Диктатура Гурова

Макеев Алексей Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Диктатура Гурова (Макеев Алексей)

Диктатура Гурова

Мечтать не вредно – это знают все. А вот полковники-«важняки» Лев Иванович Гуров и Станислав Васильевич Крячко на собственном горьком опыте убедились, что еще и бесполезно. Так стоит ли травить себе душу надеждами провести приближающиеся майские праздники на даче у Стаса, если в любой момент где-то кого-то убьют или еще что-то случится и их сорвут с любого отдыха? Вот и этим апрельским днем они просто сидели и работали, потому что писанины набралось выше крыши, только куда же без нее?

Гуров с момента появления в России сотовых телефонов имел два мобильника: один – для дел повседневных, а второй, зарегистрированный на доверенного человека, – для особой связи. И сейчас он недовольно поморщился, услышав, как затрезвонил именно второй. Посмотрев на входящий номер, он увидел, что это Рыбовод, как они называли за глаза заместителя своего министра из-за стоявшего у него в кабинете большого аквариума с рыбками.

– Гуров! Я тебя прошу немедленно приехать ко мне домой! – приказным тоном «попросил» тот.

– Что-то случилось, Андрей Сергеевич? – спросил Лев, хотя и так было понятно, что не на чай с плюшками его приглашают.

– Саша прилетел, – кратко, но исчерпывающе ответил замминистра.

– Уже выезжаю, – пообещал Лев.

Не успел он отключить телефон, как Крячко язвительно заметил:

– Господи! С каким великим человеком я в одном кабинете сижу! Сам замминистра к нему запросто напрямую обращается. Ну почему у меня таких друзей нет?

– Стас! Он ко мне не обращается, а запросто выдергивает с работы со своекорыстным интересом! – поправил его Гуров и объяснил: – В Новоленске опять что-то стряслось, раз Саша прямиком к нему отправился.

– А куда ему еще идти, если не к дяде собственной жены? – удивился Крячко. – Не к Орлову же! Он с ним даже не знаком. И потом, Петр своей властью нас туда откомандировать не сможет, тут распоряжение сверху должно быть. Видимо, действительно что-то серьезное там произошло, – вздохнул он. – И чего мужикам спокойно не живется?

– Они бы и рады, да только кто бы им дал, – усмехнулся Лев. – Ты, Стас, заканчивай уж всю писанину один, а я поеду и узнаю, что нам с тобой судьба в лице Романова на этот раз приготовила.

– Майские праздники в Якутии, что же еще? – хмыкнул Стас. – Нет, я, конечно, буду только рад лишний раз с мужиками повидаться, но, как говорится, лучше уж вы к нам!

Гуров был уже возле двери, когда его остановил вопрос Крячко:

– Лева! Орлову сообщить, что тебя Рыбовод дернул?

– Думаю, Петр уже распорядился, чтобы нам командировочные удостоверения выписали и все остальное приготовили, – не поворачиваясь, ответил Гуров и вышел.

Генерал-майор Петр Николаевич Орлов был начальником Гурова и Крячко, а еще третьим и самым старшим в этой компании друзей. А человек, фамильярно именуемый ими Сашей, был губернатором Новоленской области Александром Александровичем Романовым, которого они оба прекрасно знали. Правил тот не очень давно, сменив на этом посту своего тестя, а остальные мужики в этой тесной сибирской компании занимали ключевые позиции в регионе и держали его в ежовых рукавицах, против чего никто не возражал – глупо кусать руку, которая тебя кормит, поит, одевает, обувает и защищает от всевозможных бед.

Приехав по знакомому адресу в Новых Черемушках, Лев поднялся в квартиру замминистра, и дверь ему открыл Саша, объяснив:

– Тетя Лиза в магазин ушла. Пошли на кухню!

«И почему всегда все серьезные разговоры в России происходят именно в кухне? Наверное, это еще одна тайна загадочной русской души», – мысленно усмехнулся Гуров, но, присмотревшись к озабоченному лицу Романова, понял, что тому не до смеха.

– Привет, Саша! – сказал Лев, садясь к столу. – Рассказывай, что стряслось!

– А то, что у нас в городе что ни день, то новая напасть, – буркнул тот.

– Ну, излагай все с самого начала, – потребовал Лев.

