Тело мое - мной любимое

Дэс Владимир

Жанр: Рассказ  Проза    Автор: Дэс Владимир   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тело мое - мной любимое ( Дэс Владимир)

Владимир Дэс

Тело мое – мной любимое

Все началось с того, что я сам себе специально отрубил большой палец на левой ноге.

Достал он меня.

Вернее, даже не весь палец, а ноготь.

Врастает и врастает в края пальца.

А от этого жизнь моя стала мучительной и неудобной.

Палец и кровоточит, и ноет, и в ботинке за все задевает и болит, болит, болит.

Пришлось даже ботинок на левую ногу купить размера на четыре больше чем на правую.

Но и это не спасало от неудобств. Дважды рвали мне этот ноготь хирурги, но он, подлец, снова и снова врастал в палец.

Я понял, что ноготь этот – из упрямых: что-то там у них с пальцем не заладилось, вот он и мучает палец, врастает и врастает в него, а заодно терзает и меня.

Ходить стало невозможно, а значит, и жить.

И тогда я, как человек решительный, решил не разбираться, кто у них там прав, а кто виноват – палец ли, ноготь ли, – а взял топор и отрубил их обоих – отлучил от тела навсегда.

И предупредил все прочие органы:

– Если хотите жить, так служите мне как следует, а нет – будете валяться на помойке, как эти два сварливых идиота.

Поначалу это, похоже, подействовало.

То, что осталось от пальца, быстро зажило, и даже появилось что-то вроде ногтя, правда, маленького, но вполне смирного.

Какое-то время я чувствовал себя просто прекрасно: в моем теле ничто не болело, не беспокоило, не ныло.

Ну и тут я, конечно, начал понемногу злоупотреблять доверием своих органов.

Не всех, конечно, а некоторых.

Но взбунтовались они почему-то все разом или почти все.

В общем, так: я потихоньку начал заливать себя убойными дозами алкоголя и забивать кровь всякой дымно-табачной гадостью. На сто процентов был уверен, что после наказания ногтя ничего плохого не случится, буду просыпаться и жить, как розовый младенец, здоровенький и чистенький.

Несколько дней все шло хорошо.

Думаю: «Ага, правильная тактика. Боятся!»

Что ж, увеличиваю дозы, посмеиваясь над трясущимися по утрам друзьями-собутыльниками.

Но как-то поутру, после очередного, смертельного для любого другого вливания чего-то среднего между вином, мочой и денатуратом, чувствую: что-то печень начала потихоньку сердиться, а после пятой за день пачки каких-то папуасско-мозамбикских сигарет и зубы стали темнеть.

Ничего, думаю, обойдется.

Похлопал по печени ладонью – молчи, мол, старая б…ь, – и опять в пивную.

Зубы, правда, прополоскал свежей водкой. Посмотрел на их отражение в пивной кружке, клацнул и погрозил им пальцем – глядите, мол, у меня. Я тут с дантистом одним познакомился – хоть руки у него и трясутся, но ходит всегда со щипцами в кармане. Быстро вас повыдергает, и отправитесь на помойку, как ноготь с пальцем. Несколько дней было тихо.

И печень молчит, и зубы опять, как у молодого негра, – белые до голубизны.

Думаю: «Победа! Напугал я их здорово».

И – опять вперед во все тяжкие, удила закусивши. Стал экспериментировать с женским полом в том же ключе, как пил и курил.

Но вот однажды просыпаюсь, встаю.

Встать-то встал, но тут же и упал.

Тело мое не работало. Все, целиком.

То есть работало, но кое-как, по принципу «если ты проснулся и у тебя ничего не болит, значит, ты уже умер».

Руки и ноги тряслись, как в лихорадке.

В горле свистело.

Зубы почернели и вдобавок шатались, как пьяные.

Глаза косили, и от этого все вокруг двоилось и троилось.

Сердце билось через раз.

Печень кричала, нет, орала, и казалось, что вот-вот взорвется.

Голова напоминала шаровую молнию.

Даже уши, мои невинные уши, и те скрутились в трубочки.

От этого внезапного бунта душа моя безысходно зарыдала – ей страшна была мысль, что тело, примерно наказав меня, и ее, бедную мою душу, покинет меня.

И тут я взмолился: «Погодите! Простите Христа ради, не буду больше! Тело мое, я люблю тебя! Я не буду больше тебя мучить. Клянусь, больше никаких экспериментов. Только во благо, только в твою пользу!»

Выговорить это вслух я, конечно, был не в состоянии.

Выговорилось все это где-то там, на уровне подсознания.

И тело мое мне поверило. Пожалело мою душу.

Боли стали проходить.

Все функции стали восстанавливаться и вскоре вернулись к норме.

И посмотрите на меня теперь: мне уже давно за сто, а кто мне даст больше тридцати? Ни обижать, ни, тем более, насиловать своих друзей, собранных воедино в моем теле, я себе не позволяю.

Только во благо.

Только во здравие.

Вот потому тело мое и в следующие лет сто умирать не собирается.

Алфавит

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.