Лето разноцветно-косолапое

Калмыков Павел Львович

Жанр: Сказки  Детские    2013 год   Автор: Калмыков Павел Львович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лето разноцветно-косолапое (Калмыков Павел)

Урок баболепия

Осень шла к зиме, каждое новое утро наступало всё неохотнее. И всё труднее просыпалась поутру медведица Аксинья Потаповна её клонило в зимний сон. Но ещё несколько дней оставалось до выпускного бала в Школе Разноцветных Медвежат.

Да, лето прошло не впустую. Медвежата изучили и древолазание (трудно давалось оно полярнику Умке, зато гостья из Австралии Коала хоть бы и всё лето на ольхе провела), и рыболовлю (тут Умка был круглым отличником, а китаяночка Панда все «очки» проплакала, пока поймала первую рыбку), и следопытство, и ягодолопанье. И очень непростую науку — берлогию. Зато теперь медведи проводили осенние ночи в тёплом, собственнолапно построенном жилище.

— Аксинь Потапна! Аксинь Потапна! — теребили медвежата учительницу. — Уже утро! А снаружи такое белое!

— Пухолёт!

— Мухорой!

— Снегопад! — авторитетно уточнил Умка.

Первый снег! Немудрено, что так сладко спится. Медведица потянулась, передёрнула плечами и простонала через зевок:

— Встаю, встаю. Выходим на зарядку!

Американский медвежонок Тедди Блэк уже вовсю кувыркался в сугробе и успел изваляться белее Умки. Учительница втянула носом свежесть, чихнула с облаком пара и пробасила:

— Какое благолепие!

— Какое баболепие! — протянула в тон Панда, зачерпывая снег ладошкой.

— Ура! Урок баболепия! — обрадовался Умка. Он тут же раздумал швырять в Тедди уже заготовленный снежок и принялся катать снежный ком. Снег был липкий и пушистый — самый что ни на есть «баболепный», ком увеличивался на глазах и вскоре растолстел почти с Умку.

Тут все медвежата принялись катать шары, обхлопывать их лапами, лепить фигуры кто во что горазд: Тедди Блэк выстроил космическую ракету «Спейс Шаттл», Умка изваял знакомого Деда Мороза, а рядом Коала присоседила к нему внучку Кенгурочку.

Аксинья Потаповна смотрела, смотрела, потом решительно крякнула и взялась создавать образцово-показательную снежную бабу. И ростом, и характером баба вышла похожей на самоё Аксинью Потаповну — дородная и основательная. Следовало бы дополнить образ морковиной вместо носа и ведром на голову, но тут учительница услыхала пошмыгивание и поскуливание.

— Что ты плачешь, Пандочка? — спросила она. — Очень симпатичный крокодил у тебя получился.

— Это ды-ды-дракон, — поправила Панда. — Я не плачу. Ла-ла-лапы мёрзнут.

— Всё, всё, ребятушки, греться, — заторопила медведица. — Отряхивайтесь начисто. Коала, выложи снежки из сумки. Идём домой, пить чай с малиной.

— И с мёдом?

— И с мёдом.

— Ура! — обрадовались медвежата.

Потому что самая любимая наука, по которой у всех медвежат круглые пятёрки, — это медведение.

— А я ваши чучела разломаю, — сказала, высунувшись из-за дерева, Машка-Росомашка, известная в лесу вредина.

— Сломаешь — так на то они и снежные скульптуры, — пожала плечами медведица.

Но Умка имел на этот счёт иное мнение и запустил во вредину крепким снежком:

— Только попробуй, Росомаха! Хвост оборву!

Та увернулась, показала, убегая, кривлячий язык и сказала:

— Бе-бе-бе!

* * *

Интересно? Тогда начнём всю историю издалека и по порядку.

