Знак розы

Мичем Лейла

Серия: Дикий цветок [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Знак розы (Мичем Лейла)

Лейла Мичем

Знак розы

...Предсказываю: нынешний раздор,

Что разгорелся здесь, в саду при Темпле,

В борьбе меж розой алою и белой,

Заставит сотни душ покинуть тело.

Граф Уорик, Часть I, действие II, сцена IV

Уильям Шекспир, «Генрих VI» [1]

Часть I

Глава 1

Хоубаткер, Техас, август 1985 года

Сидя за столом, Амос Хайнс перевернул последнюю страницу коротенького - всего в два листа - юридического документа. Во рту у Амоса пересохло, и несколько мгновений он лишь беспомощно щурился, глядя на сидевшую у его стола клиентку, женщину, которой он восхищался в течение вот уже сорока лет. Он всматривался в ее лицо, надеясь обнаружить признаки того, что возраст наконец повлиял на ее умственные способности, но она смотрела на него прежним острым и ясным взором. Проведя языком по пересохшим губам, Амос спросил:

— Это и вправду твое дополнительное распоряжение к завещанию, Мэри? Ты продала плантации и изменила свою последнюю волю?

Мэри Толивер ДюМонт кивнула.

— Ответ утвердительный на оба вопроса, Амос. Я понимаю, что ты потрясен, как сознаю и то, что это - не лучший способ отплатить тебе за годы верной службы, но тебе было бы еще больнее, если бы я передала это дело в руки другого адвоката.

— Так и есть, — пробормотал он. — Другой адвокат даже не пытался бы уговорить тебя переписать это дополнение - по крайней мере ту его часть, которую можно изменить.

Спасти «Толивер фармз», огромные хлопковые плантации, которые Мэри втайне продала в прошлом месяце, - факт, до сих пор неизвестный ее внучатой племяннице, живущей в Лаббоке, штат Техас, и занимающей должность управляющего компанией «Толивер фармз уэст», - было уже невозможно.

— Переписывать нечего, Амос, — с оттенком недовольства заявила Мэри. — Что сделано, то сделано, и я не изменю решения. Ты только зря потратишь свое и мое время.

— Рэйчел чем-то тебя обидела? — поинтересовался он ровным голосом, разворачиваясь вместе с креслом к низенькому шкафу. Потянувшись к графину и наливая воду в стаканы, Амос заметил, что его рука дрожит. Он, пожалуй, предпочел бы что-нибудь покрепче, но Мэри не притрагивалась к алкоголю. — Ты поэтому продала плантации и изменила завещание?

— О Господи, конечно же нет! — в ужасе воскликнула Мэри. — Ты ошибаешься. Моя внучатая племянница не сделала ничего плохого. Она всегда оставалась той, кем является на самом деле, - Толивер до мозга костей.

Амос нашел салфетки и повернулся к Мэри, протягивая ей стакан с водой. А она похудела, решил он. Ее модный костюм висел на ней, как на вешалке, а лицо, похожее на печеное яблоко - хотя и по-прежнему поразительно красивое, - вытянулось и заострилось. Все это далось ей нелегко, хотя чего еще можно было ожидать, подумал Амос и почувствовал, как в груди у него зарождается гнев. Как она могла поступить так со своей внучатой племянницей - лишить девочку всего, что та надеялась унаследовать? Он сделал большой глоток воды и, стараясь, чтобы в его голосе не было гнева, заметил:

— Ты говоришь так, словно это недостаток.

— Так и есть, и я намерена исправить его. — Мэри жадно осушила стакан и промокнула губы салфеткой. — В этом и заключается смысл дополнения к завещанию. Разумеется, ты понятия не имеешь, о чем я говорю, но Перси поймет, когда настанет время. Равно как и Рэйчел, когда я ей все объясню.

— И когда же ты собираешься это сделать?

— Завтра я лечу в Лаббок, чтобы встретиться с Рэйчел. Она не знает о моем приезде. Я расскажу ей о продаже и дополнении к завещанию и буду надеяться, что мои аргументы убедят ее в том, что я поступила так ради ее же блага.

