Смерть от воды

Дамхауг Торкиль

Жанр: Триллеры  Детективы    2013 год   Автор: Дамхауг Торкиль   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Смерть от воды (Дамхауг Торкиль)

Сентябрь 1996 года

Средняя степень опасности. Поднят желтый флажок. Медуз выбрасывает далеко на берег, хотя времени еще только двенадцать. Он откидывает полотенце на песок и бежит к морю, оставшись в желтой футболке. Волны достают ему до пупка. Принимается плыть, бросается на волну, которая разбивается прямо перед ним, плывет дальше, к самым буйкам, и заплывает за них. Вода щекочет и пузырится у груди, будто вот-вот случится какая-нибудь неприятность. Но он все равно купался бы, даже с красным флажком. Красный флажок — большая опасность.

Больше никто так далеко сегодня не заплывает. Он поворачивает к берегу. Трульс держит Нини за руку, как его просили. Здесь, за буйками, едва слышно, как она вопит каждый раз, когда прилив кидается к ее ногам.

Чем дальше в море, тем глубже проваливаешься между волнами. Вдруг волны расходятся, и он падает, а потом его поднимает, бросает на следующий гребень и снова вниз. Нужно много сил, чтобы удержаться на плаву, чтобы не затянуло под воду. Рот и нос заполняются соленой пеной. Он плюется и чихает, взлетает вверх и снова уносится вниз. Волны все идут и идут, и на гребне он видит горизонт, где вода встречается с серо-голубым небом, и он знает, что море продолжается и за этой чертой, до самой Африки. Где он окажется, если плыть прямо к тому невидимому берегу? С каждой волной, которая тянет его вниз и подбрасывает наверх, он кидается вперед и чувствует, что сильнее моря. Куда он доплывет, если придется сдаться на волю волнам?

Даже утром, когда они подлетали и небо было ясным и светлым, он не видел другого берега. Он повернулся к матери, сидевшей посередине, и спросил, сколько километров море в ширину. По ее взгляду он понял, что она уже не в состоянии ответить на такой вопрос. Еще с утра, до самолета, он уже все понял. Они сидели в кафе прямо напротив выхода на посадку. Встали в три часа ночи, чтобы успеть в аэропорт. Нини спала в коляске. Трульс тоже дремал, свернувшись калачиком в кресле. Сам он сидел и тупо смотрел на эскалатор.

— Хочешь чего-нибудь попить, Йо? — спросил Арне и подмигнул, словно добрый приятель, это значило, что Йо могут заказать кока-колу.

Он тут же догадался, что все неспроста. И точно: Арне вернулся с колой, чипсами и ветчиной. Ну и ладно. А себе он взял пиво, и на это Йо было наплевать. Арне может пить все, что ему захочется. А вот что мать будет пить красное вино — это паршиво. Времени только без четверти шесть утра, а твоя мама уже сидит и хлещет винище. Ни один нормальный взрослый так себя не ведет. Она несколько дней ни капли не пила, и Йо надеялся, что эта поездка к солнцу и морю, по которым она так скучала, отучит ее выпивать. Но еще до самолета она успела опустошить три бокала и уже дошла до той кондиции, когда начинала его обнимать, трепать по волосам и говорить «слёт» вместо «самолёт», а шуточки Арне вдруг доводили ее до икоты.

В «слёте», когда дамы в юбках и блузках в голубую полоску подошли с тележкой, Арне заказал ей еще коньяка, хотя прекрасно знал, чем все кончится. А может, потому и заказал. Йо свернулся калачиком у окна и притворился, что спит. Он думал: был бы у него парашют, он бы открыл запасной выход и выбросился где-нибудь над Германией, или Польшей, или где там они летели, приземлился бы в незнакомом месте, где его никто не знал, не знал, кто такие его мать и этот хрен Арне.

Через несколько часов они лежали в шезлонгах у бассейна, каждый со своим бокалом. Мать выронила бокал, и он разбился о каменные плитки. Тут Йо не выдержал и отправился поглядеть на пляж.

— Возьми Трульса и Нини, — скомандовал Арне.

Йо поспешил вниз по крутой каменистой горке, рядом шел младший брат, а сестренка катилась в коляске. Маленькое семейство. Может, прихватить с собой Трульса и Нини и свалить обратно домой? Нет, не домой. Переехать куда-нибудь, найти работу, чтобы их кормить. И больше они не увидят Арне. И не увидят, как мать напивается, бьет бокалы и позорит себя перед незнакомыми людьми.

