Клан

Рус Дмитрий

Серия: Играть, чтобы жить [2]
Жанр: Киберпанк  Фантастика  ЛитРПГ    2013 год   Автор: Рус Дмитрий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Клан (Рус Дмитрий)

Глава 1

Из доклада Аналитической Службы на внеочередном Совете Директоров корпорации «Друмир».

Тема: Тенденции лавинообразного всплеска насилия среди альтернативно живых.

«…По отчетам психологов, достаточно трех-четырех месяцев, чтобы А.Ж. (далее: сорвавшиеся) полностью адаптировались и перестали воспринимать виртмир как игру. Воспоминания о прежней жизни отходят на второй план, и сочные краски окружающей действительности полностью формируют их картину мира. Так каким же он предстает перед глазами сорвавшихся игроков? Это молодой мир, обладающий практически неограниченными возможностями, с отсутствием постулатов о неизбежности наказания. Мир вечной жизни, силы и вседозволенности.

Но это лишь одна сторона медали, другая — кто эти люди, заселяющие девственные земли? Неуравновешенные подростки, ветераны с изувеченной психикой, инвалиды всех категорий, старики, те, кто умирает от неизлечимых болезней, криминальные элементы, люди, бегущие от реальности.

Остается лишь удивляться, что единичные ранее случаи рабства и насилия только сейчас приняли массовый и бесконтрольный характер. За последние три месяца „Служба работы с клиентами“ рапортовала о более чем полутора тысячах зафиксированных случаях насилия над личностью. Да, мы понимаем, что до признания юридического статуса сорвавшихся любые наши попытки помочь являются лишь жестом доброй воли, но ни в коем случае не нашей обязанностью. Согласно полученным ранее директивам, в большинстве случаев мы просто игнорировали запросы от сорвавшихся, топя их в бюрократической волоките. Это имело смысл при единичных конфликтах, ибо практически каждый случай требовал опосредованного вмешательства категории А, либо А+ со сложно прогнозируемыми последствиями.

Однако сейчас ситуация полностью выходит из-под контроля. Отдел информационного противодействия работает круглосуточно и с небывалым напряжением, при этом нам все тяжелее формировать общественное мнение и гасить волну, поднимаемую независимыми СМИ.

Для имиджа корпорации особо вредны случаи, когда инциденты касаются несовершеннолетних. В этом нет нашей прямой вины, функции родительского, возрастного и аппаратного контроля лежат на вирткапсулах, однако, если некоторые произошедшие инциденты получат массовую огласку, репутации и финансовой стабильности компании может быть нанесен колоссальный урон.

В связи с вышесказанным рекомендуем:

— Пролоббировать новые стандарты программной, аппаратной и физической защиты вирткапсул.

— Подготовить общественное мнение к вводу системы логина в виртмир по сетчатке глаза, как базовому принципу аутентификации игрока. Заинтересовать ГосДеп возможностью расширения данной функции на всю область виртнета.

— Ввести в игровой мир способность „Добровольная смерть“, с переносом ее в безопасную зону.

— Оттянуть на максимально долгий срок ратификацию закона о юрстатусе сорвавшихся, если когда-либо таковой будет принят.

— Организовать кампанию в СМИ под лозунгом „Закон обратной силы не имеет!“ якобы с целью „обезопасить ушедших от финансовых претензий из прошлой жизни“, реальная же задача — получение корпорацией полной индульгенции на все, что произошло с сорвавшимися до принятия закона.

Директор Аналитической Службы Дж. Говардс».

— Прощайте, пеленки, здравствуй, папин ремень! — так резюмировал контрразведчик мой рассказ о пребывании в замке Котов.

На импровизированном совещании в Малом Холле Восточного Замка собрался практически весь офицерский состав Ветеранов, а едва слышные сквозь открытые окна хлопки телепортов оповещали о прибытии очередной партии мобилизованных бойцов. Уровень тревоги был задран до оранжевого полюса, выше только красный, объявляемый лишь на период активных боевых действий клана.

