Подъем Китая

Медведев Рой Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подъем Китая (Медведев Рой)

Рой Медведев

Подъем Китая

Предисловие

Шестьдесят лет назад вместе с группой комсомольцев – активистов Ленинградского университета я пришел в гости к молодым китайским студентам, которые приехали к нам в Ленинград, чтобы изучать как русский язык, так и премудрости марксистской философии. Мы пришли, чтобы поздравить китайских комсомольцев с освобождением Шанхая. Это событие, произошедшее в самом конце мая 1949 года, произвело на всех нас очень большое впечатление: под фотографией, которую мы могли видеть в газетах, была подпись: «Кавалерия НОА вступает в Шанхай». А еще через несколько месяцев и в более торжественной обстановке мы отмечали образование Китайской Народной Республики, провозглашение которой состоялось в Пекине на площади Тяньаньмэнь 1 октября 1949 года.

На Восточном факультете ЛГУ уже тогда как преподаватели, так и студенты старших курсов начали делать переводы статей и выступлений Мао Цзэдуна, Лю Шаоци, Чжоу Эньлая. Мы, студенты исторического и философского факультетов, читали эти тексты с огромным интересом. По этим машинописным или даже рукописным материалам я готовил в 1951 году свою дипломную работу «Особенности китайской революции». Так же называлась и моя первая книга, которую я написал, но не сумел издать в середине 1950-х годов. В Китае еще в самом начале 1980-х годов были изданы «для научных библиотек» многие из моих книг – о Сталине и сталинизме, о Хрущеве, «Книга о социалистической демократии», «Они окружали Сталина». Я дважды посещал Китай с продолжительными визитами и по приглашению очень авторитетных инстанций. Мне удалось многое здесь повидать в 1992 и 2002 годах, а также выступить с докладами в самых различных аудиториях и в разных городах страны. У меня имеется много причин и поводов, чтобы радоваться успехам Китая, равных которым в истекшие 60 лет не добилась ни одна страна в мире.

Эти успехи стали особенно наглядными в 2008–2010 годах, когда весь мир потрясли удары мирового экономического и финансового кризиса. Многие эксперты не без основания считают, что в ближайшие годы именно Китай может стать главным локомотивом мировой экономики и мировой торговли.

Начав свою творческую жизнь книгой о Китае, я в течение всей последующей жизни продолжал внимательно наблюдать за событиями в этой великой стране. Результатом этих наблюдений и анализа стала моя книга «Китай после смерти Мао Цзэдуна. Стратегический треугольник: СССР, США и Китай», которая вышла в свет в 1986 году, но только в переводе на английский язык (Roy Medvedev. China and the Superpowers: Basil Blackvel. 1986. Oxford. New York). В период с 1985 по 2005 год были опубликованы около десяти моих статей о Китае, а также очерк «Хрущев и Мао Цзэдун» – как в советской и российской, так и в итальянской левой печати. В предлагаемой читателям книге я хотел бы подвести итог своим размышлениям о судьбах Китая, успехи которого радуют всех людей, разделяющих идеалы и ценности социальной справедливости и интернационализма.

I. Китай выходит вперед

Китай в 1970-1980-x годах

Еще в середине 1970-х годов Китай являлся не только одной из самых отсталых и бедных, но также одной из самых закрытых для внешнего мира стран Азии. Основу промышленности Китая составляли к началу 1980-х годов несколько сот крупных предприятий, построенных в 1950-е годы при техническом содействии Советского Союза. Эти предприятия уже устарели, но доступа к новым технологиям у тоталитарной коммунистической страны, каким был в то время Китай, не имелось ни в западных странах, ни в странах советского блока. Крайне низкой была в Китае и производительность труда как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.

После смерти Мао Цзэдуна в сентябре 1976 года Китай оказался в состоянии социально-политического кризиса, реально угрожавшего единству страны и общества. Элита страны была расколота, а народ деморализован. Эти угрозы удалось преодолеть 74-летнему Дэн Сяопину и его ближайшим соратникам, которые сумели консолидировать в своих руках власть в стране, в партии и в армии и начать проведение весьма радикальных, но в то же время осторожных экономических реформ, главным образом в сельском хозяйстве.