Однако в этот первый день путешествия случилось кое-что похуже. И случилось вечером. Йо укладывает Нини спать, дав ей таблетки от аллергии и успокоительное. Заставляет ее их принять, несмотря на протесты. Мать сто раз повторяла, что он не должен забывать давать ей все четыре таблетки перед сном. И тут вдруг Трульс говорит, что мать сама дала Нини таблетки перед уходом, просто забыла предупредить Йо. Получается, Нини приняла двойную дозу. Неудивительно, что она спит как бревно. Лежит, даже не шевелится.

Йо остается посидеть с ними немного. Трульс взял с собой пачку журналов о Фантомасе, подаренных ему Арне. Трульс говорит, что Арне классный, раз отдает ему свои старые журналы. У них свой договор. Арне еще мальчиком собирал эти журналы. Даже состоял членом клуба «Фантомас» и заработал кольцо с отметкой «молодец». Оно тоже досталось Трульсу. Йо же больше ничего от Арне не берет. Может, и берет, но пихает поглубже в шкаф и никогда не пользуется. И не важно, что это: футболка, или открытка с футболистами, или еще что.

Он снова наклоняется над Нини, проверяя, дышит ли она. Медленно и глубоко, отмечает он про себя, наверняка не очень-то опасно с этой двойной дозой. И все равно надо заскочить в ресторан и спросить у матери. На всякий случай. Хотя его тошнит от одной только мысли, что придется приблизиться к ней в этом ее состоянии.

Музыка кидается на него из колонок над сценой. Какая-то попса. Ни мать, ни Арне не выносят громкой музыки дома, но здесь — другие правила. В этом смысл отпуска. Правила нарушаются или отсутствуют.

Оглядывая ресторан, он не видит знакомых лиц. Надеется, что мамаши и Арне там нет. Что они пошли прогуляться другой дорогой и вернулись в номер… За столом у дальней стены он обнаруживает мать. Она сидит, опустив голову на плечо незнакомому мужчине. Арне топчется на танцполе. Они с этим незнакомым мужиком явно обменялись женщинами. Мамашу заменили этой темной, худой, которую тискает Арне. Арне нравятся худые женщины, и он всегда ржет, когда хватает мамашу за живот и вытягивает его поверх штанов.

Йо стоит у двери на террасу. Тело еще хранит ощущение моря. Он может снова прокрасться туда, и взрослые его не заметят. Снова броситься в волны, невидимые в темноте, чувствовать, как они засасывают его и бросают в море. Но если его не будет здесь, в баре, с мамашей может что-нибудь случиться. Она может споткнуться на лестнице. Ее изнасилуют, или она утонет в бассейне. Арне наплевать.

Вдруг мать размахивает руками и падает. Незнакомец ловит ее и не дает ей опрокинуть стол. Два-три бокала слетают с края. Все оборачиваются и глазеют. Женщина, с которой танцует Арне, мчится к столу. Она хватает мать и что-то ей кричит. Они с незнакомцем подталкивают ее по ступенькам к бару, проходят мимо Йо. Мать смертельно бледная и, кажется, не узнает его. Юбка задралась, и видны трусы. Шатаясь, она бредет дальше, поддерживаемая худой женщиной. Когда они исчезают в туалете, Йо идет за ними, останавливается перед дверью. Слышит странные звуки. И тут же крики матери. Он видел ее пьяной, но никогда не слышал, чтобы она так кричала. Будто она собралась помереть в этом сортире. Он хватается за ручку двери. И тут чувствует на плече чью-то руку.

— Не ходи туда.

Йо пытается выкрутиться, но его крепко держит какой-то чужой взрослый. Сначала он думает, что это тот, с которым якшалась мамаша, но это кто-то другой.

— Твоя мать там не одна. Не волнуйся.

Что-то заставляет Йо отпустить ручку. Может, голос показался знакомым. Он искоса смотрит на незнакомца. Мужчина одних лет с Арне. Небритый, темные очки задраны на лоб, хотя сейчас вечер.

— Вам какое дело? — огрызается Йо, но при этом не злится.

— Никакого, — отвечает незнакомец. И при этом влезает в его дела. — Пойдем, — говорит он, — угощу тебя колой.

Незнакомец идет на террасу, не оборачивается. На нем шорты цвета хаки и черная рубашка с коротким рукавом. Волосы средней длины зачесаны назад и свисают за воротник. Йо, слыша, что мать больше не кричит, стоит и колеблется. Потом крадется следом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.