Заступник. Твари третьего круга

Свобода Арина

Серия: Зона тайны [0]
Жанр: Боевая фантастика  Фантастика    2013 год   Автор: Свобода Арина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заступник. Твари третьего круга (Свобода Арина)

Часть 1

Глава 1

Неяркое осеннее солнце гладило затылок теплой ладошкой. Облака пыли взлетали при каждом шаге и оседали на потрепанных ботинках. Звонкий голос настигал, ввинчивался в мозг, выдавливал слезы из глаз:

— Никел-дрикел пива выпил! Толстый-жирный, поезд пассажирный! Эй, трус! Ты что, совсем тормоз? Слабо ответить?

Ник еще ниже опустил голову и ускорил шаг. Не помогло — компания мальчишек во главе с Вайетом обступила его, вынуждая остановиться.

— Ну что, девчонка, боишься? Ха, смотрите-ка — он же хнычет!

Тяжелую сумку сорвали с плеча, разноцветные тетради и учебники полетели в пыль.

— Давай, жирный, попроси, как следует! Может, тогда я сжалюсь и отдам тебе твой драный рюкзачок!

Увесистая оплеуха швырнула Вайта на землю, и он, вскрикнув, растянулся у ног Ники. Остальные обидчики прыснули в стороны — топот множества быстрых ног скоро затих вдали.

— Собери все, уродец. И поживей, я спешу!

Вайет послушно начал подбирать книжки и даже пытался сдувать с них пыль. Никел бросился к широкоплечему коренастому подростку, который со скучающим видом наблюдал за ползающим по земле Вайтом.

— Фолк! — Ник прижался лицом к его груди, уже не сдерживая рыданий.

— Хорош сопли размазывать, Ники, — Фолк небрежно отстранил братишку. — Тебе просто повезло, что я оказался рядом. Вечный Отец, когда же ты вырастешь?! Сколько можно держаться за мамкину юбку?

Вайет внизу негромко засмеялся. Фолк немедленно отвесил ему подзатыльник:

— Чего ржешь, дубина?! Еще раз увижу, что обижаешь брата, — убью! Давай сюда! — он вырвал рюкзак из рук пацана и сильно толкнул его. — Катись, пока я добрый! Пошли, Ник!

Фолк размашистым шагом направился в сторону дома. Полноватый и низкорослый Ник едва поспевал за ним.

— Фолли, — задыхаясь, выпалил он, — ты… ударил его. Два раза.

— И что?

— Мама огорчится…

Фолк резко остановился, крепко взял его за плечи и произнес, глядя прямо в глаза:

— Мама переживет. Вон сколько лет папашку терпит. Он спускает на бухло все, что мне удается заработать, и вещи из дома тащит, а она лишь вздыхает! Он ее избивает, а она даже руку не поднимет, чтобы защититься. И ничего! Переживет! Понял?!

Никел судорожно дернул головой — кивнул.

— А я не всегда буду рядом, — старший брат жестко тряхнул мальчишку. — Скоро свалю из этой дыры ко всем чертям.

— Куда?

— В город! У меня разве есть выбор? Так что учись сам давать отпор всяким шакалам! Эти теперь вряд ли сунутся, но всегда найдутся другие.

— Я не могу, Фолли. Просто не могу. Если из-за меня мама…

— Мама тут ни при чем! — взорвался Фолк. — Они с папашкой всю жизнь вошкались в собственном дерьме и дальше будут. А ты, если не можешь драться, — учись давать сдачи по-другому!

— Как?

— Не знаю как, Ник, — Фолк отпустил брата и опять зашагал по дороге. — Я не знаю…

Увидев лицо младшего, мать со вздохом опустилась на стул, бросив недолепленые пироги.

— Опять?

— Отстань, мам! — огрызнулся Фолк, шаря на полках в поисках еды. — Ничего страшного — слегка шлепнул мальца, который обижал Ники. А что я должен был — смотреть, как его дразнят?!

— Фолли, это же дети…

— Мам, ну какие дети? Нику уже десять! А ведет себя, как сосунок! Лучше поесть дай.

— Отец вчерашнее доел, а пироги еще не скоро будут готовы.

Фолк грохнул пустой кастрюлей и посмотрел на мать. Ткнул пальцем в багровые следы повыше измазанного мукой запястья.

— Опять денег требовал?

Мать поспешно спустила рукав, глянула виновато:

— Сынок, ты бы сходил, поискал его. Боюсь, хватит лишнего…

— А мне-то что? Пусть упьется хоть до Темного Города.

