Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции

Соколов Алексей Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции (Соколов Алексей)

PKP «Грозный» на Неве в июле 1988 г. Собрание Виталия Костриченко.

Большой противолодочный корабль (БПК) «Адмирал Зозуля» участник военно-морского парада. Ленинград 6 ноября 1968 г. Собрание Анатолия Коногова

Памяти Дементьева Михаила Михайловича друга, соратника и однодельца посвящаю.

Автор

Определение концепции, первые проработки, выбор оружия

С приходом к власти Н.С. Хрущева произошел перелом в развитии отечественного военного флота. Научно-техническая революция обеспечила появление ядерного оружия, атомной энергетики, ракетной техники. Бурно развивалась радиоэлектроника. К этому времени СССР восстановил, а по многим отраслям значительно увеличил свой промышленный потенциал. Была создана мощная экономическая база для дальнейшего развития военного флота. Открывалась перспектива создания атомных подводных лодок с ракетно-ядерным оружием, которые становились главной ударной силой флота не только на море, но и при нанесении ударов по территориям вероятных противников.

Несмотря на весь свой «волюнтаризм» Н.С. Хрущев понял, что появилась возможность быстро ликвидировать огромное отставание и сравнительно быстро достичь паритета с ВМС США в ударной мощи флота за счет подводных сил, которые стали рассматриваться как решающий фактор в войне на море. Последующие годы показали обоснованность принятого решения.

Пересматривалась роль и предназначение надводных кораблей. Это сыграло роковую роль в судьбе, подготовленной под руководством Н.Г. Кузнецова к весне 1954 г., Новой кораблестроительной программы на 1956-1965 гг. В связи с новой концепцией нужны были совсем другие корабли. Нужен был и новый Главком ВМФ совсем с другими взглядами (так считало руководство страны) на будущий корабельный состав флота. В конце 1955 г. было приостановлено строительство крейсеров проектов (пр.) 68бис и 68бис-ЗИФ с артиллерийским вооружением.

Возникла главная проблема, что делать с недостроенными, да и с построенными крейсерами, т.к. они устарели еще на стапеле. Пр.68 по своему техническому уровню соответствовал лишь кораблям конца 30-х гг., но имея большой запас по водоизмещению, он таил в себе огромные модернизационные возможности.

Появление новых боевых средств открыло перспективы создания надводных кораблей принципиально новых типов и классов с резко повышенными наступательными и оборонительными возможностями.

Наиболее успешно продвигались разработки комплексов противокорабельных крылатых ракет (ПККР). Проработки кораблей с этим оружием были начаты в 1952-1953 гг., а с середины 50-х гг. появилась практическая возможность приступить к вооружению кораблей ракетными комплексами. Первая попытка установки как крылатых ракет (КР) 10Х и 16Х (ОКБ-51), так и баллистических ракет (БР) Р-1, Р-2 и Р-101 (НИИ-88) на специально разработанный пр. Ф-25 и на существующие корабли пр. 68 и 82 не увенчались успехом из-за несовершенства самих ракет и нерешенности способов их обслуживания. Та же судьба была и у противокорабельной ракеты (ПКР) «Шторм» (ОКБ-293), которую собирались установить на пр.50, 56, 65. Хотя проработки размещения по теме «Шторм» были завершены в ноябре 1953 г., дальнейшие работы как по ракете, так и проектам кораблей прекратили.

В 1954-1956 гг. начали проектно-конструкторские работы по оснащению кораблей комплексами КСЩ (НИИ-642) и КСС (ОКБ-155). Это уже стало воплощаться в металле. Опытная эксплуатация показала серьезные недостатки предлагаемых комплексов. Во-первых, старт мог осуществляться только со стабилизированных платформ. Во-вторых, небольшая дальность стрельбы — 80 км у КСЩ и 120 км у КСС. В-третьих, сложность по системам наведения. В-четвертых, дозвуковая скорость полета ракет. В-пятых, сложность в хранении и в эксплуатации. В результате флот отказался от этого оружия. Таким образом, попытки приспособить авиационные ракеты для нужд флота закончились неудачей. В эти же годы начались работы над более совершенными, предназначенными специально для использования с надводных кораблей, противокорабельными комплексами. Это (КР) П-40 (ОКБ-155) и П-6 (ОКБ-52), а позднее и П-35 (ОКБ-52). Дальность полета ракет —  450, 350 и 300 км, соответственно.

Разрабатывались КР дальнего действия (КРДД). Это, прежде всего, ракеты П-20 (ОКБ-240) с дальностью полета 3000 км и ракеты П-100 (ОКБ-49) с дальностью полета 2400 км.

