Восток и Север

Васильев Андрей

Серия: Акула пера в Мире Файролла [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Восток и Север (Васильев Андрей)

Глава первая

в которой герой понимает, что веселая шутка иногда имеет серьезные последствия

И все-таки Испания прекрасная страна! Тепло, светло, комара нет, фрукты дешевые, вином — хоть залейся, и по такой цене, что сначала в нее и не веришь. А если ты еще проявил благоразумие и оставил симку от телефона дома — так вообще считай, что все отлично. Я, конечно, еще маленько опасался, что Элька экстремалить будет — она вообще непредсказуема, но и тут все обошлось без эксцессов — она втянула меня в рафтинг в Пиринеях — как я и предполагал, но все обошлось. Там я как полагается, сверзился в горную речку и водички хлебнул, — но не более того. Да и куда там этим Пиринеям до наших горных рек на том же Алтае.

А так, в целом, все прошло отлично. Отдохнул как тот котяра из мультфильма — во! Все было хорошо в отдыхе, одно только плохо — что он закончился. Элька выбросила меня из такси с сумкой у метро, сообщив, что:

— Сам доедешь. Я так в самолете устала… — и умчалась, обдав меня выхлопом.

— Ух ты — сказал я и побрел в метро. Денег с собой на машину у меня не осталось…

Дома все было так же, как и десять дней назад, только местами образовалась пыль, которая меня впрочем, совершенно не смутила — ну пыль. Ну и чего? Я ж не женщина, мне пофигу. Это они, приехав, сразу начинают:

— Пыль, пыль, всюду пыль. Пылесось, а я пока тряпкой. Куда ты кинул сумку — там же все надо в стирку. Немедленно! Так, в холодильнике пусто, быстро иди в магазин.

Какой магазин? Какая стирка? Дайте кости бросить на родной диван. Я его десять дней не видел, соскучился.

Но я, слава Богу, все еще (точнее давно уже) не женат, дама отбыла домой и хвала небесам, что к себе, а не ко мне. Диван запел пружинами — я метнул на него свои восемьдесят шесть кило. Устроившись поудобнее, я обвел глазами комнату и зацепился взглядом за капсулу-ванну. Если честно, то впечатления последних полутора недель порядком подстерли у меня в памяти мои приключения в виртуальном мире — в Испании я и не вспоминал о том, что где-то есть клан к которому я принадлежу, невыполненные задания и даже невеста из племени вилис. Как там ее бишь? А, Эльмилора. Кстати, выгодно отличающаяся от Эльвиры хотя бы даже менее сварливым характером. С другой стороны, Элька молниями не может шваркать.

— Надо будет как-нибудь туда зайти — аккаунт-то проплачен — подумал я, еще немного повертелся и уснул.

Проснулся я уже утром следующего дня — давешний перелет и состояние постоянного легкого алкогольного опьянения в течение полутора недель (Ну да, а вы испанские вина пили? И сангрию? И все за пять копеек? Ну так и не осуждайте!) как-то измотали меня, вот организм и компенсировал все длительным сном в родной стране на родном диване.

Отправляясь на балкон выкурить самую первую, — а потому самую сладкую сигаретку, я цапанул с книжной полки симку — пора возвращаться к общению с миром. Хотя — кому я нафиг нужен? Ну, не Мамонту же?

Я только вставил симку, даже не успел крышку на телефон одеть, как он разразился мелодией из любимого мной старого, но классного сериала «Карпов-4».

— Але, Киф! Ну слава Богу! — это была секретарша Мамонта Жанна — Блин, шеф рвет и мечет уже наверное неделю!

— А чего он рвет и мечет? — пробормотал я, понимая, что если она это говорит мне, то я по любому присутствую где-то в причинах рвания и метания. А может, являюсь и основной из этих причин.

— Тебя найти не может. Прикинь, он даже пытался меня заставить все отели в этом твоем Салоу обзвонить.

— Жесть! И чего, обзвонила?

— Да прям. Сказала, что они все по-испански говорят, а я испанского не знаю.

— А чего случилось то?

— Да я не знаю, только ему постоянно какие-то люди звонят и спрашивают — вернулся ты или нет.

— Чего за люди?

— Киф, я не доктор, я не знаю. Соединяю тебя с шефом. Удачи. Если что — с нас венок с красивой ленточкой.

