Пять похищенных монахов. Приключения Васи Куролесова

Коваль Юрий Иосифович

Жанр: Детские остросюжетные  Детские    1977 год   Автор: Коваль Юрий Иосифович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пять похищенных монахов. Приключения Васи Куролесова ( Коваль Юрий Иосифович)

Об этой книге и её авторе

«Что мне нравится в чёрных лебедях, так это их красный нос» — так начинается повесть Юрия Коваля «Приключения Васи Куролесова». Начало, как видите, необычное — неожиданное. И вся повесть столь же необычна, но не следует думать, что в ней рассказывается о чёрных лебедях и их носах…

Нет, эта книжка о молодом пареньке Васе Куролесове и удивительных приключениях в его жизни, начавшихся с того, что он поехал на рынок покупать поросят, а затем… Впрочем, не будем пересказывать повесть. Ведь многие ребята хорошо знают, что случилось с Васей, они читали книгу «Приключения Васи Куролесова», которая вышла в издательстве «Детская литература» ещё несколько лет тому назад.

Повесть сразу понравилась читателям и стала широкоизвестной. Понравилась она ребятам не только нашей страны, её читают сейчас на болгарском, английском, немецком, датском, итальянском, норвежском, чешском и других языках.

Автору было жаль расставаться со своим героем, и он написал новую повесть — «Пять похищенных монахов». Но здесь Вася Куролесов уже не главное действующее лицо. Герои повести мальчишки: Крендель и его младший брат Юрка.

Эти ребята очень дружны между собой, отважны, справедливы и…немногословны. Немногословен и автор, когда надо сказать о достоинствах этих героев. Всё их поведение в истории с «монахами» убеждает в том, что они хорошие ребята.

«Пять похищенных монахов» — повесть в своём роде детективная. В ней показаны преступники — Похититель, бандит Моня Кожаный, некий гражданин Никифоров и другие. По-моему, самый страшный из них — гражданин Никифоров. Он не совершает явного преступления, но живёт с нечистой, неспокойной совестью. Гражданин Никифоров — это собственник и приспособленец. Именно против таких людей и направлено перо автора.

Ироническое отношение ко всему, что расходится с понятием нашей морали, доброта к людям, ко всему живому пронизывает эту книгу Юрия Коваля, равно как и те его книги, которые мы давно знаем и любим, — повести и рассказы «Алый», «Чистый Дор», «Листобой», «Кепка с карасями», «Недопёсок».

Мне хочется пожелать успеха новой книжке Юрия Коваля, отмеченной ярким дарованием её автора.

Сергей Михалков

Приключения Васи Куролесова

Что мне нравится в чёрных лебедях, так это их красный нос.

Впрочем, к нашему рассказу это не имеет никакого отношения. Хотя в тот вечер я сидел на лавочке у Чистых прудов и смотрел как раз на чёрных лебедей. Солнце укатилось за почтамт.

В кинотеатре «Колизей» грянул весёлый марш и тут же сменился пулемётной очередью.

Из стеклянного кафе вышел молодой человек и, распугивая с асфальта сизарей, направился прямо к моей скамейке. Усевшись рядом, он достал из кармана часы-луковицу, больше похожие на репу, щёлкнул крышкой, и в тот же миг раздалась мелодия:

Я люблю тебя, жизнь, И надеюсь, что это взаимно…

Скосив глаза, я глянул на часы и увидел надпись, искусно вырезанную на крышке:

За храбрость.

Под надписью был нацарапан маленький поросёнок.

Между тем неизвестный захлопнул крышку часов и сказал себе под нос: — Без двадцати девятнадцать. — Сколько?

— Без двадцати девятнадцать. Или восемнадцать часов сорок минут. А что?

Передо мной сидел молодой парень, худой, широкоплечий. Нос у него был несколько великоват, глаза прищуренные, а щёки загорелые и крепкие, как грецкий орех.

