Поцелуй над пропастью

Джоансен Айрис

Серия: Ева Дункан [14]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Поцелуй над пропастью (Джоансен Айрис)

Глава 1

Атланта, штат Джорджия

Несколько лет тому назад

— Мама, а вон та звезда как называется? — Бонни протянула ручку, указывая на сияющую точку в ночном небе. — Она такая яркая.

— Это не звезда, а планета. Венера. — Ева крепче обняла устроившуюся у нее на коленях дочь. — Я рассказывала тебе о Венере, Бонни.

— Не помню, мам. — Она снова прильнула к плечу матери, блаженно притихшей в большом плетеном кресле. — Правда, сегодня все какое-то… другое?

— Другое? Мы же сидим на этом крыльце почти каждый вечер. — Мама и дочка ценили это время. После ужина они выходили на крылечко, как в гнездышке, усаживались в кресле и смотрели на звездное небо. Ева даже купила книжку по астрономии, чтобы находить созвездия и рассказывать о них Бонни. — А что не так, зайка?

— Не знаю. — Девочка скользнула взглядом по темному куполу с перемигивающимися звездочками. — Они как будто ближе сегодня. Кажется, только протяни руку и дотронешься. Мам, они хотят, чтобы я их погладила.

Ева рассмеялась и прижала к себе малышку.

— Может быть, когда-нибудь, когда ты вырастешь, так и случится. Ты хотела бы стать астронавтом, летать с одной планеты на другую?

Бонни хихикнула.

— Вот было бы классно! Как в сериале «Звездный путь». Только у меня нет таких ушей, как у мистера Спока.

— Можно обойтись и без них, — улыбнулась Ева и, откинувшись на спинку кресла, с надеждой посмотрела в небо. — Но звезды так далеко, мы не знаем, что найдем там. Ты не боишься?

Бонни молчала, не отрывая взгляда от звезд.

— Бонни?

— Я не боюсь, мама. — Она повернулась и посмотрела Еве в глаза. — И ты тоже не бойся. У меня все будет хорошо.

Ева уже не улыбалась. В выражении лица дочери промелькнуло что-то такое, отчего ей стало не по себе. Бонни уже не выглядела семилетней девочкой — она вдруг странным образом посерьезнела и словно повзрослела.

Чепуха, конечно. Просто воображение разыгралось.

— Не буду. — Ева поцеловала дочку в носик. — Потому что мы лучше оставим тебя на Земле и не станем скакать с планеты на планету. Мы с бабушкой Сандрой очень скучали бы по тебе. — Она легонько дернула Бонни за мочку уха. — И ты права, твои уши совсем не такие, как у мистера Спока. — Ева крепко обняла дочку и чмокнула ее в макушку. — А теперь пора в ванную. Ты говорила, что у вас завтра в школе пикник намечается? Беги к бабушке, скажи, чтобы наполняла ванну, и подумай, в чем пойдешь.

— Посидим еще одну минутку. Не хочу, чтобы ты уходила. — Бонни теснее прижалась к матери.

Ева тоже не хотела отпускать дочку. Смутное ощущение тревоги не проходило. Может, стоит задержаться, подождать, пока оно рассеется?

— Хорошо, но только минутку. Не только ты идешь завтра в школу. Мне еще надо подготовиться к тесту по английскому.

— Но ведь сегодня вечер какой-то особенный, не такой, как все, — прошептала Бонни. — Неужели ты не чувствуешь?

С Бонни особенным был каждый день, каждая минута. С самого момента появления на свет малышка стала центром того мира, в котором жила Ева. Но в их сегодняшней близости и впрямь было что-то необычное, странное и прекрасное. Что-то, от чего Еве не хотелось отказываться. При мысли о том, что это все же придется сделать, она едва не запаниковала.

— Чувствую. — Она обеими руками обняла малышку. — Чувствую, милая.

Бонни вбежала в спальню Евы в желтенькой пижаме с оранжевыми клоунами. Кудрявые рыжие волосы растрепались, на лице сияла счастливая улыбка. — Мама, Линдси говорит, что ее мама разрешает ей надеть завтра маечку с Гуфи. Можно мне надеть мою с Багзом Банни? Мы ведь пойдем на пикник в парк.

Ева оторвалась от лежавшего перед ней учебника английского.

— Конечно, можно, милая. — Она улыбнулась. — Мы же не хотим, чтобы Линдси затмила нашу красоту.