Романов задумался, глядя в окно, а потом достал пачку сигарет и закурил.

– Саша! Ты же не куришь! – удивился Гуров.

– От такой жизни я скоро и пить начну, – хмуро заметил тот, а потом, пожав плечами, недоуменно сказал: – Знаешь, Лева, все как-то так сразу началось.

– Ох, Саша-Саша! – вздохнул Лев. – Когда все вот так обвально начинается, этому предшествует длительная подготовка, которую вы все благополучно прошляпили!

– Что ты от нас хочешь? – взвился Романов – видно, нервишки уже начали пошаливать. – Ты же Афоню видел! Предан, как собака! Что правда, то правда! Только если вот здесь, – он постучал себя по лбу, – нет, то в лавочке не купишь!

Афанасий Семенович Кедров был начальником областного управления внутренних дел, поставленным на эту должность по причине безоглядной личной преданности, потому что других достоинств за ним не водилось.

– Ты же к нам начальником пойти отказался! И Стас – тоже! – продолжал бушевать Саша. – Только напоминаю, вы обещали, если что-то случится, прилететь и помочь! Или ты забыл?

– Все помню, – кивнул ему Гуров. – Но я пока не знаю, в чем проблема.

– Да все кувырком пошло, – горестно махнул рукой Романов.

– Ладно, давай я начну, – предложил Лев. – Так, ты царствуешь с сентября. А поскольку губернатор не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью, кто вместо тебя сейчас возглавляет Новоленское отделение ЗАО «Сибирь-матушка»?

– Степка Савельев, – ответил Саша. – Он к нам после Нового года перебрался. Но он только лесом и пушниной занимается, потому что теплицы и оранжереи – это уже мое собственное и к нашей фирме отношения не имеют. Мы ему бывший губернаторский дом во временное пользование отдали, все равно ведь пустует.

– Степан в Якутии, – усмехнулся Гуров. – Надо же, как жизнь человека кидает! Родился в Средней Азии, младенцем был перевезен в Астрахань, уже в относительно зрелом возрасте переехал с родными к наконец-то нашедшемуся отцу в Москву, а теперь вот – Сибирь! Чего же его туда потянуло?

– А черт его знает, чего ему в столице не жилось? Сказал, что отец в его годы уже свой собственный бизнес создал, а он в Москве дурью мается! Вот и решили дать ему возможность потренироваться на кошечках.

– Ну и как? Справляется? – поинтересовался Лев.

– Дело я поставил так, что теперь за ним только следить и остается, и нужно очень сильно постараться, чтобы что-то завалить, – сказал он, но тон его Гурову не понравился, и он вцепился в Сашу мертвой хваткой.

– А ну, давай начистоту! Что с парнем не так?

– Видишь ли, Лева, мы ведь, когда свое дело создавали, не только деньги и силы, но и душу в него вкладывали, да и потом так же относились. А он просто повинность отбывает. Не его это, понимаешь? – в сердцах ответил Саша. – Я уже и с его отцом, и с остальными разговаривал, и все согласились, что надо его менять. Пусть в Москву возвращается. Но вот где нового человека найти, чтобы хозяином стал настоящим и за дело болел, ума не приложу.

– Ну, с работой понятно, а в остальном как он?

– К нам он ко всем со всем возможным уважением. Мы его в свой круг ввели – Колькин же сын, не чужак со стороны. Ему сначала все интересно было, он у всех на производстве побывал, всю область объездил. Мы его с детьми познакомили – он же к ним по возрасту ближе, не с нами же, стариками, ему сидеть. Он начал было с ними общаться, даже подружился кое с кем, на охоту вместе ездили, в баню ходили, а потом вдруг откололся и стал особняком держаться.

– А-а-а! Так вам просто не удалось еще один династический брак заключить, – рассмеялся Лев. – У кого там дочки незамужние остались?

– У Витальки младшая и у Матвея средняя еще не пристроены, только при чем тут династический брак? – удивился Романов.

– Ну как же? Деньги должны жениться на деньгах и рождать деньги, – перефразировал Гуров известное выражение. – То-то у вас все отцы города между собой в родстве. Только не пойму я, их дети добровольно на такие браки соглашаются или под угрозой лишения наследства? А как же любовь?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.