал поглядывать в заднее стекло, пока машина набирала скорость на автостраде, ведущей к запруженному центру города.

Кен имел все основания быть осторожным, так как помимо закупки хрусталя, выполнял функции курьера ЦРУ в Париже, причем в его обязанности входило поддерживать контакт с американскими агентами, действующими в социалистических странах. Он возвращался из Праги с тревожными новостями. Кен редко общался с Джоном Дори, шефом ЦРУ в Париже. Такой контакт был слишком опасным. Но ситуация сложилась так, что встреча стала необходимой. Вот почему надо быть особенно осторожным и избежать слежки.

Полчаса спустя такси миновало Триумфальную арку, Елисейские поля и, после площади Согласия, наконец, достигло улицы Руаяль.

Кен расплатился и направился на площадь Мадлен, к роскошному магазину стекла. По главному проходу между витринами, заполненными хрусталем, машинально поздоровавшись с продавщицей, которая его узнала, он прошел в небольшой кабинет, где Жак Фой в этот момент говорил по телефону.

Жак Фой, молодой светловолосый человек, немного женственный, загорелый, очевидно, под лучами ультрафиолетовой лампы, кивнул ему и продолжал говорить крикливым и сердитым голосом.

Закрыв за собой дверь, Кен снял спортивный пиджак и шляпу, повесил их в шкаф, из которого достал синюю куртку и шляпу из зеленой соломки. Переодевшись, он открыл дверь в глубине кабинета и с потертым черным портфелем в руке быстро вышел на узкую улочку, которая вела на улицу Дюфо. Там он сел в такси и попросил отвезти его к ресторану «У Жозефа».

Жозеф Февре, владелец ресторана, приветливо улыбнулся Кену, когда он входил в маленький бар. Они пожали друг другу руки, потом Февре, коренастый тип, уже начавший лысеть, с тщательно ухоженными усами и бородой, провел Кена к узкой лестнице, ведущей в отдельный кабинет. Столик у окна был накрыт на двоих. Кружевные занавески защищали клиентов от любопытства прохожих.

— Надеюсь, вы хорошо долетели, месье Кен, — сказал Февре. — Что хотите заказать на завтрак?

— Я полностью вам доверяю, Жозеф. Одно из ваших фирменных блюд.

— Я предлагаю вам мидии и полбутылки моего персонального шабли, потом филе «Мазепа» из говядины с бутылкой «Авон» 1945 года, — сказал Февре, зная, что Кен любит получать самое лучшее и всегда за это хорошо платит.

— Отлично, — сказал Кен, нетерпеливо посмотрев на часы. Было сорок минут первого. — Когда придет мой друг, сразу же проводите его сюда.

— Обязательно, месье Кен.

Февре поклонился и вышел.

Кен закурил. Вскоре официант принес двойной мартини.

Кен съел оливку, бросил косточку в камин и сделал глоток. Он снова нетерпеливо посмотрел на часы. Наконец дверь отворилась и вошел Джон Дори.

Дори тридцать девять лет служил в американском посольстве в Париже и занимал важный пост директора местного отделения ЦРУ. Это был маленький шестидесятилетний человек с птичьим лицом и в очках без оправы. Он больше походил на преуспевающего банкира, чем на безжалостного и хитрого шефа секретной организации.

— Салют, Кен! — сказал Дори, закрывая дверь. — Вы хорошо выглядите.

— Вы находите? — ответил Кен, пожимая ему руку. — Я бы хотел, чтобы это было так.

Постучав, вошел официант и принес «Чинтано Виттер», сельтерскую воду и лед. Кен знал, что это любимый напиток Дори.

Когда официант вышел, Дори сел за стол.

— Что-нибудь произошло? — спросил он.

— Это самое малое, что можно сказать, — ответил Кен. — Бордингтон погорел.

Дори потер горбатый нос, неторопливо глотнул из стакана и осторожно поставил его на стол.

— Это ваш человек в Праге?

Кен достал из кармана пакет. Он уже достаточно привык к Дори и знал, что тот любит, когда ему все излагают от «А» до «Я», будто он сам ничего не знает.

— Алек Бордингтон, — начал Кен, — англичанин, женат на чешке. Живет в Праге в течение десяти лет. Преподает английский. Мы купили его три года назад. Думает лишь о том, чтобы скопить капитал… Но ведь он не один такой, правда? Средства, которые мы ему перечисляем, кладутся в швейцарский банк в Берне. Он отложил уже около шестидесяти тысяч долларов. До настоящего времени сведения, которыми он нас снабжал, были полезными для нас, и деньги эти не брошены на ветер. Вероятно, в какой-то момент он выдал себя. Слишком уж он самоуверен. Теперь его подозревают. Думаю, что против него нет достаточных улик. Но он одержим страстью к деньгам, и теперь хочет выйти из игры и уехать. Не могу сказать, чтобы я осуждал его, но нам он не принесет больше пользы. Нужно заменить его.

Дори допил свой стакан как раз в тот момент, когда вошел официант.

Дори снова с воодушевлением стал рассматривать мидии.

— «У Жозефа», вероятно, лучший из ресторанов в Париже. Все это выглядит превосходно.

Кен принялся за еду, зная, что Дори не станет говорить о делах раньше конца трапезы.

Когда появилась говядина «Мазепа» с «Шато Авон» в хрустальном кувшине, Дори заявил:

— Вы меня балуете.

— Да, если хотите, — ответил Кен, наливая вино. — Скажем, что я себя тоже балую.

Только после того, как был подан кофе и официант ушел, Дори сказал:

— Я никогда полностью не доверял Бордингтону. Ну, что ж, я найду ему замену…

— Я не завидую этому заменяющему, — серьезно проговорил Кен, — там уже объявлена тревога. У них есть один тип из Службы Безопасности, который занимается проверкой организации. Некий Малих.

— Малих? — Дори поднял голову и прищурил глаза. — О, да!.. Это лучший и самый опасный в их службе. Значит, там Малих?

— Вероятно поэтому Бордингтон так испугался и хочет удрать.

— Вы полагаете, что ему это удастся?

Кен пожал плечами.

— А когда, по-вашему, он попытается это сделать?

— Не знаю. Пока он набирается мужества. А как только он сделает шаг, чтобы удрать, они его зацапают.

— А у нас есть там женщина?

— Да. Мала Рейд.

— Хорошо работает, не так ли?

— Она оказала нам немалые услуги.

— Если его немного потрясут, Бордингтон заговорит?

— Да, безусловно.

— Это может быть неприятным для Малы и для вас?

— Разумеется.

— Я не хочу терять Малу, и не хочу терять ваши контакты с Прагой.

Наступила долгая пауза.

— Что же? — спросил Кен.

— Я сделаю необходимые распоряжения, — помолчав еще некоторое время сказал Дори. — Вам бы лучше пока не показываться в Праге. Вы не допускаете, что Малих вас подозревает?

— Меня никто не подозревает, — спокойно и убежденно ответил Кен. — Я — добрый Санта Клаус, который приносит доллары.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.