— Спасибо тебе, добрая девочка — сказал я Жанне и подумал, что можно позвонить после разговора старому моему приятелю Севе Верховцеву — на какой-то пьянке он говорил что-то про окно на финской границе. Если что — отсижусь у турмалаев-рыбоедов.

— Никифоров! — раздался рев Мамонта. Кстати, по ходу они, настоящие мамонты, наверное так и ревели и я понимаю древних людей предпочитавших не копьями в них кидаться, а в яму ловить — если что, так хоть сбежать можно. Я реально струхнул. Я такого Мамонта и не видел никогда и не слышал. Это чего ж я такое накосорезил-то…

— Никифоров! Ты! Где! Шлялся! — раздалось в трубке.

— Здрасьте, Семен Ильич — проблеял я в трубку — В отпуске был. Мала-мала.

— Ты, паразит такой, почему на звонки не отвечал?

— Да как я отвечу-то? — стал я выстраивать защиту — Денежка на счету кончилась, а где я в Каталонии ее на счет положу? Там терминалы конечно есть, но они нефига деньги на «Билайн» не принимают.

— Я тебе сказал, сволочуге — быть на связи. Почему не был?

— Ну я могу снова про терминалы рассказать, но вы ж меня все равно уроете — рассудительно сказал я — Чего повторяться-то?

— Про «уроете» — это ты верно заметил — голос Мамонта стал на пару децибел потише — Я тебя убью, потом воскрешу, снова убью и так десять раз!

— Не-не, десять не выйдет.

— Чего это?

— Так вы ж с особой жестокостью убивать будете. После шестого раза одни субпродукты останутся. Чего там воскрешать будете?

— Вот ты погань, вечно поорать вволю не дашь. Ладно, через час чтобы у меня как штык! Не дай-то Бог хоть на минуту опоздаешь!

— Чего хоть случилось?

— Сказал бы, да удовольствие не хочу портить себе! Пулей в редакцию. И это… побрейся.

— А белье чистое надевать?

— Сам думай. Я тебя и так отпою.

И повесил, сволочь такая, трубку. Я постоял еще немного в раздумьях, матернулся, выбросил хабарик, дотлевший до фильтра и опаливший мне пальцы и пошел бриться — не стоит давать Мамонту дополнительные поводы для моего убийства.

Ну, Мамонт мне конечно по барабану, мало ли газет в Москве. Репутация у меня есть, опыт тоже, знакомствами оброс, так что даже если он меня уволит — то и хрен бы с ним. Вот что за люди меня искали — вот это непонятно. Денег вроде никому не должен, в темные дела сроду не лез, дорогу наркокартелю не переходил. Кто это может быть?

В легком смятении и в слегка растрепанных чувствах я доехал до редакции и ввалился в приемную Мамонта.

— О, Никифоров — встрепенулась Жанна увидев меня — Магнитик мне привез?

— Чего? — не сразу понял ее уже порядком взвинченный я — А. Магнитик. Привез, но не привез сейчас. Потом подарю. Наверное.

— Иди в кабинет. Мамонт сказал, что как придешь — чтобы сразу к нему заходил. И эти мужики уже там — доверительно шепнула мне Жанна — Давай, давай.

Я постучал в дверь и, приоткрыв ее, просунул в нее голову.

— Семен Ильич, я зайду? — по возможности беззаботно произнес я.

— Аааа, вот и наша звезда — радостно настолько, что я даже почти поверил в его искренность, произнес Мамонт — А мы уж тебя заждались!

И он встал!!! из-за стола, подошел ко мне и приобнял.

Я подумал, что, вероятнее всего я уже умер и попал в то самое странное место, где когда-то бродила Алиса Линделл. Ну, просто не может такого быть, потому что не может такого быть никогда.

Мамонт потыкал меня по дружески кулаком в живот, и представил двум мужчинам в черных костюмах и белых рубашках, сидящих на диване за журнальным столиком.

— Позвольте представить вам господа. Вот это и есть тот самый Харитон Никифоров, уже взошедшая — не побоюсь этого слова — звезда российской журналистики и один из моих самых талантливых авторов. Берегу как зеницу ока!

Может это работорговцы и он решил меня нелегально им продать?

— Добрый день Харитон… — один из белорубашечников протянул мне руку и замер в ожидании моего отчества.

— Просто Харитон. Или по фамилии — как вам удобнее, так и называйте — я потряс его конечность и конечность второго, которую мне тоже протянули.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.