На грани срыва. Что будет делать Путин?

Мухин Алексей Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На грани срыва. Что будет делать Путин? (Мухин Алексей)

Введение

Однажды за столом одного из московских ресторанов, во время делового ланча, родилась идея - почему бы в ответ на тезис «Путин должен уйти!» не предложить антитезис: «Новый Путин»?

Тем более оказалось, что формат т. н. «властного тандема» сохранен: Владимир Путин публично подтвердил актуальность договоренностей между ним и Дмитрием Медведевым относительно консультаций по поводу формирования нового правительства и роли «пока еще президента» в нем.

В этом контексте Путиным были произнесены фразы, вызвавшие серьезное неудовольствие т. н. «рассерженных горожан»: «...как мы и договаривались ранее». Так что формирование нового состава правительства (с сохранением в кабинете «аллергеннных министров») и премьерство Медведева, при умелой раскрутке, будет перманентной причиной новых протестных выступлений и, что более важно - причиной недовольства групп влияния вокруг Путина, оказавшегося в ловушке данного им слова.

В этой конфигурации логично, если Медведев может в перспективе возглавить партию «Единая Россия» (или как бы она не называлась в дальнейшем), а Путин сосредоточится на строительстве новой структуры - Народного фронта.

Настоящей проблемой для Путина, конечно, не выступления «рассерженных», а взаимоотношения с его ближайшим окружением: до 2012 года он был для них «драйвером», двигавшим рост их благосостояния и влиятельности; теперь же, избранный на третий президентский срок, Путин станет для них естественным ограничителем. Он будет вынужден лимитировать и обогащение, и рост политического влияния своих друзей и соратников, чтобы сохранить устойчивость и равновесие в созданной им системе.

В сочетании с амбициями каждого из друзей Путина, такой «коктейль» даст взрывоопасный эффект. Помимо этого, опора на бюрократию, как политический класс привела к такому разрастанию коррупции, что дальнейшее политическое и экономическое развитие страны оказалось крайне затруднено.

Вот и получается, что Путин будет вынужден опираться в дальнейшем на другие, отличные от бюрократии группы, причем, упор будет сделан на т. н. «широкие слои населения» и даже, возможно, социально ущемленные классы.

Одним из первых «повстанцев» в ближайшем окружении Путина стал, как понятно, Алексей Кудрин, который, после объявления о «рокировке» 24 сентября 2011 года, прямо объявил о своем нежелании работать в новом правительстве под руководством Медведева. Сначала наблюдатели подумали о новой игре в оппозиционность, однако позже стало понятным: Кудрин протестует всерьез - он даже начал продвигать идею создания фонда поддержки гражданских инициатив, идеи, которая в принципе не может понравиться Путину. По сути же, Кудрин пока повторяет политическую траекторию Михаила Касьянова, потерявшего пост премьера в 2003 году и вынужденно, на наш взгляд, ставшего оппозиционером.

Разочарование своим соратником Путин скрыть не смог. Вероятно, он планировал ввести Кудрина в качестве первого вице-премьера в состав кабинета министров Медведева для создания последнему аппаратного противовеса (оба, напомним, являются мощными аппаратными игроками). Однако бывший минфин в правительство Медведева входить раз за разом резко отказывался и, в результате, «поломал» ВВП игру. В будущем, скорее всего, эта позиция Кудрина сыграет в его судьбе роковую роль.

Отношения Путина с «правящей партией», «Единой Россией», также развиваются непросто.

Успех ЕР на прошедших в декабре 2011 года выборах в Кос. Думу (49%) складывался из ее неофициального рейтинга «партии власти» (35%), административного ресурса (15%) -по некоторым субъективным оценкам. На тех выборах личный политический вклад Путина в партийную «кассу» (+15%) был исключен из голосования за ЕР и, за его вычетом, партия получила тот же результат, что и на предыдущих выборах (64%, напомним).

Плохими новостями для Медведева стало то, что его участие в избирательной кампании ничего партии не прибавило. Это заставило подозревать, что личный политический рейтинг «пока еще президента» в ходе парламентских выборов стремился к нулю.

