Тайна моего дома (ч. 1, 2)

Белая Елена Михайловна

Серия: Тайна моего дома [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна моего дома (ч. 1, 2) (Белая Елена)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДОРОГА К СЕБЕ

Как пояса концы — налево и направо

Расходятся сперва, чтоб вместе их связать, -

Так мы с тобой:

Растанемся, но, право,

Лишь для того, чтоб встретиться опять!

Ки-Но Томонори (яп. , ок. 845/50 — ок. 904/7)

Солнце клонилось к закату, заливая горизонт багрянцем и рождая причудливые тени. Без умолку трещали цикады, почти перекрывая громкую перекличку певчих птиц в кронах высоких деревьев, которые, как молчаливые стражи со всех сторон обступили маленький зеленый островок.

На поляне, утопая в разноцветье трав, лежала девушка. В широко распахнутых глазах уже не отражалась безграничная синева неба и медленно плывущие облака, озаренные закатными лучами солнца. Девушка не ощущала буйного аромата, окружающей ее растительности, не слышала прощального вечернего концерта лесной живности. Она не чувствовала как медленно намокала одежда, пока усталое сердце лениво выталкивало очередную порцию темной жидкости из небольшого аккуратного отверстия под грудью.

Обескровленные губы, едва слышно шептали: «Никогда», словно пробуя на вкус его горечь, приправленную солоноватым привкусом безысходности. Мысленно она уплывала далеко, во след за летящими облаками к тем, с кем она уже никогда не встретится.

Ласковые руки матери, тепло и уют ее объятий, напускная суровость отца, морщинки в уголках его губ от улыбки, влажные поцелуй братишки на щеке, непокорные кудри-пружинки. Никогда!

Звонкий смех подружек, легкое дружеское подтрунивание, тайные секреты шепотом на ушко, бутылочка хорошего вина под беззлобное «перемывание косточек». Никогда!

Белое платье, шампанское рекой, узкий ободок кольца на пальце, жаркое касание ласковых губ, запах молока от легкого пушка на крошечной головушке, хрупкая невесомость крохотного тельца, маленькие пальчики на твоей ладони и это замечательное слово — «мама». Никогда!

Больно! И стон, хриплый, рвущий связки и душу, гасящий гомон окружающего мира, который будет жить дальше, только уже без тебя.

Глава 1

Мучительно медленно выбиралась из глубин тяжелого сна, сохраняя в памяти лишь смутные ощущения потери и той лавины боли, которая чуть не поглотила меня целиком. Даже успела испытать чувство глубокой благодарности по отношению к своим «любимым» соседям за то, что их крики, буквально вытащили меня из кошмара. Как вы понимаете, обычно я их за это ненавижу, но не сегодня.

Если вы еще не поняли, я отношусь к многочисленной толпе иногородних студентов, которые из года в год тянутся косяками из лесов и весей в большие города, с целью овладения глубокими профессиональными знаниями, и которым, как известно, предоставляется общежитие. Общежитие происходит от слов «общее житие», вот и варится вся эта разношерстная компания в едином котле, грызя гранит науки и постигая азы взаимопонимания и терпения. Но время — странная субстанция, которая переводит все новое, раздражающее, в разряд привычного, обыденного. И вот уже ты неожиданно обнаруживаешь свои положительные стороны в совместном проживании с неограниченным количеством народа на весьма ограниченном количестве метров. Со временем и я начала себя комфортно чувствовать среди всего этого житейского муравейника.

И жить бы мне и жить так ближайшие полтора года, оставшиеся до окончания учебы, но тут, неожиданно, мои родители подарили мне отдельную двухкомнатную квартиру почти в центре города, в которую, однако, не получалось пока перебраться в связи с затянувшимся ремонтом.

Мысль о собственном доме поднимала мое настроение практически в любой ситуации, но сегодня мне было не суждено долго предаваться мечтам, громкий вопль соседа Петрова: «Где ж ты моя ненаглядная? Где? В Вологде, в Вологде, в Вологде-где…» заставил вспомнить о грядущем испытании. Задавив на корню зарождающееся возмущение, вытащила себя из уютной кровати.

