Покидая рай

Элькелес Симона

Серия: Покидая рай [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Покидая рай (Элькелес Симона)

Глава 1. Калеб

Я ждал этого момента целый год. Не каждый день тебе дается шанс выйти из тюрьмы. Конечно, в игре Монополия, вы просто должны кинуть кости три раза и ждать парную игру, или же заплатить штраф и быть свободным. Но это не игра, это Департамент Иллинойса по делам несовершеннолетних; или же ДИПДН, как прозвали его заключенные. Ох, это звучит так невежливо. Все парни из отдела по делам несовершеннолетних грубы, но я никак не могу назвать это место ДИПДНом для взрослых. Можете спросить меня почему я сидел в тюрьме на протяжении последнего года. Я был осужден за то, что сбил девушку на своей машине, находясь при этом в состоянии алкогольного опьянения. Еще это была скоротечная авария с летальным исходом, из-за чего судья заставил меня на самом деле взбеситься вдрызг, учитывая мое судебное дело. Он прибавил мне еще два месяца за этот инцидент.

- Ты готов, Калеб?
- спрашивает Джерри, камерный караульный.

- Да, сэр.

Я ждал этого триста десять дней. Черт тебя дери, да, я готов.

Я глубоко вздыхаю и следую за Джерри в комнату, где комитет по надзору будет оценивать мои успехи. Я был подготовлен к этому другими ребятами из моей камеры. Сиди прямо, смотри на них с полным раскаянием, будь вежлив и все прочее. Но, скажу правду, как можно доверять парням, которые намеренно пошли на преступление?

Когда Джерри открывает дверь в комнату с комитетом, мои мышцы начинают подрагивать, и я тут же потею под выданным государством комбинезоном и носками, и да, даже под моим выданными государством трусами. Может быть, я не так готов к этому, как думал ранее.

- Пожалуйста, сядьте, Калеб, - приказывает женщина, носящая очки, со строгим взглядом на лице.

Клянусь, сцена из плохого фильма. Семь человек, сидящих в шести футах перед одним одиноким металлическим стулом. Я сижу на холодном, жестком металле.

- Как вы знаете, мы здесь, чтобы оценить вашу способность покинуть это место и начать жизнь в качестве свободного гражданина.

- Да, мэм, - говорю я.
- Я готов уехать.

Большой парень, предположил я, который собирается играть “плохого полицейского” поднимает руку.

- Эй, помедленнее. У нас есть несколько вопросов к тебе прежде, чем мы примем решение.

О, Боже.

- Жаль.

Большой парень проверяет мое дело, листая страницу за страницей.

- Расскажите мне о событиях в ночь аварии.

Эту ночь я хочу стереть из истории. Глубоко вздохнув, я говорю:

- Я выпил на вечеринке. Ехал домой, но потерял управление машиной. Когда я понял, что сбил кого-то, я испугался и вернулся на вечеринку.

- Вы знали девочку, которую сбили?

Воспоминания нахлынули на меня.

- Да, Сэр. Мэгги Армстронг… Моя соседка.
- Я умолчал, что она была лучшей подругой моей сестры-близнеца.

- И Вы не выходили из автомобиля, чтобы взглянуть, пострадала ли Ваша соседка?

Я ерзаю на своем стуле.

- В тот момент я не подумал об этом.

- Вы размышляли над этим?
- спросил другой участник комитета.

- Если бы я мог повернуть время вспять, я, клянусь, сделал бы все по- другому. Я хотел бы изменить все.

Они задавали мне вопросы еще полчаса, а я порывисто отвечал. Почему я напился, будучи несовершеннолетним, почему я сел за руль, будучи пьяным, почему я покинул место происшествия. Я не знаю говорил ли я все правильно или же нет, и это доводит меня до крайности. Я просто все это время был собой… Семнадцатилетним Калебом Бэкером.

Если они поверили мне, то у меня есть шанс получить досрочное освобождение. Если же нет… Ну, я буду, есть хреновую пищу еще шесть месяцев и продолжать жить в одной комнате с заключенными.

Большой Парень посмотрел прямо на меня.

- Как мы понимаем, ты не пойдешь на очередную пьянку?

Я сижу прямо в моем кресле и уделяю свое внимание всем и каждому из участников комитета.

