Принцесса багрового урагана

Кавахара Рэки

Серия: Ускоренный мир [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Принцесса багрового урагана (Кавахара Рэки)

Пролог

Поросячий аватар Харуюки молча сверлил глазами стальное жерло с шестью идущими против часовой стрелки винтовыми нарезами.

Вокруг не было ничего. Белый пол, белые стены. И белый потолок. Громадная пустая комната.

Посреди комнаты в воздухе парил большой голубовато-стального цвета автоматический пистолет. Затвор с насечками, рукоять с рубчиком в клетку – от оружия исходило холодное, тяжелое ощущение. Но, конечно, все это было ненастоящее. По виду пистолета не разобрать ни модель, ни производителя – потому что это был просто суррогат, сделанный Харуюки из наугад выбранных полигональных частей.

Но этот пистолет умеет стрелять. С этим намерением он и уставился точно между глаз аватара Харуюки, стоящего всего в двадцати метрах.

После того как Харуюки, заглядывая периодически в мануалы, создал это приложение для тренировок в виртуальной реальности и впервые сюда нырнул, он был разочарован скучной белой комнатой. Ему хотелось, чтобы все происходило на крыше высокого здания, а пистолет держал мужчина в темном костюме; но создавать такой антураж для бедного геймера из средней школы было бы слишком напряжно.

Можно было бы, конечно, попросить семпая-наставницу, и любые декорации были бы созданы с легкостью. Но Харуюки этого делать не стал. Он боялся, что она спросит, с чего вдруг он занялся этими тренировками для новичков. Ну и получилась в результате вот эта раздражающая глаз белая комната с наглым пистолетом в середине – скучный эрзац.

Но после того как Харуюки реально воспользовался этим тренажером, он решил, что так и к лучшему.

Именно потому, что, кроме него самого и пистолета, здесь не было ничего. Так проще сосредоточиться на пистолетном дуле.

Поросячий аватар стоял, чуть согнув ноги и разведя руки; Харуюки напряженно вглядывался в черный глаз.

Он потерял счет времени. Не помнил, сколько минут провел в таком положении. Эта программа работает очень просто. Нырнув, нужно сказать «старт»; после пятисекундного отсчета пистолет автоматически нацелится на Харуюки и выстрелит через случайный промежуток времени – от нуля до тридцати минут.

В реале, конечно, в такой ситуации ничего невозможно было бы поделать, и Харуюки умер бы, но здесь было виртуальное пространство, созданное внутри нейролинкера. Если, увидев дульную вспышку, Харуюки среагирует максимально быстро, то сумеет уклониться – он знал это точно, поскольку заранее выверил скорость пули и расстояние.

Проблема была в том, однако, что он понятия не имел, в какой именно момент в течение получаса ударит эта вспышка. В отличие от виртуального сквоша, где он мог постоянно получать информацию о траектории и скорости мяча, здесь у него такой информации не было. Все, что он мог, – смотреть во все глаза и не терять концентрации.

Это-то и было тяжело. Харуюки не верил в то, что способен долгое время сохранять сосредоточенность. Месяц назад, когда он только начал тренировки, всего через две-три минуты он расслаблялся и начинал мысленно прокручивать в голове «Альбом семпая», рассеянно улыбаясь; и каждый раз невидимый убийца безжалостно расстреливал его.

Но Харуюки, раз уж сам для себя сделал эту программу, настойчиво продолжал тренировки.

Его противник – всего-навсего один неподвижный пистолет. На «аренах» бойцы-ветераны применяют много страшных приемов, чтобы в течение тридцати минут сражаться в «дуэли»; по сравнению с этим здесь просто легкота. Харуюки планировал через месяц увеличить число пистолетов до пяти. Однако у него до сих пор были большие проблемы всего с одним выстрелом из одного пистолета.

Нет таланта. Это он понимал с самого начала.

Однако если тренировки не помогут ему стать сильнее, то место рядом с нейна самой вершине будет для него закрыто навсегда.

Черт. Чччерт. Я должен стать быстрее и сильнее. Ради нее. Чтобы оставаться ее партнером.

Будоражащее чувство в сердце Харуюки превратилось в звук, заставивший напрячься руки-ноги аватара.

И, словно дожидаясь этого момента –

С металлическим щелчком двинулся спусковой крючок. Боек ударил по капсюлю. Затвор отлетел назад, дуло осветила оранжевая вспышка.

– !!!

Харуюки изо всех сил прыгнул вправо.

Но его реакция чуть запоздала – пуля, с ревом пронзив воздух, ударила между левой щекой и ухом.

Харуюки отнесло назад, будто после удара тяжеленным молотом, и несколько раз подбросило на белом полу. Дикая боль заставила его закричать.

– Аа… уааааа!!!

Держась за лицо короткими ручонками и катаясь по полу, он продолжал вопить.

Это приложение было установлено с нелегальным патчем, скачанным из сети, – он отключал в нейролинкере поглотитель боли, который всегда включен по умолчанию. А если уровень боли выставлен достаточно высоко, то нырнувший, получив виртуальную пулю, почувствует себя так, будто в него попала настоящая.

– А… а!..

Харуюки продолжал кататься по полу; из глаз лились слезы. Сегодня он уже в третий раз испытал эту боль. А за месяц тренировок – он и забыл уже, в какой по счету. Однако привыкнуть к этому он все не мог. Можно сказать и по-другому: к средней боли он быстро привык, но сейчас боль была близка к верхнему пределу.

Когда Харуюки получает эти виртуальные раны, нейролинкер в конце концов обнаруживает ненормальность в мозговых волнах и включает предохранитель, автоматически прерывая Полное погружение. Это аппаратная функция, ее не так-то просто обойти. Вот и сейчас – Харуюки достиг предела, и белая комната с громким «бдзынь» исчезла.

Направление веса резко поменялось. Из черноты, от центра наружу, проявилось изображение реального мира.

Слезы стояли и в настоящих глазах. За их пеленой виднелась сизая дверь знакомой кабинки мужского туалета.

Вообще-то он сейчас вполне мог нырять и из класса – над ним уже никто дурацких шуточек не проделывал, – но если учитель обнаружит, что он пользуется такой опасной программой, то выйдет большой скандал; кроме того, была еще одна причина, по которой он должен был запускать тренировочное приложение, сидя в туалете. Остаточные ощущения от безумной боли плюс шок от внезапного возвращения из Полного погружения – все это сбивает с толку нервную систему. Вот и сейчас у Харуюки все поплыло перед глазами, а в следующую секунду он ощутил, как содержимое желудка поднимается по пищеводу.

– …

Держась за рот, Харуюки пересел с крышки сиденья унитаза на пол, развернулся и поднял крышку.

Он успел в последний момент: все, что было в желудке, хлынуло наружу. Какое-то время после приступа Харуюки тяжело дышал, потом протянул ослабшую правую руку и нажал кнопку на стене.

Он ощутил брызги воды на лице, но встать не было сил, и он просто остался сидеть, держа лицо над унитазом.

Выступавшие на глазах слезы падали в бегущую воду и исчезали.

Дело не в том, что ему было больно, что его вырвало. Плечи Харуюки сотрясались, сам он скрипел зубами от осознания своей бесполезности.

Эти тренировки – всего лишь попытки улучшить его реакцию новичка. В дуэлях противники попадались разные; были и такие, кто ходил с огнестрельным оружием в обеих руках, и они выпускали по Харуюки уйму пуль в секунду. Но за месяц его уклонение улучшилось всего лишь с 20% до 30%.

Становиться сильнее постепенно – это нормально. Так сказала она.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.