На далёком острове

На одном далёком южном острове жили гениальные учёные. Они творили секретные чудеса. Один учёный, к примеру, вырастил певчую ёлку, на которой к Рождеству поспевали разноцветные фонарики. Другие насиживали в специальном инкубаторе треугольные яйца, из которых вылуплялись маленькие весёлые самолётики. После упорного воспитания из этих малышей вырастали настоящие серьёзные самолёты-разведчики. Были среди учёных и вдохновители ураганов, и укротители извержений, и много других неслыханных чудотворцев.

Жилось учёным на острове хорошо, вот только не разрешалось хвастаться чудесными достижениями перед всем остальным миром. И пели они такую грустную песню:

Мы учёные, Облучённые, На безвестие Обречённые…

А ещё был у них любимец — Зелёный Медведь. Он случайно народился в результате какого-то научного опыта и теперь вольно бегал по всему острову, ласковый, смышлёный и безобидный. По утрам купался в море и загорал на солнышке. (Никакой другой пищи ему и не требовалось — только солнце и вода!) А потом не спеша обходил все лаборатории. Где-то его погладят, где-то с ним и поиграют; а когда все учёные заняты, Медведь к ним не приставал, только наблюдал тихонько. «Наш зелёный научный сотрудник», — говорили про него учёные.

Однажды учёные вырастили новое чудо. Голубовато-зелёное, переливчатое, похожее на гигантскую медузу, оно умело плавать под водой и летать по воздуху. А внутри — кабина для пилота.

— Но где же в кабине рычаги и кнопки? — удивилось учёнское начальство. — Как же управлять этой «медузой»?

— Управлять легко, и медведь сумеет! — засмеялись учёные. — Надо только положить ладони на эти поручни и хорошенько себе представить, куда вам нужно двигаться.

«Они сказали, Медведь сумеет, — подумал про себя Зелёный Медведь. — Значит, это для меня такую игрушку приготовили? Вот здорово! Я назову её „Медведузой“!»

И не успело начальство глазом моргнуть — Зелёный Медведь нырнул в «Медведузу». Не успели учёные руками взмахнуть, как «Медведуза» приподнялась над островом да, как тазик с ледяной горы, скользнула к морю, бочком ушла под воду — и пропала.

— Вернись, Зелёный! — плакали учёные. — Пожалей нас!

Зелёный Медведь слышал их слёзы. Но не вернулся. Понял, что, если вернётся, и «Медведузу» отберут, и самого на цепь посадят.

С прибытием, деточки!

На самом востоке России, на полуострове Камчатка, наступило утро. По берегу моря бродила пожилая медведица Аксинья Потапов-на. Обнюхивала длинные водоросли на чёрном песке, разгрызала ракушки. Желтоносые чайки семенили на перепончатых лапках чуть поодаль и ругались писклявыми голосами:

— Чего наш берег объедаешь, прожора лохматая! Иди к себе в лес!

Медведица не слушала чаек, а время от времени вглядывалась в море, приставив ко лбу лапу:

— Ну и где же он? Жду, жду. Чужой берег, понимаешь ли, объедаю…

И вот на глади моря вздулся огромный блестящий пузырь. Тут же вода с него с шумом скатилась, и над волнами повисло что-то невиданное, по форме как шляпка великанского гриба, цветом небесно-морское. Чайки с воплями разлетелись в разные стороны, а медведица запрыгала и замахала приветственно:

— Я здесь, я здесь!

Как вы догадываетесь, странным объектом, перепугавшим чаек, была «Медведуза», летающая и плавающая живая машина. Она качнулась в воздухе, словно кивнула Аксинье Потаповне, и бесшумно перенеслась на полянку у края ольховых зарослей. Медведица, забыв о солидности, помчалась туда, прыгая через ягодные кустики.

Из «Медведузы» уже выбрался на травку Зелёный Медведь и с наслаждением потягивался, словно кот.

— Здравствуй, Потаповна, — сказал он. — Ух, как же у вас тут свежо, хорошо. Сам бы остался, да работа.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.