— Где же вы достали такие часики? — завистливо спросил я.

— Да так, купил по случаю. В одном магазинчике.

Это была, конечно, ерунда. Часы с надписью «За храбрость» не продаются. Неизвестный просто не хотел рассказывать, за что его наградили часами. Он стеснялся.

— Что мне нравится в чёрных лебедях, — сказал я дружелюбно, — так это их красный нос. Владелец часов засмеялся.

— А мне, — сказал он, — чёрные лебеди вообще не нравятся. Лебедь должен быть белым. Слово за слово — мы разговорились.

— Интересно, — толковал я, — почему это у вас на часах поросёнок нарисован?

— Да это так просто — шутка. Ничего интересного. — Ну, а всё-таки?

— Дело давнее. Я ведь тогда жил ещё у мамы. В деревне Сычи. — Ну и что там произошло? — Да ничего особенного…

Часть первая

Усы и поросята

Глава первая. В деревне Сычи

Вместе со своей мамой Евлампьевной жил Вася в деревне Сычи.

Мама Евлампьевна держала кур с петухом и уток, а Вася учился на механизатора.

Как-то весной, в начале мая, мама Евлампьевна и говорит Васе:

— Васьк, кур у нас много. И утки есть. А вот поросят нету. Не купить ли?

— Мам, — говорит Вася, — на что нам поросята? Вырастут — свиньями станут. В грязи будут валяться. Противно-то как.

— Васьк, — говорит Евлампьевна, — да пусть валяются, тебе-то чего? Давай купим!

— Мам, — говорит Вася, — да ну их! Хрюкать начнут — отбою от них не будет.

— Васьк, — говорит Евлампьевна, — да много ли тебе надо отбою! Похрюкают и перестанут. А мы их будем помойкой кормить.

Они поговорили ещё и решили всё-таки купить двух поросят.

И в выходной день Вася взял мешок из-под картошки, вытряхнул из него пыль и поехал на рынок в районный центр. В город Карманов.

Глава вторая. Тёртый калач

А народу на рынке было полно.

У ворот, на которых написано было: «Карманов-ский колхозный рынок», стояли женщины, толстые и румяные. Они продавали с рук цветные платки и белое бельё.

— Купи! — кричали они Васе. — Купи платок — чистый кумак! Вася только проталкивался через толпу.

Он увидел, что рынок стоит во дворе бывшего монастыря, весь обнесён каменной стеной, а по углам — башни с резными крестами.

— А вот стекло двойное бэмское! — кричал у входа стекольщик, который боялся со своим товаром лезть в середину рынка.

Вместе с толпой Вася прошёл в ворота, и сразу же под нос ему сунулось блюдо с красными варёными раками. Раки были кривобокими, с перепутанными клешнями. Их усы свешивались с блюда, как соломины.

— А ну! — крикнул Вася продавцу раков. — Сторонись, раковщик!

За раковщиком пошла сразу рыба. Некрасивый дядя вытаскивал из корзины лобастых язей, надавливал им на пузо. Язи открывали рот и делали «хм». И дядя бросал язя в корзину, в которой были и другие язи, переложенные крапивой.

Вася то застревал в толпе, то прокапывался дальше. Развернулись перед ним морковь и петрушка, зелёный лук — веником, репчатый — косицами.

— Каротель! Каротель! — покрикивала женщина-морковница. — Ре-па! — ухал парень-долговяз.

Прохожие покупатели хватали-покупали, кому чего в голову взбредёт: кому — репа, кому — рыба, кому — каротель.

«А мне бы поросят, — думал Вася. — Только где же они?»

В самом углу рынка, под башней, Вася увидел, что искал. Здесь продавали кур, гусей, телят — всякую живность. И поросят было много.

Вася долго подыскивал подходящих, не очень маленьких, да и не слишком больших. «Мне бы средних, — думал он. — И покрепче!» Наконец у одного черноусого мужичишки Вася увидел парочку поросят.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.