Сладкий обман

Барская Мария

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сладкий обман (Барская Мария)

I

Открыв глаза, я с блаженством потянулась. Мягкое августовское солнце, чуть приглушенное летними легкими шторами из льна, заливало комнату. За окном бодро и весело чирикали птички. Всю жизнь мечтала научиться различать их по голосам, но как-то до сих пор недосуг. Впрочем, и внешне-то с трудом отличаю воробья от трясогузки и ворона от вороны.

Эх, да в этом разве дело! Вот солнышко светит, птички поют, и мне хорошо. А может, мне хорошо оттого, что сегодня суббота, выходной день, и проснулась в постели с любимым мужем. Вон его темный, коротко стриженный затылок выглядывает из-под одеяла!

Глянула на будильник. Десять часов. Впереди целый день вдвоем. Сын наш, Артамон, у моей мамы. До завтра. Так что мы с Мишуней сегодня будем принадлежать только друг другу.

Остаться наедине в последние годы удается совсем нечасто. С тех пор, как Тошка родился. Совсем маленького я его никому не доверяла, кроме мужа. Так что из дома мы по очереди выходили соответственно поодиночке. Когда Артамон подрос, я стала мало-помалу доверять его своей маме. Когда я пошла на работу, а сын — в детский сад, общение наше сузилось до выходных. Ранние утра и поздние вечера не в счет. А выходные мы почти всегда втроем. Это если Миша не работает, а в его американское фирме часто случаются авралы. Иногда, чтобы побыть вдвоем, мы подкидываем пятилетнего сына бабушке. Вот сегодня как раз такой день. Наш с Мишей маленький праздник среди серых будней. Подобные праздники мы с ним тщательно планируем. Готовимся загодя. К примеру, решаем, что целый день проведем в постели. Закупаем всякие вкусности, свечи, вино, ароматное масло для ванны, отключаем телефон, и тогда в мире остаемся лишь мы одни.

Сегодня наши планы гораздо обширнее. Первую половину дня проведем дома, а на вечер намечен поход в ресторан. А после — еще одна ночь любви! Одно немного тревожит: чтобы Тошка не разболелся. Вчера вечером ребенок чихать принялся. Правда, мама позвонила, сказала, что у нее дома чих не возобновлялся. Нет, не стану думать о плохом! Лучше буду думать о муже.

Вот возьму и подую ему на затылок. Сказано — сделано.

— Откуда это дует? — раздалось сонное бормотание из-под одеяла. Не открывая глаз, Миша повернулся ко мне. — Источник циклона тут. Ох, сейчас мы его утихомирим.

Руки его скользнули по моему телу.

— Ах, какой прекрасный источник. Он очень нам нужен.

Одно движение, и я очутилась в его объятиях, и в следующие полчаса мы не вспоминали ни о чем.

Когда Миша вылез из кровати, я с удовольствием оглядела его фигуру. Красивый у меня муж! Крепкие широкие плечи. Узкие бедра. Прямые сильные ноги. Сплошные мышцы и ни капли жира. Это при том, что спортом совершенно не занимается и дни напролет просиживает за компьютером. Однако на нем это никак не сказывается.

Врачи говорят, хорошая наследственность. Не знаю, не знаю. Папа у Миши довольно толстенький. И мать не худенькая. Кстати, оба небольшого роста, коротконогие. А Мишка высокий. В кого таким уродился? То ли в далекого прадеда, то ли в роддоме перепутали.

Слава Богу, Артошка наш весь в него. Фигурой. Даже сейчас видно. И ножки длинненькие, плечики широкие. Лицом, правда, больше похож на меня. И глаза, и нос. От Мишки один подбородок. Волосы тоже мои, рыжие. Только я светло-рыжая, а Артошка потемнее. За рыжину Мишка нас прозвал Солнечными Зайчиками.

Миша вернулся в спальню и натянул халат.

— Мадам, я пошел варить кофе.

— В посте-ель, — капризно протянула я.

— Как прикажете.

Он с улыбкой поклонился и начал развязывать пояс халата.

— Не ты в постель, а кофе в постель, — уточнила я.

— А-а-а, — состроил скорбную мину. — Слушаю и повинуюсь.

Пояс снова был затянут. Миша ушел на кухню. Я блаженно вытянулась на постели. Как же мне хорошо! Наверное, это и есть настоящее счастье!

Муж возвратился с подносом, на котором стояли две дымящиеся чашки, молочник и тарелочка с хлебцами.

Я взбила подушки, села. Миша, устроив поднос между нами, улегся на своей половине кровати.

Новый этап блаженства! Мы молча наслаждались прекрасно сваренным кофе.

— Совершенство, — промурлыкала я, смакуя последний глоток.

— Напиток богов, — в тон мне откликнулся Миша и едва все не испортил, добавив: — Что-то мне яичницу захотелось, а в холодильнике ни одного яйца.

— Неужели? — удивилась я. — Впрочем, вполне может быть. Мы же с тобой собрались завтра утром сделать закупки на неделю.

Муж свесил ноги с кровати.

— Катюш, поваляйся еще немного, а я сейчас быстренько в магазин слетаю.

— Приспичила тебе эта яичница, — недовольно откликнулась я. — Неужели не обойдешься?

— Да ну, захотелось. И магазин рядом. Одна нога там, другая — здесь. И тебя я знаю: наверняка сейчас задремлешь.

Я лениво махнула рукой. Спорить не хотелось. Тем более что супруг уже натягивал джинсы. Новые. На прошлой неделе вместе купили. Вернее, втроем. Тошку некому было подкинуть. Взяли с собой. Вел он себя на удивление прилично. И даже джинсы отцу помогал выбирать. Мишка мой без меня одежду покупать не любит. Говорит, в себе не уверен. Хотя ему нравится, когда все сидело ладненько, чистенько, и наглажено.

Хорошо, что именно эти джинсы купили. Сидят как влитые. Мише, правда, больше понравились другие, мешковатые. Но я отговорила. Ему же не семнадцать лет и не семьдесят. Куда лучше классические. Хочешь с курткой носи, хочешь с пиджаком. И так сексуально бедра обтягивают!.. Приспичило ему в магазин идти! Будто есть в доме нечего. Обязательно хочет того, чего нет. Ну да ладно. Пусть пробежится.

— Заодно свежего хлеба купи.

— А? — Муж недоуменно посмотрел на меня. Словно я попросила его слона из магазина принести.

— Свежий хлеб, — с усмешкой повторила я. — Знаешь, такие булочки белые. Или батончики длинненькие. Французский багет называются. Мишка, никак, мысленно яичницу жаришь. Ты что, ничего не слышишь и не понимаешь?

— Ах, ну да! Багет, булочки, — столь же рассеянно повторил он.

— Может, тебе записать, чтобы не забыл? — Я хихикнула. — Задача-то сложная, не то что твои компьютеры.

— Хватит издеваться. — Он подошел к кровати, нагнулся и поцеловал меня в нос.

— Пока, пока. — Я помахала ему пальцами и сползла под одеяло. И впрямь подремлю еще немножко. В кои-то веки возможность выдалась.

Михаил дошел до двери, обернулся и помахал мне рукой.

— Пока.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.