Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации

Никонов Александр Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации (Никонов Александр)

Три капли на стакан

Надо запастись либо умом, чтобы понимать, либо веревкой, чтобы повеситься.

Антисфен

1

Я борюсь.

Всю жизнь я своими книгами борюсь — против человеческой глупости, косности, ксенофобии. Против химер традиции, выедающих моим согражданам мозги. Против их ригидности и умственной медлительности. Я борюсь с вами — за вас. Борюсь неустанно. Где «спасибо»?… Впрочем, дело не в признательности. Оставьте благодарности! К чему мне они? Я нахожу свое удовлетворение в изменении этого мира. Моя задача — спасти его.

Да, я спаситель. Но ваши молитвы мне не нужны. Мне нужны от вас ясные глаза и понимание. Если вы читали мои прежние книги, то знаете: мир стоит на пороге грандиозных, если не сказать катастрофических изменений. Их природа описана. Она многолика. Нить развития нашего мира уткнулась в гордиев узел проблем — экономического кризиса, экологических катастроф, демографического перехода, генетической деградации. Сейчас решается наша с вами судьба и судьба наших детей. Мы скатимся в новое Средневековье, в катастрофу? Или преодолеем этот «горизонт социальных событий»? Нас ждут новые темные века с их кровью и грязью? Или у наших детей будет более радостное будущее?

Римляне, стоявшие перед крахом своего великого светлого мира, не знали ничего о будущем темном тысячелетии. Мы же предупреждены наукой, историей и просвещением. И потому сейчас все мыслители ищут новые дороги, новые парадигмы. К сожалению, часто этих мыслителей заносит не туда. Порой, пытаясь решить новые задачи, они хватаются за старые инструменты. Апеллируют к «традиционным ценностям», призывают нас вернуться к тому, от чего человечество уже ушло. Но нам нужны новые инструменты. И главный из них — иная мировоззренческая картина. Новая идеологическая парадигма. Новое миропонимание. То есть новое отношение к миру, к самим себе и к окружающим нас.

В построении этой новой картины мира есть две опасности, между которыми мы должны проскочить. Чтобы выжить, человечество должно протиснуться в узкую щель возможности — между традиционными и жестокими установками прежнего мира и мягкотелой импотентностью, порожденной последним полувеком европейского существования. Нам нужно оставить в своем арсенале победителя гуманность и алертность, необходимую жесткость и скрепляющий их прагматизм. И безжалостно отбросить жестокость, мифологичность, романтизм и слюнтяйство. В кризис может выжить только жесткий и суровый. А жить дальше и развиваться — только гуманный и гибкий. Левый и правый бока мы жестоко обдерем, пролезая между этими Сциллой и Харибдой.

Тем более что Сцилла уже начала наступление на ржавом танке, на борту которого значится «С нами бог», а Харибда притаилась в засаде с твердым убеждением, что «все люди равны, воистину равны».

Эта книга будет безжалостно снимать с вас кожу привычных представлений. Если вы будете злиться, читая ее, то это хорошо, как хорош подъем температуры в организме во время болезни — значит, борется!

Боритесь.

2

Один из моих издателей — домашний Цицерон. Настоящий оратор. Он порой произносит зажигательные речи, но исключительно про себя, в режиме внутреннего употребления. Внутренняя толпа неистовствует и рукоплещет. Но однажды он нарушил это правило, толкнув свою пламенную речь мне, потому что я под руку попался. Данное уникальное событие было вызвано принятием Государственной Думой очередного «мудрого» закона — о том, чтобы дети наши росли изнеженными, как орхидеи в оранжерее. Чтобы даже тень воображаемых неприятностей и тягот мира не касалась их умов. Короче, закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью», требующий маркировать продукцию (книги, телепрограммы) дурацкими знаками «6+», «12+» и т. д.

Затея действительно дурацкая. Такими значками скорее привлечешь внимание, чем отвадишь. Да и как может информация причинить вред здоровью? Но нашей Думе дурости не занимать, что отчетливо видно из текста закона. Он, например, запрещает детям книги, «отрицающие семейные ценности» и «пропагандирующие бродяжничество, табачные изделия»…

— А это значит, что огромный пласт детской литературы, на которой воспитывались поколения, наши дети не увидят! — воскликнул издатель, кинулся к полкам и вывалил на стол кучу книг, среди которых я успел заметить и «Приключения Гекльберри Финна», и «Без семьи» и книжку о путешествии Нильса с гусями и многое, многое другое. А уж если вспомнить, что Гекльберри не только бродяжничал, но и курил, ситуация для классики становится совсем уж безрадостной.

Кроме того, в детских книжках теперь запрещены бранные слова, хотя их список в законе не приводится.

— И если бы я толкал речь перед Думой, — продолжал мой собеседник, — я бы спросил этих сытых депутатов: а «дурак» — бранное слово или нет? Если да, значит, наши дети останутся без сказок, потому что в половине из них действует Иван-дурак, и без Пушкина с его «дурачина ты, простофиля!». Если же «дурак» слово не бранное, то я ответственно заявляю, что закон этот писали и принимали дураки. И обижаться не нужно, поскольку «дурак» бранным словом не является…

На том и порешим! В этой книге я буду употреблять слово «дурак» как необидное. Я и вправду не желаю оскорбить читателя, который вдруг узнает себя в описываемом дураке. Дурак у меня — не оскорбление. А просто констатация природного факта.

3

В России вышел учебник по биологии для 9-10 классов, в котором написано буквально следующее:

«Сходство человека с животными не доказывает эволюционного родства. Аналогии строения организмов не менее убедительно свидетельствуют о единстве плана сотворения… Косвенным доказательством того, что в безгрешном мире взаимоотношения между существами были мирными, являются жизнеописания святых. Преподобному Герасиму Иорданскому в пустыне служил лев, к преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому без страха приходили лесные звери. Согласно Писанию, в будущей жизни, которая наступит после второго пришествия Христа, хищники обретут первозданное состояние „и пастися будут вкупе волк со агнцем, и рысь почиет со козлищем… и вол и медведь вкупе пастися будут, и вкупе дети их будут, и лев аки вол есть будет плевы“ (Ис. 11:7)».

Дураки, которые выпустили этот учебник, трижды пытались получить на него положительное заключение Академии наук. И трижды РАН эту чушь в качестве учебника по биологии забраковывала. Но сама настойчивость пугает! Сколько еще атак выдержит академия, учитывая ухудшающуюся с каждым днем интеллектуальную ситуацию в стране и разливающееся по ней мракобесие?…

Эти три маленьких авторских предисловия к книге (последнее из них вы сейчас заканчиваете читать) — как три пилюли с ферментами перед огромным массивом информации, который вам предстоит поглотить. Или, если хотите, рюмка перед сытным обедом. А попросту говоря, пояснение, о чем книга.

Она — о том, что мы как цивилизация стремительно теряем, — об интеллекте личностном и интеллекте цивилизационном. Начнем мы с интеллекта личностного и закончим цивилизационным. Ведь, как я уже сказал, цивилизация наша стоит на пороге больших изменений. А путь для их преодоления и выживания только один.

Его я укажу пальцем.

Часть I. IQ как он есть

Тупость? Поклоняться перестаньте ей — только интеллект (из прочих многих) был и будет главною гарантией выживанья общества двуногих.

Борис Влахко

Ну, что — поехали? Или сразу полетели? Судя по картинке, скорее, второе. Начнем с самолета.

Итак, посмотрите на изображение и скажите, по какой траектории падает бомба с самолета?

Ответили? Надеюсь, не сильно затруднило.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.