— Мне все равно. Пусть тоже будет красивая. Она же моя подруга. Ты сама говорила, что друзьям надо желать лучшего.

— Ты права. А теперь беги в кроватку.

Бонни не спешила уходить.

— Мамочка, я знаю, что тебе надо заниматься, но, пожалуйста, почитай мне сказку, — попросила она. — Самую-самую коротенькую, ладно?

— Тебе ведь бабушка читает, милая. И ей это нравится.

— Я люблю бабушку, — прошептала Бонни, подойдя ближе, — но еще больше люблю, когда читаешь ты.

Ева посмотрела на учебник. Хотелось бы лечь до полуночи, а надо еще столько выучить к экзамену… Но Бонни смотрела на нее с таким умилительным и просящим выражением. К черту экзамен. Разве не для дочери ты учишься? Разве не для нее живешь?

— Беги за книжкой и выбирай сказку. — Она отодвинула учебник и поднялась. — Можешь не выбирать самую короткую.

Личико Бонни осветилось, как Таймс-сквер в Рождество.

— Нет, мама, обещаю… — Она выскочила из комнаты и вернулась через несколько секунд с книжкой доктора Сьюза. — Мне нравятся стишки, и читать их быстрее.

Ева села в кресло-качалку, которое облюбовала с самого рождения Бонни.

— Забирайся ко мне. Мне тоже нравится доктор Сьюз.

— Я знаю. — Бонни вскарабкалась матери на колени и привычно склонила голову к ее плечу. — И раз уж книжечка маленькая, то… можно еще песенку?

— По-моему, вполне обоснованная просьба, — с серьезным видом сказала Ева. У них уже сложились свои маленькие традиции, и каждый вечер Бонни пела с матерью одну из своих любимых песенок. — Какую ты хочешь сегодня?

— «Все красивые лошадки». — Малышка повернулась и изо всех сил обняла Еву. — Я люблю тебя, мама.

И Ева обняла дочку. Волосы у Бонни были мягкие, шелковистые, душистые и искрились, словно нимб ангела. В ее маленьком тельце билась самая драгоценная для Евы жизнь. Господи, какое счастье!

— Я тоже люблю тебя, милая.

Бонни поерзала, устраиваясь поудобнее, тесно прижалась к ее плечу.

— Начинай, мама.

— Баю-бай, не плачь, дитя, — тихонько запела Ева.

— Засыпай, малыш мой сладкий, — вступил тоненький голосок Бонни.

Момент был редкий, такой бесценный. Ева крепче обняла Бонни и почувствовала, как перехватило горло, мешая петь.

— Утром ждет тебя пирог…

Детский голосок был едва слышен:

— И красивые лошадки…

«Пора идти, надо заниматься», — подумала Ева. Нет, еще немного. Расставаться не хотелось. Бонни была сегодня такая нежная, такая любящая. И как будто всем сердцем тянулась к матери.

Ева смотрела на спящую дочку, свернувшуюся во сне калачиком. Она казалась такой маленькой и хрупкой. Материнское сердце сжалось от любви и нежности. Бонни уже исполнилось семь, но столько ей никто не давал.

При внешней субтильности девочка проявляла иногда недетскую мудрость. С самого начала, со дня рождения, Бонни была особенным ребенком. Ева родила ее вне брака, когда ей самой не исполнилось и семнадцати. Страстный роман с Джоном Галло продолжался всего четыре недели, но подарил ей Бонни.

А ведь поначалу она собиралась отдать девочку в приемную семью. Сейчас сама мысль об этом казалась невероятной и дикой. Едва увидев дочку в первый раз, Ева поняла — они всегда будут вместе.

Всегда.

Разговор на крыльце напомнил, однако, о том несомненном факте, что когда-нибудь Бонни вырастет и уйдет из дому.

Думать об этом было больно. И не надо.

Ведь это произойдет еще не скоро. Пока что Бонни — ее малышка, и впереди у них годы. И она будет дорожить каждым мгновением, как это было сегодня.

Ева наклонилась и поцеловала дочку в нежную шелковистую щечку.

— Спокойной ночи, милая, — прошептала она. — И сладких тебе снов.

— Сны… — Веки Бонни дрогнули. — Они такие чудесные. Во сне можно протянуть руку и дотронуться… — Она снова уснула.

Ева повернулась, вышла и тихонько закрыла за собой дверь.

— Ну что, уснула? — Мать Евы уже стояла в коридоре. — Я бы и сама ее уложила. Ты же говорила, что у тебя завтра тест.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.