Ради ее же блага?Не веря своим ушам, Амос уставился на собеседницу. Мэри добилась бы большего успеха, если бы вздумала навязать какому-нибудь моряку обет безбрачия. Рэйчел никогда не простит ей того, что она сделала, в этом он был уверен.

— Как насчет того, чтобы сначала опробовать свои аргументы на мне, Мэри? Для чего тебе понадобилось продавать «Толивер фармз», ведь ты всю жизнь посвятила тому, чтобы возродить компанию? И зачем оставлять Сомерсет Перси Уорику, скажи на милость? Что он будет делать с хлопковойплантацией? Перси - лесопромышленник, ради всего святого. Ему уже девяносто! А завещание фамильного гнезда Толиверов Обществу охраны памятников... ну, это последняя пощечина. Ты знаешь, что Рэйчел всегда считала этот дом своим. Она собиралась провести в нем остаток жизни.

— Знаю. Именно поэтому я и лишила ее особняка. — Похоже, слова Амоса не произвели на Мэри ни малейшего впечатления; она сидела, расправив плечи, неподвижная, как изваяние, опершись рукой на изгиб своей трости, и выглядела при этом, как королева на троне, в то время как трость играла роль державного скипетра. — Я хочу, чтобы Рэйчел построила свой дом где-нибудь в другом месте, начав все с чистого листа.

— Но... я ничего не понимаю. — Амос в отчаянии всплеснул руками. — Я думал, все эти годы ты хотела, чтобы она пошла по твоим стопам.

— Это была ошибка - и очень эгоистичная ошибка. Хвала Господу, я осознала свою оплошность до того, как стало слишком поздно, и у меня хватило сообразительности и... здравого смыслаисправить ее. — Мэри решительно взмахнула рукой, отвергая дальнейшие возражения. — Побереги свои и мои силы, Амос. Происходящее представляется тебе неразрешимой загадкой, понимаю, но верь мне по-прежнему, прошу тебя.

Сбитый с толку, адвокат решил сменить тактику.

— Ты ведь поступила так не потому, что, руководствуясь какой-то неведомой логикой, решила, будто что-то должна ее отцу, Уильяму, а?

— Нет, конечно! — В глазах Мэри сверкнули искорки разгорающегося гнева. — Уверена, подобные мысли могут возникнуть у моего племянника - или, точнее, у его супруги. По ее мнению, я поступлю как должно, отдав Уильяму то, что с самого начала принадлежало ему. — Мэри пренебрежительно фыркнула. — Пусть Элис Толивер тешится иллюзией, будто я продала плантации, потому что терзалась чувством вины перед ее мужем. Но я поступила так совсем не из-за него, а ради его дочери. Надеюсь, когда-нибудь Уильям поймет меня. — Она сделала паузу, и на ее испещренном мелкими морщинками лице отразились задумчивость и сомнение. — И Рэйчел...

— Мэри... — Амос старался говорить как можно убедительнее. — Рэйчел слеплена из того же теста, что и ты. Вот, например, тыбы поняла, если бы твой отец лишил тебя наследства - плантации, дома, - какой бы веской ни была причина?

Мэри стиснула зубы.

— Нет, но я жалею, что он не сделал этого. Богом клянусь, теперь я была бы рада, если бы он никогда не оставлял мне Сомерсет.

Амос смотрел на нее, приоткрыв от изумления рот.

— Но почему? Ты прожила прекрасную жизнь - жизнь, которую, как мне казалось, намерена завещать Рэйчел, дабы увековечить наследие своей семьи. А это дополнение, — он провел тыльной стороной ладони над лежащими документами, — противоречит всему.

Мэри обмякла на стуле. Она напоминала гордую шхуну, паруса которой вдруг опустились.

— Ох, Амос, это длинная история, слишком длинная для того, чтобы рассказывать ее сейчас. Перси как-нибудь все тебе объяснит.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.