В 70-е годы трудно было судить о состоянии китайской экономики, так как здесь перестали публиковать многие данные о положении дел в стране.

Только в 1980 году китайская печать после долгого перерыва начала публиковать данные о величине национального дохода страны и о других результатах народнохозяйственной деятельности. По данным ГСУ КНР, национальный доход Китая определялся по итогам 1980 года в 366,7 млрд юаней при курсе в 3,7 юаня за один доллар. Размер национального дохода в расчете на душу населения определялся тогда в 213–223 доллара, что ставило Китай по этому показателю на одно из последних мест в мире (Китайская Народная Республика в 1980 году. Ежегодник АН СССР. Институт Дальнего Востока. M., 1984).

На рубеже тысячелетий

Начиная свои реформы, Дэн Сяопин призвал страну увеличить ВВП Китая в два раза в ближайшие 10 лет и в 4 раза к концу столетия. Большая часть наблюдателей, в том числе и в России, отнеслись к этим планам в начале 1980-х годов весьма сдержанно или даже скептически. Однако все эти планы были успешно выполнены, а по многим направлениям и перевыполнены. В 1990 году ВВП Китая в расчете на душу населения достиг 450 долларов. Еще через две пятилетки эти показатели снова удвоились. В 2000 году ВВП Китая достиг одного триллиона долларов и в расчете на душу населения оценивался в 850 долларов. Экспорт Китая достиг в 2000 году 280 млрд долларов, а импорт составил 251 млрд долларов. Внешний долг Китая составлял в 2000 году 150 млрд долларов, а валютные резервы – 172 млрд долларов. Прямые иностранные инвестиции в экономику Китая оценивались в 2000 году в 38,4 млрд долларов. Курс юаня по отношению к доллару составлял в этом же году 8,3 юаня за один доллар (Вся экономика планеты в цифрах и фактах. Справочник. М., 2004. С. 191–192). Для Китая это были весьма значительные цифры, и они свидетельствовали о больших успехах страны. Однако они казались не особенно внушительными по сравнению с основными показателями экономического развития главных стран Запада, и в первую очередь США. ВВП Соединенных Штатов составил в 2000 году 8,35 трлн долларов и в расчете на душу населения превысил сумму в 30 тыс. долларов. Экспорт США составлял тогда 1,1 трлн долларов, а импорт приблизился к сумме в 1,45 трлн долларов. Прямые иностранные инвестиции в экономику США достигли в 2000 году цифры в 290 млрд долларов (там же, с. 496–497). Внешний долг США уже тогда исчислялся триллионами долларов, но Америка аккуратно и исправно обслуживала этот долг, и ее кредиторы не испытывали на этот счет никакого беспокойства.

На рубеже двух тысячелетий и двух столетий как лидерство, так и гегемония США в мире казались незыблемыми. Соединенные Штаты являлись тогда единственной сверхдержавой в мире и не сомневались в своем праве руководить делами всего мира. Формулируя свой шокирующий тезис о «конце истории», американский профессор-футуролог Фрэнсис Фукуяма прямо заявлял, что в мире больше не осталось жизнеспособных альтернатив западному либерализму, возглавляемому США (F. Fukuyama. The End of History and the Last Man. N.Y. 1992). Этот вывод с воодушевлением был поддержан большинством американской интеллектуальной элиты. «Франция владела семнадцатым столетием, Британия – девятнадцатым, а Америка – двадцатым. И она же будет владеть двадцать первым веком. Ибо Соединенные Штаты вступают в XXI век как страна несравненной мощи и процветания, как опора безопасности, как благотворная сила. Именно США будут руководить эволюцией мировой системы в эпоху огромных перемен». Я объединил в этой цитате фразы из двух статей двух ведущих американских журналов, вышедших в свет в самом начале 2000 года (см. Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. М., 2002. С. 27).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.