Дневник офицера Великой Армии в 1812 году.

Ложье Цезарь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дневник офицера Великой Армии в 1812 году. ( Ложье Цезарь)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мемуары Цезаря де Ложье, офицера итальянской королевской гвардии, вошедшей в состав корпуса принца Евгения Богарне, по всей справедливости должны занять одно из первых мест в бесконечном списке воспоминаний участников Наполеоновских войн. Правда, это не Сегюр с его изящными, стильными картинками, это не грубовато- красочные рассказы сержанта Бургоня, не занимательные своей наивной оригинальностью переживания капитана Куанье, не увлекательные рассказы бравого кавалериста Морбо, не умное повествование точного доктора-немца Рооса, — но зато это и не сухие реляции Сен-Сира или ядовито-надутые и подчас деланные рассуждения Лабома. Это рассказ одного из «малых сих» — простой, искренний, дышащий неподдельной любовью к правде, дневник прекрасного солдата и дельного, не мудрствующего лукаво офицера, всецело проникнутого чувством своего долга. Изо дня в день ведет он запись пережитого, занося свои воспоминания на клочок бумаги, часто кусочком угля при свете зарева пылающей деревни или в жестокий 20-градусный мороз. Правда, не везде дневник отличается одинаковым достоинством: наступают дни тяжелого отступления — автор сам чуть не погиб в роковую минуту, и дневник становится несколько риторичен, но это, быть может, единственный недостаток «воспоминаний итальянского офицера», вероятно, эта часть их была значительно корректирована автором впоследствии. Зато достоинства «воспоминаний» сразу бросятся в глаза читателю. Маленький скромный офицер Великой Армии, без всякого пафоса рассказывающий о пережитой им потрясающей драме, невольно привлекает к себе внимание. Верный своему долгу, образованный, с широкими умственными запросами, которые не покидают его и среди бурь военной непогоды, знаток Ариоста и Тасса, рыцарственно-воинственный мечтатель, он живет классическими образами Плутарха и старинного французского молодечества, но в то же время он и горячий патриот, — отсюда его желание скрыть себя в толпе земляков-итальянцев, отсюда постоянное «мы», конфузливо закрывающее собою скромное «я» автора, которое лишь изредка показывается на глаза читателю. Поэтому рассказ полон жизни и страсти, рисует простыми, но сильными штрихами рельефные фигуры больших и малых людей Великой Армии. Как живые проходят пред нами и сам император в сером походном сюртуке у бивачного костра или на походе, и храбрый, не теряющий духа Евгений, неустрашимый Лабедуайер, решительный генерал-итальянец Пино, дружно идут в бой рука об руку итальянские офицеры и гренадеры, спокойно умирают, цепляясь костенеющей рукой за дорогой итальянский крестик, с последней мыслью о милой сердцу Италии итальянские солдаты; ярко передается напряженное ожидание похода в неведомую страну, зловещие предчувствия, бодрое сперва шествие по бесконечным равнинам, страшная битва под Москвой, пожар Москвы, кошмарные сцены отступления, упорная битва под Малоярославцем, отчаянная безуспешная борьба с Милорадовичем под Красным и последнее шествие «теней Великой Армии», когда сам Мюрат потерял присутствие духа. Все безыскусственно просто рассказывает нам маленький офицерик, не решаясь рассуждать о походе, всегда держась реальных фактов и никогда не забывая о своей дорогой Италии, которая лишь недавно вырвана из-под австрийского ига; его больно обижает пренебрежительное отношение принца Евгения к итальянской армии, но лишь изредка слышится укор, когда срывается суровое слово у грозного и требовательного к измученной армии императора. Ложье — прежде всего солдат, но этот солдат никогда не забывает в себе итальянца.

Жизнь его нам очень малоизвестна. Выйдя из рядов мелкого итальянского дворянства, он быстро теряется в нем после походов, так что мы не знаем даже года его смерти. Родился он в Порто-Феррайо на острове Эльба 5 октября 1879 г., служил с отличием в легкой кавалерии и получил 23 августа 1808 г. орден Железной короны. Участвовал в Каталонском походе. В 1812 г. был вторым лейтенантом, одним из адъютантов при штабе легкоконного (велитского) полка королевской гвардии принца Евгения Богарне, вице- короля Италии, после был полковником на тосканской службе.

