Таинства любви (новеллы и беседы о любви)

Киле Петр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Таинства любви (новеллы и беседы о любви) (Киле Петр)

ПОСВЯЩЕНИЕ 

*  *  * Есть девушка – роза. Она столь пригожа! И девушка – лилия есть, Любви беспокойная весть. Есть девушка – словно фиалка, Скромна, как сестра и весталка! Калужница – пышной краса, Невинные в блуде глаза. Есть девушка, точно ромашка, Из детства цветущая ласка! И лета чудесные сны В саду расцветает жасмин. Не счесть всех сестер твоих, Флора, Краса всепобедного взора!

Таинства любви отнюдь не сводятся к сексу, - это таинства жизни, таинства природы, таинства женственности, таинства вдохновения, что предстает поэзией и красотой бытия.

ЧАСТЬ I

ОГНИ МОСКВЫ

1

Живя на берегах Невы, я любил приезжать в Москву, она обладала современной новизной, и даже ее холмистость мне нравилась. Видеть город на разных уровнях и в перспективе всегда интересно, словно совершаешь восхождение в горах.

Ныне же Москва – всего лишь один из мировых мегаполисов, да на стадии ломки и нового строительства в то время, как другие уже вполне оформились, как Нью-Йорк или Токио.

На Тверской у книжного супермаркета промелькнула девушка, в судьбе которой нам суждено принять участие.

*  *  * Ты свежа, молода и проста, Высока и стройна, как мечта, Что ликует порою весенней Под небесного купола сенью, Где взлетает жаворонок ввысь, И трепещет в музыке мысль, А сравнить ее можно лишь с песней: Нет тебя и родней, и чудесней. Ты мила и прелестно проста, И умна, как сама красота. Совершенство? Ах, нет здесь секрета: На нежнейших устах сигарета, Одиночества горького знак, Иль греха расцветающий мак?

Девушку звали Роксана, а попросту Сана, как окликали ее подружки. Она приехала учиться в столицу, как некогда Василина, ее мать.

Из затемнения появляется девчушка в гетрах, что-то такое она выделывает, а ее снимает на видео дружок.

*  *  * Тонка и угловата, лет пятнадцать, Играет, как сама с собой в пятнашки, Иль замирает как бы в трансе, Кружась в свободном танце, С улыбкой детской торжества, Как на березах ранняя листва. Сняв платье, в трусиках предстала, А груди проступают мало, И в гетрах щеголяла, что ей шло, Неглупая: что на нее нашло? Дружок твой снял игру в стриптиз невинный И продал юность и весну, а с ними Любовь и будущность твои, злодей, С беспечной грацией твоей!

Вполне возможно, что это Сана школьницей, или одна из подобных ей, которых привлекают, как бабочек, огни Москвы. И вот она в столице, мы замечаем ее перед зданием Академии шоу-бизнеса, как она идет по дорожке, делает шаг в сторону, заговаривая по телефону…

*  *  * Шаг в сторону по зову телефона, Остановилась на краю газона, Разговорилась, поднимая взор До неба, где такой простор, Быть может, для защиты, Слегка отставив ножку… Афродиты, Изящную столь в брюках и в туфлях, Когда в них таинство и нега вся!

- Послушай, Сана, - говорит миловидная женщина с виноватой улыбкой нежного внимания, - я сама тебя склонила пойти в гости к Весниным, теперь же вынуждена пойти на одну встречу по делу…

- Понимаю, мама, - рассмеялась Сана, рассматривая белые облака в небе, - деловая встреча!

- Ведь нас там ждут. Тебе придется одной заехать к ним и провести вечер…

- Обратить внимание на Диму, который едва разговаривает со мной по телефону, не вступает в контакт со мной от себя, передает трубку матери или отцу?

- Он так себя вел? – рассмеялась Василина. – Сколько же ему лет? Я помню его милым подростком…

- Ну да, разговаривает по телефону, как подросток, который занят своими делами… А ведь взрослый мужчина и даже интересный!

- Ага! – рассмеялась Василина

Сана тоже рассмеялась.

2

Как-то весной Дмитрий Веснин забрел в места детства и первой юности, в ту часть сада неподалеку от школы – среди вековых деревьев с покатой поляной, казалось, глухой и отдаленной, что даже пугало, хотя тут же шли аллеи, а за железной оградой проносились машины… В эту глушь в детстве он заглядывал словно в лес за деревней, а вокруг Москва, что и было интересно. И тут произошло нечто удивительное, на грани сна и воспоминаний…

Случилось быть ему в саду весеннем. Под пологом ветвей, что сени Пещеры нимф за грудой скал, Где в детстве что-то он искал, И вдруг вбежала девушка - откуда? Тонка и грациозна, вся - как чудо! Не может быть, она? Она! Она по-прежнему юна? Еще юней, чем знал он в детстве, Не деревце, скорее ветви, Как поросль свежая  чиста, Нескладной кажется, а красота! И ей он узнаваем до улыбки, Пусть свет очей и тени в роще зыбки.

- Не сон ли это? Вас я узнаю, - как будто про себя промолвил Веснин, - и  юность вашу, как свою...

- А я вас узнаю по фото, - просияла девушка с усмешкой, - из маминых...

- Ах, вот что! Но схожесть поразительная... Нет! Глаз чистых задушевный свет любви и восхищенья, - усомнился он, - где сыщешь повторенья?!

- Она была в вас влюблена, и я взглянула, как она.

- Не может быть! Любовь неповторима...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.