Похоже было, что Путин разыграл ту же партию, что и в 2003 году. Тогда он прибавил 30% к голосам, отданным за него в 2000 году, отправив под стражу Михаила Ходорковского. А в 2011 году своего поста лишился основной путинский конкурент (по политическому весу) Кудрин, устраненный, кстати, руками Медведева, а затем, как мы упомянули уже, сошла на нет политическая карьера и самого Медведева: когда Путин огласил выдвижение президента № 1 в списке ЕР и кандидатом в премьеры, он, тем самым, де-факто уничтожил медведевский личный рейтинг.

Но уходить с поста лидера ЕР представляется довольно рискованным: все еще непонятно, как поведет себя партия, лишившись Путина-лидера и, что еще более важно -как поведет себя Медведев, оказавшись во главе это структуры.

А пока Дмитрий Анатольевич уже начал «хлопать дверями»: на своем последнем в ранге президента РФ саммите Евросоюза он предельно грубо высказался в адрес европейских чиновников, некоторые из которых призвали произвести перевыборы российской Кос. Думы (дескать, не ваше дело!).

Скорее всего, это был тот самый случай, когда президент решил дать понять европейским элитам, что он имеет своенравный характер и что его не устраивает, когда его считают Putin's lapdog. В ответ Страсбургский суд тут же принял в производство иск Грузии к России (за август 2008 года), который ранее отказывался принять.

Косвенно подтверждая гипотезу о своих «единороссовских» перспективах на внутриполитическом векторе Медведев продолжил укреплять связи с ними (в Горках регулярно проходили совещания, на которых обсуждались кандидатуры партии на ключевые посты в Гос. Думе, утверждались списки кандидатов в губернаторы).

Путин же в этот период продолжил формировать структуру т. н. Объединенного народного фронта, напомним, затребовав у ЕР 35% квоту для «фронтовиков» в Гос. Думе. При этом, он, проведя очередную «прямую линию» через СМИ с населением страны, в очередной раз показал свои способности полемиста. Впрочем, в процессе ответа на вопрос «кто Ваш главный враг на выборах?» (имелись в виду президентские выборы-2012), он признался, что его главный враг - он сам. То есть, по сути, Путину действительно мог помешать его демонический образ, который создается его врагами.

Популярный на тот период лозунг «Россия без Путина» - в общем, был воспринят больше интернет-сообществом, так как был абсолютно деструктивен. Если бы можно было исключить ВВП из политического контекста, вся система теряла смысл и рисковала рассыпаться прямо по ходу избирательного процесса. Помимо этого, было совершенно непонятно - с какой такой радости «Путин должен уйти!».

Консервативный Путин успешно конкурировал с оппозицией, которая его жестко критиковала: в этом и была суть политических процессов того периода. В результате, политическая система, под влиянием этой критики, начала меняться. Уход же Путина исключил сам предмет (причину) перемен, что, скорее всего, дестабилизировало всю систему целиком.

Оппоненты премьера в этом случае превратились бы в его «маленькие подобия» и довершили бы окончательное разрушение системы. Как следствие, в результате, возникла бы угроза развала России на сельскохозяйственный центр, исламский Кавказ и несколько сырьевых протекторатов (под контролем НАТО) на Урале, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Вполне вероятно, что такой план и существовал, но сбыться ему было не суждено.

В окружении Путина изменение ситуации вокруг него также улавливалось.

Например, появление на митинге протеста 24 декабря, как мы упоминали, Кудрина выявило новую тенденцию: переход в оппозицию позволил бы, с одной стороны, сохранить контроль над ситуацией и «по ту сторону баррикад», а, с другой - подчеркнуть неоднородность «питерской группы». Эта тенденция впервые проявилась, когда еще Сергей Миронов заговорил о своей оппозиционности, внутри фракции ЕР в нижней палате парламента была образована группа ОНФ, а Виктор Черкесов был избран в Кос. Думу по списку КПРФ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.