Оглянись, незнакомый прохожий…

Степанов Геннадий

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Степанов Геннадий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Оглянись, незнакомый прохожий… ( Степанов Геннадий)

Геннадий Степанов

Оглянись, незнакомый прохожий…

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Глава 1

Оглянись, незнакомый прохожий,

мне твой взгляд неподкупный знаком.

Может я это, только моложе,

Не всегда мы себя узнаем…

Ну что же, друзья мои, следует отметить, что если будет хоть один благодарный слушатель, то, я думаю, историю эту стоит рассказать. В данном случае описать – ну, скажем, так, как получится.

Случилась эта история очень давно, ровно сорок лет назад, летом 1972 года… в те времена укромные, теперь почти былинные, когда срока огромные, брели в этапы длинные… (Невольно как-то вспомнились строчки из песни В. С. Высоцкого.)

Так вот, лето 1972 года выдалось неимоверно жаркое и, как сейчас бы обозначили борзописцы-газетчики, весьма аномальное. Кругом горели леса и торфяники. Дымный смог стоял такой, что за сто метров не видно было ничего. Трава и растения маялись от отсутствия влаги и были какого-то неестественно бурого или вообще желтого цвета. Животные попрятались кто куда и изнывали от жары. Людей на улицах не было и создавалось впечатление конца света. Речка обмелела настолько, что перейти ее вброд не составляло труда даже в самом когда-то глубоком месте.

Мне тогда было семнадцать лет и все эти погодные катаклизмы казались чем-то таким… ну, скажем, как первые шторма для юнги, открывающего только-только для себя море.

Окончив училище механизаторов, работал я тогда в механизированном отряде Сельхозхимии. Трактор мне дали добитый настолько, что легче было бы изготовить новый, нежели собрать этот из груды металлолома. Так вот однажды, во второй половине дня, когда я в очередной раз убивал время на ремонт трактора, ко мне из конторы прибежала запыхавшаяся от дыма и быстрой ходьбы секретарша Галка.

– Тебя вызывают в горком комсомола, – проговорила она охрипшим от жары голосом.

– А когда, Галь, туда надо явиться? И зачем?

– Мне ничего не объясняли. Да и связь плохая, ничего не слышно. Сказали, что чем скорее, тем лучше.

– Ну, тогда я погнал. Ты, Галка, только начальство тут предупреди, а я помчался. Лады?

– Лады. – Галка закашлялась от дыма и пошла обратно на свой пост секретарский.

Помыв руки в солярке и потом с мылом в мутной водице, тонкой струйкой бежавшей из-под крана, я вышел на улицу и, как лихой наездник, вскочил на своего верного коня-мопед «Верховина» и помчался в район.

Ехать надо было двадцать километров, и все бы ничего, но дорога была старинной, выстланной камнем дикарем. Поэтому трясучка была ужасной. Я ехал и думал – зачем я им понадобился там, в горкоме ВЛКСМ? Может, хотят послать с отрядом таких же молодых комсомольцев тушить лесные пожары? Мысленно я уже представлял себе, как это все происходит, и как я совершаю подвиг (только еще не придумал, какой) и как лежу на траве среди деревьев, перемазанный сажей и кровью. Пью жадно спекшимися губами теплую воду, заботливо мне кем-то поданную, и вокруг меня хлопочут девушки, непременно красавицы, и парни завистливо смотрят на меня, совершившего подвиг, и жалеют, что это я, а не они…

– А ну стоять! – визгливо грозный окрик вернул меня к реальности.

– Ты че тута ездиишь, а? Леса поджигашь? Я вот тя щаса арестую.

В дыму на обочине дороги я разглядел женщину, н-н-ет, скорее бабу или даже бабищу угрожающего вида. Она стояла, уткнув руки в боки, с папиросой во рту.

– Папиросу погаси. Пожарница хренова! – огрызнулся я и погнал дальше.

…Ну так вот – красивые девушки, парни завистливо смотрят…

Вот, зараза, от таких мыслей приятных отвлекла, чтоб ей…

Наконец я дотрясся до райцентра и, бросив мопед у здания горкома, вошел внутрь. На мое удивление в коридорах горкома было как-то так свежо и прохладно, что даже уходить не хотелось.

