Закон О.М.а

Гаврилов Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Закон О.М.а (Гаврилов Сергей)

«СТЁБ КАК ЖАНР»

(вместо предисловия)

Почему-то среди активных пользователей Интернета мало людей доброжелательных. Активные – это те, кто комменты пишут. Создается ощущение трамвайного скандала с обязательными провокатором, антагонистом, выражениями «а ты кто такой» и «сам дурак» и, конечно же, забытым поводом для благородной полемики.

В марте 2012 года Интернет взорвался после сообщения об ужасном преступлении, совершенном в Николаеве. Три пьяных (называли их по-разному: звери, изверги и в таком же духе) человека, скажем мы, так как только люди постоянно практикуют взаимное насилие и умерщвление (среди зверей – это дикость), изнасиловали, попытались убить, а потом сжечь некую девицу. Та часть журналистов и «общественников», которую Салтыков-Щедрин (был такой писатель) метко назвал «крапивным семенем», попыталась извлечь из этого медийные дивиденды. Скандальные интернет-дискуссии и откровенно мерзкие телешоу кому прибавили, а кому принесли сомнительную известность. Давно не секрет, что замочная скважина и кайф – торговые бренды, и самый доходный бизнес – на эксплуатации человеческих пороков.

Какая мотивация была у спонсоров настоящего проекта – гадать не будем, только в середине лета пошел слух, что, мол, идет работа над книжкой об этом преступлении. Авторов сразу стали щедро поливать грязью – таковы последствия виртуальной анонимности – и обвинять в спекуляции на горе пострадавших. Все-таки «советский человек» был смелее и честнее. Он, публично посветив личностью, мог заявить: «Я Пастернака не читал, но он гад».

И вот наконец мы держим в руках эту книжку. Любители трамвайных скандалов ожидали документальное чернушное нечто с обилием физиологических подробностей и разоблачений. Ожидания не оправдались. Авторы обозначили жанр как «кино на бумаге», что уже вызывает интерес. География событий – Англия, Германия, Греция, Москва, Киев, Николаев. Время событий – вторая мировая война и современность. Персонажи – банкиры, бывшие корабелы, ветераны афганской войны, бандиты, чиновники, девицы, грезящие об аленьком цветочке, пьяницы, воры, гулящие тетки, дети и белый медведь. Словом, настоящий сериал. «Раскадровка» словесного материала делает повествование динамичным и нескучным.

Однако из-за внешней развлекательности нет-нет да и выглянут неравнодушные лица авторов. Перед читателем раскручивается печальное «кино», где сам город и его обитатели вызывают сочувствие. Руины судостроительного завода, здоровые мужики, трезвые и полупьяные, в поисках работы, чиновники-компрадоры, опустившиеся бабы, торгующие собой девушки, уличная грязь и общая озлобленность — с одной стороны. И откормленные владельцы-держатели, манипуляторы бывшим государственным и общественным достоянием и общественным мнением, их сытая охрана — с другой. Одни убивают других. Целенаправленно и методично. Охота идет по всем правилам. Есть стрелки, есть загонщики. Выцеливают и бьют без промаха ребята из Дюссельдорфов, Лондонов, Афин, Филадельфий, Москвы… А отечественные народные избранники, «госслужащие» и деловые люди выступают в качестве загонщиков. Хотя полагают себя стрелками.

Так создается атмосфера умирающего города, убиваемой страны. Противостоять этой тотальной смерти пытаются различные персонажи: ветеран вермахта, переживший несколько ранений во время второй мировой войны и русский плен, малолетний сын одного из убийц молодой девушки, дочь банкира, имеющего отношение к уничтожению столицы судостроения, неравнодушная община города.

Разговоры о литературных достоинствах и недостатках этого «кина» оставим трамвайным интернет-скандалистам. Авторов же нужно поблагодарить за зеркало, в котором может увидеть своё отражение развращённое общество. А пенять или не пенять на это зеркало — уже зависит от самооценки читателя.

С. Галушкин

*** 

Все действующие лица романа являются плодом фантазии авторов.

Всякое сходство с реальными людьми и событиями случайно.

ВО ВРЕМЯ ЗИМНЕГО МУССОНА

- Месье Варацидис, простите, прибыли гости, которых вы ждёте.

- Что?
- Приехал мистер Вислоу и с ним ещё двое.
- Ах да, Говард. Я немного вздремнул. Как они долетели?
-

Им очень повезло. Ураган вот-вот накроет остров.

- Отведи гостей на северную террасу. Я приведу себя в порядок. Зима в этом году невыносима.

- Абсолютно согласен с вами, месье.

- Господа, я рад вас видеть, - Нестор Варацидис вошёл в тёплой ветровке и мягких флизелиновых сапогах. Он поочерёдно обнял гостей. – Мой дом и весь остров в вашем распоряжении. Если что-нибудь понадобится, сообщите Говарду.

Лакей коротко кивнул седеющей головой.

- Документы на столе. Соберите в кучу свои мозги, взвесьте все «за» и «против». Я жду от вас совета по интересующему меня вопросу.

Варацидис ещё раз внимательно осмотрел прибывших и вышел из зала. Говард бесшумно последовал за хозяином.

Остров Анафи – самый малообитаемый в Южных Кикладах. Одна деревня на 100 жителей и совсем мало туристов. Одинокое место в Эгейском море. Виноградники по склонам, три десятка домов на скалах, старая церковь и узкий песок пляжа. Ничего особенного для праздных отдыхающих. Из развлечений – только рыбалка и входящий в моду дайвинг.

В западной части Анафи расположены владения Нестора Варацидиса. Большой дом на четырех террасах, теннисный корт, бассейн и яхтенный причал. Старые стены из вулканического камня покрыты плющом, а плотная аллея кипарисов не дает зимнему муссону тревожить обитателей поместья.

Нынешние гости приехали сюда из разных концов света по требованию хозяина. Двое пожилых мужчин и молодой человек. Пожилые сидят и молчат, молодой нервно расхаживает по кабинету, рассматривая портреты предков в темном масле.

Семейство Варацидисов – род древний и уважаемый. Нескромные потомки тянут свою родословную от олимпийских богов. Пусть тянут, сегодня это никому не запрещается. –Молодой человек усмехнулся своим мыслям. - Все греческие нувориши рождены от Зевса и все вскормлены божественным нектаром.

Иконы родоначальников клана тянутся линией под самым потолком библиотеки. Блестящие кирасы пиратов и работорговцев сменяются мирными тюрбанами купцов и фесками ростовщиков, затем идут мундиры акцизных чиновников и европейские костюмы адвокатов. В самом низу галереи – участники греческого Сопротивления: морские офицеры и летчики последней войны. Нестора Варацидиса здесь нет. Он жив и не торопится в мир иной.

Интересно, в какой костюм его оденет художник после смерти. В классический фрак? Или в клубный смокинг с пестрой лентой Почетного Легиона? А может, в жокейский костюм? Во что можно нарядить главу судоходных компаний «Pacific ocean foreman», «Valentines Shipping Corporation», старшего акционера судостроительного холдинга «Aker Kvaerner» и президента финансовой империи «Margin Fargo»? – Да хоть во что! Всё равно будет красиво.

- Оскар, не мельтеши, - прервал внутренний монолог молодого человека сухощавый старик. – Веди себя как все.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.