Быстрыми темпами совершив свой утренний туалет, занялась макияжем или «наскальными росписями» (термин позаимствован из лексикона моей подруги, Женьки Васнецовой, да, блондинки и да, красавицы, все, как всегда). Итак, вот она я — главная героиня всего предстоящего действа, того самого, в начале которого вы сейчас зависли в глубочайших раздумьях: «А стоит ли вообще за это браться? Букв много, смысла мало». Не буду вас ни в чем убеждать, могу только предложить: «Рискните».

Как полагается по законам данного жанра, наипервейшим и наиважнейшим делом является процесс рассмотрения героини со всех возможных сторон, чтобы в дальнейшем уже не возвращаться к этой не самой интересной теме. Надо отметить, что я — довольно милое существо: стройное телосложение, волнистые тёмные волосы, выразительные глаза шоколадного цвета, длинные угольно-чёрные ресницы. Ну, в общем, на этом, пожалуй, мои явные достоинства и заканчиваются, дальше идет обычный чуть вздернутый нос, не менее обычный рот, небольшая по современным меркам грудь, не самые модельные ноги — стандартный набор среднестатистической жительницы Земли. Не подумайте, что я себя не люблю, нет. Давно уже принимаю себя такой, какая есть, со всеми достоинствами и недостатками. Хотя очень хорошо помню то время, когда от слёз была мокрой не одна подушка. Так уж сложилось, что по сравнению со своими одноклассницами, удалось превратиться из гадкого утёнка в девушку довольно поздно. Когда большинство моих ровесниц уже во всю встречались с мальчиками (и уже не только встречались, надо заметить), я не чувствовала к свой скромной персоне абсолютно никакого внимания со стороны противоположного пола.

Всё изменилось как-то резко, неожиданно, на 1 курсе института, когда на меня обратили свой затуманенный негой взор сразу два довольно симпатичных представителя сильного пола. Я купалась в их внимании и заботе, иногда ловя себя на мысли, что это какая-то ошибка и ребята сами не ведают что творят. Может, так на меня повлиял переезд в другой город на учёбу, подальше от родителей, а может, просто пришло моё время. Это было настоящее чудо, моё маленькое тайное счастье. Хотя… Женька, наверно, всё понимала.

Когда красота была наведена, времени осталось уже совсем в обрез, благо, что институт и общага смотрели окнами практически друг на друга. Наскоро проглотив свой завтрак в виде вкусненного сливочного йогурта (такое редкое совпадение вкусного и полезного), натянула, свои любимые джинсы, футболку, влезла в балетки, схватила куртку «на всякий пожарный» и рысью припустила по коридору, чуть не сбив Петрова в обнимку с заветной кастрюлей. Судя по запаху, опять щи из сомнительной свежести капусты. Петров дёрнулся в сторону от меня, плеснул себе супчиком на ноги и что-то нечленораздельное промычал. Я хищно улыбнулась, кажется, моя утренняя побудка только что была отомщена.

К кабинету я подлетела вместе со звонком. Там уже толпилась стайка моих одногруппников в полуобморочном состоянии. Дело в том, что сегодня нам предстояло сдавать всеми любимую статистику, и ужасным был не столько сам предмет, сколько преподаватель — Эраст Сигизмундович Адамов, ну и наградили же его родители имечком, да и с внешностью тоже постарались. Представьте себе Кащея Бессмертного с явно выраженными задатками садиста и хама. Ну, вот это и есть наш Эрастик.

Резко открылась дверь в аудиторию, заехав кому-то из студентов по лбу (студент мужественно промолчал, чтобы не доставлять удовольствие Эрасту) оттуда донёсся радостный вопль, полный предвкушения: «Чего смотрите как бараны на новые ворота? Заходите по одному, шаг влево, шаг вправо расценивается как побег и оценивается как „неуд“». И тоненький ручеёк студентов робко стал втягиваться в распахнутые настежь «ворота ада» сопровождаемый едкими комментариями преподавателя:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.