Глава 2

Надо отметить, что во всем здании я не встретил ни одного человека. Да это и понятно, был уже конец рабочего дня и сезон отпусков. В тишине я услышал голоса, раздающиеся из кабинета в конце коридора. Я постучал и, открыв дверь, пошутил:

– Здорово, братцы, вот и я, небось, не ждали ни. я!

На меня не обратили внимания два человека. Один из присутствующих был Алексей Алексеевич Князев, первый секретарь горкома комсомола. Второй присутствующий – паренек какого-то уж очень затрапезного вида. Цветастая рубаха, на нем сидевшая мешковато, была на пузе завязана узлом и не застегнута ни на одну пуговицу. На ужасно лохматой голове, поверх копны волос, не знавших расчески, была набекрень нахлобучена засаленная кепка с измятым козырьком. Вдобавок ко всему парень был настолько конопат, что казалось, будто солнышко на нем одном отыгралось за все человечество, осыпав его веснушками, наверное, в несколько слоев. Паренек всхлипывал и как-то гнусаво тянул:

– А мамка че, одна будет корову что ли без меня обихаживать? Не поеду я-а-а. А сено кто за меня-а-а убирать бу-у-дет, ты что ли? Сказал, не поеду и усе-е-е.

– Ты не комсомолец. Ты тряпка. – Алексей Алексеевич повернул голову и, уставившись на меня, спросил – А ты поедешь?

– Поеду, – сходу выпалил я, еще не зная, куда надо было ехать и зачем. Но в моих представлениях ехать надо было непременно тушить пожары.

– Вот видишь, как настоящие комсомольцы поступают. Они не раздумывают. Куда комсомол и партия пошлют, туда они и едут! – пафосно проскандировал Князев.

– А птамушта драчки оне-е-е, – размазывая сопли, заныл паренек.

– Иди отсюда, чтоб глаза тебя мои больше не видели.

Пацан пулей выскочил из кабинета и Князев обратил свой еще не остывший от гнева взор на меня.

– Вот видишь, какие еще у нас есть несознательные экземпляры.

– Да ладно, Лень, он прав: на кого он мать-то оставит без помощника, небось один он у нее?

– Да какое на хрен один! У него отец есть и брат старший, пьют как извозчики – оди-и-ин…

– Ну ладно, че вызывал-то?

– Надо, брат, в Казахстан на целину ехать. Ты как, согласен?

Я от какого-то смешанного чувства чуть не захлебнулся. Такой ком к горлу подступил – комище! Дело в том, что поколение наше искало романтику и приключения. Хотелось быть полезным своей стране. А тут такое – что вроде как не Леня Князев посылает на целину, а Родина зовет. У меня в глазах на мгновение воссиял (мысленно, конечно) плакат времен войны – РОДИНА МАТЬ ЗОВЕТ!

– Леня, да я об этом и не мечтал! – воскликнул я. – Когда ехать?

– Завтра с утра. У меня одна партия ребят уже уехала, а другая будет через неделю. В той, первой партии, один заболел, с поезда сняли – недобор. Нужна единица, так сказать.

– Поеду, конечно же поеду!

Дальше Князев меня наставлял и инструктировал целых полчаса. Наконец я не выдержал и сказал.

– Лень, хватит пузыри мыльные пускать, поехал я собираться.

Алексей Алексеевич долго тряс мне руку. Да и, конечно, у него гора с плеч. А знал бы он тогда или хотя бы предполагал, сколько этой горе, которая с плеч, повидать и пережить придется, он бы сто раз подумал.

Обратно я доехал гораздо быстрее, ибо поехал объездным путем по асфальту и получилось быстрее и комфортнее.

Дома мою новость мать встретила с ужасом.

– Не пущу, не пущу, и не уговаривай, и даже не думай, и денег на дорогу не дам! Это ж надо, такую даль, да еще одному, нет, сказала, не пущу! – выпалив все это, мать расплакалась.

– Мать, да пусть едет. Мир хоть поглядит. Что он тут дома за твою юбку будет держаться? Он же мужик, – это батя меня пытался поддержать.

– А ты молчи. Молчи, я сказала. Сердца у тебя нету. Родного сына черт-те куда отправлять!

Тут следует заметить, что в ту пору у нас дома был ремонт и как раз вечером у нас работал электрик Вася. Его все уважали. Мужик был очень грамотный, начитанный и обладал каким-то неимоверным обаянием. Так вот этот Вася и говорит.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.