Воспоминания его сделались известны недавно благодаря стараниям г-на Лионне. Последний случайно нашел в Миланской библиотеке четырехтомное сочинение де Ложье, изданное в 1826–1827 гг. (том в 450 страниц) и посвященное истории участия итальянцев в походах 1789–1815 гг.: среди скучного повествования и документов оказались блещущие свежестью «воспоминания итальянского офицера», т.е. самого автора. Эти воспоминания Лионне выделил из груды мусора, выбросил кое-где введенные автором впоследствии рассуждения, нарушавшие первоначальную ценность рассказа, и опубликовал, снабдивши своими объяснительными примечаниями [1] .

А.Васютинский.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Я не литератор, я — солдат и берусь за перо для того, чтобы рассказать о деяниях своих товарищей по оружию.

Вы не встретите здесь блестящего слога, изысканного языка; зато правда, беспристрастие и искренность будут моими защитниками.

Как очевидец, в силу обязанностей, которые я нес в своем полку королевской гвардии принца Евгения — вице- короля Италии, в качестве адъютанта, я имел возможность отмечать события изо дня в день. Иной раз случалось заносить воспоминания кусочком угля при зареве пылавшего дома или горевшей хижины, иногда при 28° мороза.

Со времени похода Бонапарта в Италию, т.е. с 1796 г., народы Апеннинского полуострова беспрерывно сражались в рядах французских армий в Италии, в Германии, в России, в Далмации.

Словом, с 1808 по 1814 годы 200 000 итальянцев делили с этими армиями опасности и лишения на поле битвы. Во французских рядах очень часто можно было встретить в большом числе уроженцев Пьемонта, Генуи, Пармы, Романьи, Тосканы, жителей острова Эльба и др. Вот почему я, как итальянец, рассказывая обо всем, что возвеличивает Францию, постараюсь осветить и то, что прославляет Италию.

ГЛАВА I

На пути в Россию

Милан, 18 февраля 1812. Генерал Пино получил от начальника Главного штаба маршала Бертье приказ быть готовым к выступлению в поход с пехотной дивизией (почти 15 000 человек), двумя егерскими полками, гвардейской дивизией, увеличенной драгунским полком королевы, с армейскими отрядами, саперами и обозом.

Сегодня мы выступаем из Милана неизвестно куда.

Гольдберг (прусская Силезия), 17 апреля. Мы прошли Тироль, Баварию и Саксонию; теперь мы в Гольдберге, в прусской Силезии: предместье, 800 домов, 3 церкви, больница, школа и 5300 жителей — таков Гольдберг, лежащий на реке Каубах. Окрестности прелестны. Здесь именно к итальянской королевской гвардии должна присоединиться дивизия Пино, целиком составленная из итальянцев, затем дивизии Бруссье и Дельзона, в которые, за время их долгой стоянки в Италии, поступали все новобранцы из итальянских департаментов, присоединившихся к Франции, наконец, полки Нарбони и Марранези и бригада легкой кавалерии под начальством генерала Виллата.

Все эти войска, включая сюда артиллерию, саперов, соединенный обоз и проч., образуют итальянский контингент, который составит всего один корпус под командой герцога д’Абрантес (Жюно).

Наш поход казался нам блестящей и приятной военной прогулкой. Добродушное, терпеливое, флегматичное, культурное население всюду принимало нас ласково; и несмотря на свое утомление слишком частыми визитами французской армии, оно не потеряло своего природного добродушия, и столь же гостеприимно, как и раньше.

Подчиненные деятельно помогают своему начальству. Так поддерживается равновесие между высшими и низшими чинами нашей армии. Благородная дисциплинированность наших войск увеличивает почтение, внимательность и восхищение населения, среди которого мы останавливаемся на отдых.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.