Вовка Веснушкин в стране заводных человечков

Медведев Валерий Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вовка Веснушкин в стране заводных человечков (Медведев Валерий)

День рождения

Вовка лежит с закрытыми глазами в теплой постели. Маленькое перышко вылезло из наволочки и щекочет ему нос. На душе у Вовки хорошо. Еще бы: вчера был день его рождения — веселый праздник.

В доме было очень много гостей, среди них Вовкины большие друзья — Игорь и Славка, и еще много других ребят, не считая девчонок. Бабушка весь день называла Вовку «виновником торжества» и не делала ему почти никаких замечаний.

Из всех вчерашних подарков больше других по душе Вовке пришелся папин подарок: заводной автомобиль с пружиной и часовым механизмом.

Автомобиль был покрыт ярко-красным лаком. За рулем сидел маленький железный человечек в шоферских очках, в черных жестяных перчатках с раструбами.

Человечек был совсем, как живой, а автомобиль был совершенно, как настоящий.

Весь день и весь вечер Вовка не расставался с автомобилем, он даже хотел взять его с собой в постель, но бабушка категорически запретила.

— Постель — не гараж, — сказала бабушка, отбирая игрушку и укладывая Вовку спать.

— Ты не устал? — спросила мама, укрывая Вовку одеялом.

— Ни чуточки! — сказал Вовка.

— А день рождения тебе понравился? — спросил папа.

— Очень! — сказал Вовка. — Завтра тоже будет день рождения?

— Нет, — сказал папа. — День рождения бывает один раз в году. Спи!

И Вовка уснул, правда, с очень большой неохотой.

Новые слова

Вовка всегда засыпал с большой неохотой, потому что он вообще не любил спать. В жизни на каждом шагу так много нового и интересного, а тут ложись в кровать, закрывай глаза и спи. Каждую ночь спи. А разве во сне что-нибудь узнаешь или увидишь новое? Да ни за что на свете! Днем — другое дело! Днем за один час можно сделать столько невероятных открытий, попасть в тысячи занятных историй, узнать тысячи новых слов!.. А Вовка очень любит узнавать всякие новые и непонятные слова. Поэтому к старшим он всегда пристает с одним и тем же вопросом: «А что это такое?» Или: «А как это называется?» Мама в таких случаях говорит: «Подрастешь — тогда все узнаешь!» А папа с ней не соглашается. Папа говорит: «Все узнаешь — тогда сразу подрастешь!» Вот Вовка и старается поскорее все узнать.

И папе это нравится. Он говорит: «Это хорошо, это — любознательность». А мама говорит, что задавать так много вопросов нехорошо, это — любопытство.

А сама тоже, когда читает книгу, любит задавать папе всякие вопросы, и папа всегда без запинки отвечает. Вовкин папа, наверное, знает все на свете. Он любит копаться в толстых и тяжелых книгах и часто разговаривает по телефону о каких-то непонятных, но очень интересных вещах. Чаще всяких других слов он произносит такие слова, которые Вовке даже не удается выговорить.

У мамы с бабушкой тоже, конечно, есть свои любимые слова и даже целые фразы. Только и слышит от них Вовка каждый день: «Пора домой! Пора обедать! Пора спать! Не ходи на улицу! Попадешь под трамвай! Не сиди на сквозняке! Ешь кашу! Мой руки! Чисть зубы! Пей молоко!..»

Ужасные слова! И как только маме с бабушкой не надоест повторять их каждый день!

Есть, конечно, любимые слова и у Вовки. (Солнце! Дождик! Ветер! Лужи! Мне не хочется… есть, спать, умываться… Я еще немного погуляю!.. Папа! Возьми меня с собой!..) Много у Вовки любимых слов, и с каждым днем их становится все больше. Вчера, например, к ним прибавилось еще два замечательных слова: «День рождения!..» и «Заводной автомобиль!»

Автомобиль сломался

— День рождения! День рождения!.. — крикнул Вовка, сбрасывая с себя одеяло. — Пироги и печенье!..

Спрыгнув с кровати, он подбежал к сложенным в углу игрушкам, схватил подаренную папой машину и несколько раз повернул ключ. Спрятанная в автомобильном корпусе пружина туго свернулась.

— А умываться кто будет? — раздался за спиной бабушкин голос.

Пришлось умыться.