- Не обижайтесь, но я никогда не захотел бы вернуться сюда снова. Я сделал большую ошибку, из разряда тех, которые преследовали меня днем и ночью пока я был здесь… Позвольте мне вернуться домой.

Впервые за всю свою жизнь я испытал желание подхалимничать.

- Калеб, пожалуйста, подожди снаружи, пока мы принимаем решение, - сказала женщина в очках. И это было слишком. Просто слишком.

Я ждал в холле. Обычно я не из тех парней, кто ломается под тяжестью проблем и прошлый год в тюрьме определенно подарил мне еще один невидимый кусок брони, которая была надета на мне. Но ожидание решения группы неизвестных по поводу твоей судьбы, главным образом раздражает. Я вытер бисер пота со лба.

- Не волнуйся, - сказал конвоир Джерри, - Если ты не выиграешь в этот раз, ты обязательно получишь еще один шанс через несколько месяцев.

- Великолепно, - снова пробормотал я, так и не успокоившись.

Джерри смеется, блестящие серебреные наручники, которые висят у него на поясе, позвякивают с каждым его движением. Мы ждем уже полчаса кого-то, кто выйдет из комнаты и даст мне понять что дальше. Свобода или дальнейшее заключение? Я устал от постоянного заключения в своей камере. Я устал спать на койке, пружины которой впиваются мне в спину. И я устал от слежки за мной все двадцать четыре часа в сутки, совершаемой охранниками, персоналом, сокамерниками и другими заключенными. Леди в очках открыла дверь.

- Калеб, мы приняли решение, - она не улыбалась. Это плохой сигнал? Я приготовился к плохим новостям. Я встал и Джерри похлопал меня по спине. С жалостью? Знает ли он что-то, чего не знаю я? Ожидание бесило меня. Я снова сел на металлический стул. Все глаза смотрела на меня. Большой Парень кладет руки на стол и говорит:

- Мы все согласны с тем, что ваши действия в прошлом году, касающиеся аварии, были настоящим преступлением, - Я знал это. Я на самом деле знал это, - Но мы верим, что это был первый и последний раз. Вы продемонстрировали позитивные лидерские качества с другими заключенными и усердно работали над порученной вам работой. Комитет по надзору решил освободить вас и ограничить ваш приговор оставшимися ста пятидесяти часами общественных работ.

Это все значит то, что я думаю, должно значить?

- Освободить? И я могу уехать отсюда?
- спросил я Большого Парня.

- Вы встретитесь со своим куратором завтра утром. Он сообщит вам ваши обязанности перед обществом и передаст нам ваш прогресс.

Другой участник комитета указывает ухоженным пальцем на меня.

- Если вы возьметесь за старое, ваш куратор может ходатайствовать судье о том, чтобы он снова вернул вас сюда, чтобы вы отбыли здесь оставшееся наказание. Вы поняли?

- Да, сэр.

- Мы не даем второго шанса рецидивистам. Возвратитесь домой, станьте образцовым гражданином, выполните общественные работы и сделайте вашу жизнь хорошей и чистой.

- Я понял. Я сделаю все возможное, - говорю я.

Когда я возвращаюсь в свою камеру, я вижу единственного здесь - нового ребенка. Ему двенадцать лет и он до сих пор все время плачет. Возможно, он должен был подумать дважды прежде, чем всадить нож в спину девочки, которая отказалась идти на школьные танцы с ним.

- Ты когда-нибудь перестанешь плакать?
- Спрашиваю я ребенка.

Он прячет лицо в подушку; не думаю, что он слышит меня. Но тут я услышал приглушенный голос:

- Я ненавижу это место. Я хочу домой.

Я сменил свою обувь на рабочую, потому что мне необходимо убрать мусорные контейнеры сегодня.
- Да, я тоже, - говорю я.
- Но ты застрял здесь, так что, можешь смириться с этим и учиться по программе.

Малыш сел, хлюпая и вытирая нос тыльной стороной ладони.

- Как давно ты здесь?

- Почти год.

Это заставило ребенка броситься в подушку для еще больших причитаний.

- Я не хочу быть запертым в течение года, - кричит он.

Хулио, другой сокамерник, заходит в комнату.

- Серьезно, Калеб, если этот ребенок не заткнется, я убью его. Я не спал в течение трех ночей из-за этой плаксы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.