Упавшая с небес

Лири Тереза

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Упавшая с небес (Лири Тереза)

Глава 1

Он касается ее волос, проводит кончиками пальцев по спине, и вслед за ними будто бежит огненная дорожка. Истинное блаженство — чувствовать себя хрупкой и такой защищенной в его объятиях. Он знает ее тело до самой крошечной родинки, и можно просто отдаться и отдать все — стократно, тысячекратно, и обрести взамен целый мир… Она чуть слышно вздыхает, когда он целует ее… Как же ей хорошо с ним! Как тонко он чувствует ее тело… А она становится с ним неистовой и страстной…

— Стивен… — стонет она.

Он молчит. Все слова произнесены уже тысячи раз.

Но почему так болит голова?!

Она очнулась и, открыв глаза, едва не закричала: низкий потолок на расстоянии вытянутой руки, кругом все окрашено в оранжевый цвет, а она не может пошевелиться! В панике она рванулась всем телом, пытаясь сесть. В левый висок тут же ударила обжигающая боль, куснула глаз и уползла куда-то в затылок, где шевелилась, пульсировала и жгла. Слезы навернулись на глаза, а желудок, казалось, подскочил к самому горлу. Горькая желчь наполнила рот, но с приступом тошноты удалось справиться. Как больно! И отчаянно кружится голова. Сон еще не отпускает… Или это не сон? Там было имя… Нет, не вспомнить. Все неправильно.

Застонав, она попыталась поджать колени, но и этого сделать не удалось. «Что со мной?» Она с трудом перевернулась на живот и обнаружила, что лежит в объятиях незнакомого мужчины. Мужчины? В голове одна сплошная боль. Кто он? Что она здесь делает? И где она, собственно, находится? Не найдя ответа ни на один из вопросов, она ткнула спящего локтем в бок. Никакой реакции.

— Просыпайся, — прошипела она.

— Перестань! — возмутился незнакомец, но открыл глаза и с интересом уставился на нее, потом перевел взгляд на часы:

— Ого! Пора вставать.

— Вставать?

— Да. Что-то ничего не происходит, — туманно пояснил он.

— А что должно произойти? — удивилась она.

— Ты ничего не помнишь? — Мужчина резко сел и с беспокойством взглянул на нее.

И тут она поняла, что действительно ничего не помнит, совсем ничего.

— Вот так дела! — пробормотал он, запуская пятерню в спутанные темные волосы. — Ничего себе! Совсем ничего не помнишь?

Она задумалась.

— Я… Я — Анна, — прошептала она.

— Ну хоть что-то, — вздохнул мужчина. — А я — Мак.

— Мак? — Анна попыталась вспомнить, знакомо ли ей это имя. — Не помню. Максимилиан?

Максимилиан — его второе имя, но он решил пока не перегружать леди информацией:

— Да. Для друзей — Мак. Ты сильно ударилась головой. Вот здесь, — он коснулся ее виска, — огромный синяк.

Анна вздрогнула, но не отстранилась.

— Головой? Я ничего не помню! — казалось, она сейчас расплачется.

— Не волнуйся, — попытался утешить ее Мак. — Поспи еще, может быть, тебе станет лучше. А я пока займусь ужином.

К собственному удивлению, Анна мгновенно успокоилась. Действительно, стоит поспать — и все пройдет. К тому же сил пошевелиться не было. Она завернулась в одеяло и закрыла глаза, так голова кружилась гораздо меньше.

Мак выбрался из палатки, вытащил из-под тента рюкзак и уселся на траву. Чертовщина какая-то. Во-первых, где спасатели? Во-вторых, он всегда считал, что амнезия бывает только в латиноамериканских сериалах. И, в-третьих, что ему теперь со всем этим делать?

…Туманное утро превращалось в прекрасный солнечный день. Ничего не предвещало беды.