— Теперь завтракать!

Пришлось позавтракать.

Наконец, со стола снята скатерть, и красный автомобиль закружился по столу.

— Не поцарапайся! — сказала бабушка, выглядывая из дверей. — Взял бы надувную лягушку…

— Лягушку! — рассердился Вовка. — Что я, маленький, с резиновыми игрушками возиться…

Бабушка ушла, продолжая что-то ворчать себе под нос, но Вовка уже давно ее не слушал, он смотрел во все глаза на заводной автомобиль, мчащийся кругами по столу.

— Скорей! Скорей! — торопил Вовка шофера, поправляя на голове воображаемую каску и размахивая воображаемым пожарным насосом. Эта торопливость была вполне понятна: Вова спешил на воображаемый пожар. Крутились колеса, свистел ветер, жужжала пружина. И не просто жужжала, она пела песенку, и если прислушаться повнимательнее, то можно разобрать даже слова этой песенки…

— Со стула не упади! — услышал Вова из-за двери бабушкин голос. Вова ничего не ответил бабушке, но на всякий случай вцепился руками в сиденье покрепче, потому что, по убеждению Вовки Веснушкина, его бабушка умеет предсказывать всякие неприятности.

Например: утром, после чая, Вова берет со стола чашку и начинает ее просто так вертеть в руках.

Бабушка говорит:

— Оставь чашку, разобьешь!

Вова и не собирался бить чашку, но она сама почему-то вдруг выскальзывает из его рук и разбивается.

— Не трогай чернильницу, — предупреждает бабушка Вову, — зальешь скатерть…

И чернильница почему-то вырывается из Вовиных ладошек — и вот заливает стол, покрытый скатертью.

Как можно угадать наперед, что случится, оставалось для маленького Весну шкина загадкой.

Так и на этот раз. Не успела бабушка сказать: «Со стула не упади!» — как красный автомобиль, сделав резкий поворот, слетел со стола и брякнулся на пол. Вовка хотел подхватить его на лету, но не удержался и полетел вместе со стулом на паркет. Раздались звон, треск, гром. В комнату со словами: «Ах, ты, наказанье!» — влетела бабушка и стала так переживать, как будто вдребезги разбился не заводной автомобиль, а сам Вовка. А на самом деле Вовка был цел и невредим, зато у машины отлетели два колеса, разбилось стекло и, главное, перестала заводиться пружина.

Не обращая никакого внимания на бабушкино ворчанье, Вова достал из папиного шкафчика автомобильные инструменты и хотел приняться за ремонт, но бабушка не разрешила.

— Еще чего! — сказала она, отбирая молоток и отвертку. — Придет отец и починит! Говорила, лучше лягушку надувай!..

Бабушка забрала с собой инструменты и ушла, а Вовка остался сидеть на полу. Он сидел и думал: «Как же все-таки починить машину к папиному приходу?..»

Все обыкновенное становится необыкновенным

Вовка наморщил лоб и нахмурился. (Так всегда делал папа, когда обдумывал что-нибудь очень серьезное. Еще у него была привычка гладить усы и ершить прическу.) Вовка одной рукой потрогал верхнюю губу, другую запустил в волосы. Все в порядке! Теперь можно принять какое-нибудь решение… Но в это время он услышал какие-то странные звуки. Под столом, где валялся сломанный заводной автомобиль, что-то задребезжало, затенькало, как ложка в стакане, и снова затихло. Вовка повернулся на звук и чуть не ахнул: возле его машины ходил железный маленький человечек и постукивал по корпусу маленьким молоточком. Вовка внимательно пригляделся к железному человечку и только тут узнал в нем водителя своей машины. Покачав головой, маленький человечек посмотрел на Вовку, что-то пожужжал ему на непонятном языке и забрался на сиденье автомобиля. Потом он взялся за нарисованные рычажки нарисованного на щитке радиоприемника и стал их крутить. Раздался тоненький свист. Вовка сидел на полу, затаив дыхание, и не сводил глаз с железного человечка. А человечек продолжал крутить нарисованные рычажки приемника (они оказались совсем не нарисованными, а самыми настоящими) и жужжать что-то на непонятном языке в маленький микрофон. Он поворачивал рычаги и жужжал до тех пор, пока за окном комнаты не показалось что-то, похожее на маленький вертолет или на большую стрекозу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.