— Нельзя так говорить, отец ведь!

— Отец, — Фолк плюнул на пол. — А ты — мать. Еще раз на тебя руку поднимет — убью.

— Смерти моей хочешь?

— Д-дура!

Фолк вышел из дома, громко хлопнув дверью.

Мать вздрогнула от резкого звука, закрыла лицо руками.

— Светлый Лес, Ники, сколько мне еще с ним мучиться?! Я не выдержу эти два месяца до его шестнадцатилетия…

— Ма-а-ам… Он не виноват, правда! Они первые ко мне пристали, а я…

Женщина прижала к себе младшего сына и тихо, беспомощно заплакала.

Лунный свет растекся по полу молочной лужей. В ней колыхались тени деревьев, и Нику казалось, что комната — это вагон поезда, который уносит их с Фолком далеко-далеко. Отчего-то сразу вспомнилась дурацкая дразнилка Вайета, и слезы сами собой навернулись на глаза. Дурак! Только и может брехать. Он и поезда-то никогда не видел. Это было слишком давно, еще до появления Безлюдья, когда из города в город по длинным железным рельсам ходили поезда. И мимо их поселка тоже. Вместо набата на главной площади до сих пор висит кусок древнего рельса. Вот бы когда-нибудь эта железяка свалилась на голову гадскому Вайету!

Ник вздохнул. Хорошо, что Фолк всегда за него заступается.

Брат раскинулся на смятой простыне — сброшенное одеяло громоздилось темной кучей на полу — и громко, по-мужицки храпел.

Эх, вот бы уехать вместе с Фолли! Только не в город, хорошо бы выбраться за пределы Узла. Они могли бы вместе странствовать, разыскивать другие города и исследовать их. Вот было бы здорово! Никел представил, как они бредут по безлюдным землям, уставшие и голодные, и в голубой дымке перед ними встает город-призрак, вымерший много лет назад. Они с братом спешат по заброшенным улицам, забираются в руины старинного дома и там находят…

Никел не успел додумать: в комнате стало душно, точно кто-то неведомый выпил весь воздух. Ника бросило в пот, он облизнул мигом пересохшие губы. Над домом начала сгущаться призрачная мгла, подбираясь к родительской спальне. Он уже видел это раньше много раз и не имел ничего против, когда мгла забирала отца. Тогда всем дышалось свободнее, а отец просыпался через несколько дней, тихий и присмиревший. Странные тени еще некоторое время мелькали в его глазах, пока он снова не начинал тянуться к бутылке.

Когда из-за выходок Фолли засыпала мама, все становилось совсем ужасно. Сколько мама будет спать на этот раз? За те два удара? Сутки? Двое? Проснется больная, с новыми морщинками и сединой в волосах. Нечестно, что маме опять будет плохо. Из-за него. Из-за того, что он такой тюфяк.

Ник тихонько выбрался из кровати. Стараясь не скрипеть половицами, спустился на первый этаж. Осторожно толкнул дверь родительской спальни. Замер на мгновение — тихо, темно — и шагнул внутрь.

В комнате стоял неистребимый запах табака и перегара. Отец лежал, широко разбросав руки и ноги. Мама притулилась с краю, подтянув колени к животу и обхватив себя руками за плечи. Мгла зависла над ней, готовясь запустить холодные длинные пальцы прямо в сердце.

Ник остановился в нерешительности, но в этот момент мама шевельнулась и чуть слышно застонала во сне.

Ник стиснул зубы и сделал шаг к кровати. Несколько раз глубоко вздохнул, прикрыл глаза и вытянул перед собой руки с напряженно растопыренными пальцами, чтобы прикоснуться к мгле. Впитать ее в себя.

Пусть заберет его вместо мамы. Ведь это все из-за него! А мама не виновата.

Какое-то время он просто стоял — призрачная фигура в широкой ночной рубашке. Потом круглое лицо болезненно искривилось, губы сжались в тонкую полоску, на лбу выступили капельки пота.

Мгла задрожала, как воздух над горячими камнями, начала истончаться и рваться, растворяясь в холодном осеннем воздухе.

Ник со свистом втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Ладони с побелевшими от напряжения пальцами затряслись, словно пытаясь удержать нечто тяжелое. Еще один свистящий вдох, и внезапно все кончилось — Ник уронил руки, покачнулся и, тяжело дыша, сел на пол возле кровати.

Спустя несколько мгновений он взглянул на маму. Она улыбалась во сне.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.