Для обороны кораблей от средств воздушного нападения, в зависимости от дальности стрельбы, создавались четыре ракетных комплекса: М-1 — ближнего действия с дальностью до 15 км, М-2 — средней дальности (до 30 км), М-3 — большой дальности (до 60 км) и М-4 — малогабаритный комплекс для самообороны (до 5 км).

В комплексе М-2 использовалась ракета сухопутного комплекса С-75 на жидком топливе. М-2 был капризным в обслуживании, крупногабаритным и кроме опытного крейсера пр.70Э, переделанного из проекта 68-бис «Дзержинский», никуда больше не устанавливался.

Здесь необходимо отметить, что одними из первых попытку вооружения кораблей зенитными ракетами средней дальности, согласно постановлению правительства от августа 1955 года «О защите кораблей ВМФ от авиации», предприняло ЦКБ-16, которое пыталось приспособить сухопутный комплекс С-75, разработанный ОКБ-2 Министерства авиационной промышленности, на, подходящей по водоизмещению, крейсер пр. 68бис.

Доработку комплекса С-75 по заданию ВМФ выполнил НИИ-1 совместно с НИИ-49. Внешне зенитный ракетный комплекс (ЗРК) М-2 «Волхов-М» практически не отличался от сухопутного С-75, только сдвоенная пусковая установка (ПУ) балочного типа обеспечивала нижнюю подвеску, в отличие от верхней в сухопутной системе. ПУ СМ-64 разработало ЦКБ-34 по приказу Министерства оборонной промышленности от октября 1956 года.

По данному заданию ЦКБ-16 вело разработку крейсера пр.70. На взятом за основу пр. 68бис, взамен снятых всех четырех башен главного 152-мм калибра МК-5бис, планировалось установить четыре новые установки СМ-64 комплекса М-2, боекомплект должен был состоять из 44 ракет В-750. Маршевая ступень ракеты имела жидкостный ракетный двигатель. На корабле предусматривалось раздельное хранение компонентов топлива. Заправку ракет предполагалось производить на стартовой установке, а при крайней необходимости — в погребе, перед непосредственной подачей ракеты на ПУ. В случае неиспользования ракеты был необходим слив топлива. Все это изначально было не то что проблематично, просто — плохо.

Для экспериментальной отработки этого комплекса был выделен крейсер пр. 68бис «Дзержинский», переоборудованный в 1956-1958 годах заводом №497 в городе Севастополе по пр.70Э. Главный конструктор проекта К.И. Трошков. На корабле были сняты: третья башня, кормовой дальномерный пост, восемь 37-мм автоматов В-11 и торпедное вооружение. Вместо них было установлено: один экспериментальный комплекс М-2 со стабилизированной ПУ М-64, погреб на десять зенитных управляемых ракет (ЗУР), система управления «Корвет», радиолокационные станции «Кактус» и «Разлив».

Для изготовления погреба пришлось прорезать три палубы и сооружать надстройку высотой 3,3 м.

Еще до завершения переоборудования «Дзержинского» были ясны крупные недостатки системы М-2.

Это чрезмерные габариты ракеты (10,4 м), малый боезапас на корабле, повышенная пожаро- и взрывоопасность, низкая огневая производительность ПУ. Постановлением Совета Министров от 10.08.1957 года все работы по крейсеру пр. 70 были прекращены, за исключением работ по экспериментальному кораблю пр. 70Э. Все недостатки подтвердились при эксплуатации системы М-2 на крейсере «Дзержинский». Все еще более усугублялось тем, что так и не удалось создать автоматизированную систему для заправки топливом. Пользовались только резервной ручной системой заправки, находящейся в погребе. Это было вынужденной мерой, но другого выхода не было. И хотя при испытаниях комплекс М-2 показал свою эффективность, но из-за выше перечисленных недостатков он дальнейшего развития не получил. С августа 1961 года крейсер «Дзержинский» был переквалифицирован в учебный. В 1973 году участвовал в военных действиях по оказанию помощи вооруженным силам Египта. Последняя проверка ЗРК М-2 проводилась в 1982 году. Все ракеты текли и были небоеспособны. Крупнейшей ошибкой было то, что крейсер эксплуатировался в таком виде, такой большой срок. Это был плохой крейсер и плохой учебный корабль. Первое, что было нужно сделать — демонтировать систему М-2 и поставить более современное вооружение, второе — постепенно менять артиллерию на ракеты. Обучать моряков необходимо на более современных комплексах. 12 октября 1988 года крейсер «Дзержинский» был исключен из состава ВМФ и разоружен.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.