Мак покопался палкой, выполняющей роль кочерги, в пепле кострища, добыл пару еще тлеющих угольков, подкинул тоненьких веточек и ловко раздул огонь. Хворост для костра остался еще со вчерашних заготовок. Минут через двадцать он уже наслаждался крепким кофе с крекерами. За неполные две недели пребывания на озере Лох-Морах печенье успело основательно зачерстветь, но Мака это не смущало. Он никогда не брал с собой на природу ничего, кроме соли, перца, лаврового листа, кофе и крекеров. Ну и, конечно, рыболовные снасти и снаряжение. Зачем тащить с собой все атрибуты цивилизации, если смысл отпуска в диких местах именно в том, чтобы от этой самой цивилизации отдохнуть? Мак даже свой внедорожник прятал в кустах так, чтобы тот не попадался на глаза. Впрочем, к отказу от благ двадцать первого века он подходил весьма разумно: спал в непромокаемой палатке, в теплом спальном мешке, да и рыбу ловил не на палку с примотанной веревкой, а на спиннинг или хорошую удочку. И по озеру плавал на надувной лодке с мотором. Все-таки цивилизация есть цивилизация, главное — не злоупотреблять ее достижениями. Вот, например, бриться в отпуске на природе совсем не обязательно. Мак потер подбородок, уже прилично заросший щетиной, и посмотрел на озеро. Ветра нет и, судя по всему, до вечера не будет. Сплавать за рыбой сейчас или лучше сходить на гору, поискать трав для приправы?

Озеро было узким, глубоким и очень чистым, а вода в нем — холодной даже сейчас, летом. У берега еще можно было искупаться, но уже в трех метрах от него дно круто обрывалось на глубину около семи метров, а вода становилась ледяной и казалась почти черной. Иногда, проплывая на лодке через Лох-Морах, Мак с опасением косился на водную гладь: кто знает, что за чудовища притаились в глубине. Не зря же про озеро Лох-Несс ходят такие страшные легенды, а оно ведь совсем недалеко отсюда. Вспомнив об этом, Мак улыбнулся: богатое воображение частенько подсовывало ему просто невероятные глупости… Если здесь и есть чудовища, видимо, резиновая лодка кажется им невкусной. Да и в рыбе недостатка нет…

Какой-то непонятный звук нарушил тишину, отразился от бликующей глади озера, заметался среди гор и затерялся в ущелье. Мак осмотрелся, пытаясь определить источник шума. Странный гул становился все громче и громче, пока не стал почти оглушительным. Что-то громоздкое плюхнулось в воду ярдах в тридцати от Мака, подняло волну и забулькало, дымя и погружаясь в пучину. Мотор лодки чихнул несколько раз и заглох, набежавшая волна окатила Мака ледяным душем с головы до ног. Он чертыхнулся и поежился, струйки воды потекли за воротник. Мак протер глаза и попытался оценить масштабы происшествия. Прямо перед ним уходил под воду небольшой пассажирский самолет, нос погрузился почти полностью, а хвост задирался все выше и выше.

— Черт! И случается же такое дерьмо! Ну почему именно со мной? И в последние дни отпуска…

Но никто не ответил, да и отвечать было некому…

Мак попытался завести мотор, пробормотал что-то совсем уж нецензурное, и это, как ни странно, подействовало: с третьей попытки, но двигатель запустился, и через пару минут рыбак уже привязывал лодку к крылу самолета. Не слишком удачная идея, если самолет быстро затонет. С другой стороны, Маку, возможно, придется выбираться оттуда с ранеными, а плыть в ледяной воде к лодке — занятие не из приятных. Поэтому придется рискнуть.

Мак осторожно взобрался на крыло самолета, сделал несколько шагов и заглянул в иллюминатор. Полная темнота. Дверь аварийного выхода над крылом перекошена и висит на одной петле. Может, удастся ее открыть? Мак, обдирая пальцы, вцепился в край, дернул и чуть не скатился в воду — дверца подалась как-то слишком легко. Он раздраженно столкнул искореженный кусок металла в озеро и заглянул в темное нутро самолета. Ничего не видно, только отчаянно воняет горящей изоляцией да что-то искрит в районе кабины пилота. Странно, что в солнечное утро внутри так темно. Мак вытащил из кармана жилета палочку химического светильника, переломил и кинул в салон самолета. Зеленый призрачный свет слабо, но все же высветил масштабы катастрофы. По салону были разбросаны какие-то бумаги, из раскрывшегося чемодана высыпалась дамская одежда, а сам увесистый чемодан плавал в постепенно прибывающей ледяной воде, как авианосец. Мак втянул воздух сквозь стиснутые зубы и шагнул в салон, прямо в воду. Мало того, что его окатило волной в лодке, теперь вдобавок ко всем несчастьям пришлось намочить и ноги.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.