Среди сияния брони и переливов артефактного шмота, в своей домашней одежде, я смотрелся чужеродным вкраплением. Слетать за вещами на городское кладбище просто не успел. Выбивалась из окружения и заплаканная Таня, наотрез отказавшаяся уходить. Она спала сейчас на диванчике у камина, в обнимку с белым Чебурашкой. Девушка время от времени вздрагивала и крепче сжимала ушастую зверушку. Народ временами косился в ее сторону и старался говорить потише. Кирилла уже отлечили и накормили, разведка сняла первые информационные сливки, и теперь он дрых в соседнем гостевом апартаменте, приходя в себя и накапливая силы для последующей работы с особистами.

Стас ставил задачу одному из своих замов, и объем предстоящих работ я уже представлял: вдумчивый перебор логов, строка за строкой, тщательное выписывание всех засветившихся имен, цифр и локаций, медитация в легком трансе, просматривание абсолютной памяти в поисках крупиц информации…

Командир спецроты, капитан Меченый, задумчиво потер подбородок:

— А ведь тот беззаботный мир, который мы знали, навсегда уходит в прошлое. Эйфория свободы и вечной жизни — вот чего лишили нас Коты.

— Валить! Наглухо, в реале! — прорычал орк с лейтенантскими нашивками на плаще.

Клык, командир элитной пятерки рог, группы устранения вражеских магов поля боя, был парнем эмоциональным и охочим до курева. Горка бычков перед ним росла с пугающей скоростью. На внешний рынок сигареты не поступали, но свои потребности клан худо-бедно обеспечивал.

— Не все так просто, — покачал головой особист, — большинство из Котов в срыве, от нас не уйдут, но главная проблема не в этом. Ответный удар должен быть очень взвешенным и пропорциональным. У большинства из нас в реале родственники, жены, родители. Стоит начать отстрел, и завтра начнем получать фотографии отрезанных голов наших детей, папики золотой молодежи не простят нам резню своих чад…

— Стас, только не говори, что вы ничего не знали. Ведь и ты, и Эрик неоднократно предупреждали меня о том, что одиночке в срыве опасно!

Я наконец задал мучивший меня вопрос и уставился на контрразведчика в ожидании ответа. Тот лишь пожал плечами и в очередной раз хлебнул крепкого кофе из огромной кружки.

— Между «догадываться» и «знать» — пропасть. Месяца три назад началась странная движуха. Вместо того чтобы усиливаться, поток сорвавшихся в нашем регионе начал чахнуть. Несколько раз нас просили приглядеть за ушедшими в срыв новичками, но отыскать их мы так и не смогли. Затем пропало несколько достаточно видных денежных мешков, и проблема встала во весь рост. Доходили смутные слухи о рабах в Халифате, у Азиатов и Африкано. Пару раз, в местах исчезновения новичков, видели странные группы Котов. Короче, подозрений было много, а фактов как-то не очень. Хотя шила в мешке не утаить, странно, что за три месяца лишь тебе удалось бежать. Кстати, ты так и не рассказал, как выбрался.

Я покачал головой.

— Мой способ никому не подойдет, извини. Секретом харакири не владею…

— Жаль… — с явным недоверием протянул особист.

Прости, родной, тайн у меня много, это правда. Да и ты не мой духовник, я вообще атеист. Хотя теперь вроде как явный последователь Павшего. До сих пор оторопь берет. Настоящий Бог виртмира, обалдеть…

Дверь зала вновь распахнулась, и присутствующие дружно встали, приветствуя лидера клана.

Генерал Череп, бывший майор-афганец, комбат в пятьдесят шестой гвардейской ДШБ, он же безногий инвалид, он же человек с опытом восьмидесяти с лишним лет непростой жизни. Говорят, что Череп — производное от черепахи, именно такое прозвище прилипло за активным дедом в кителе с наградными колодками, что вечно ползал по району на доске с колесиками. Детей майор воспитал правильных, внуки тоже удались. Получив от деда добро, они и уложили в вирткапсулу немощного старика с ясным умом, но слабеющим телом. Человек, заглянувший за грань гораздо дальше, чем я, шанс на вторую жизнь оценил. Именно его кипучей энергии клан и обязан своим существованием. И вот теперь кто-то снова покушался на его право жить. Смотря на этого могучего воина, я испытывал чувство искренней жалости к тем, кто решил стать у него на пути.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.