Мы не волшебники, а только учимся

Баринова Виктория С.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мы не волшебники, а только учимся (Баринова Виктория)

Часть 1

История изобретателя и фотомодели

1

Это был самый удивительный клиент из всех, с кем Маринке [1] пришлось иметь дело за последние три месяца. Лет двадцати пяти на вид, мужского пола, долговязый, симпатичный, с ярким румянцем после мороза. Темные кудри небрежно спадали на лоб, стекла очков запотели в теплом помещении. Маринка даже рот раскрыла. Обычно в корпорацию захаживали женщины среднего возраста, страдающие от непонимания мужчин или (гораздо чаще) от их отсутствия. Юноша, должно быть, просто ошибся дверью. На первом этаже заброшенного заводского помещения, в котором они арендовали офис, находились еще фотоателье и мелкооптовый склад алкоголя.

Нежданный гость не нуждался ни в выпивке, ни в фотографиях, о чем и заявил с порога изумленной Маринке:

— Я к гадалке. Здрасте.

— Здравствуйте, — вежливо сказала Маринка, надеясь, что ничем не выдала удивления. — Вам придется подождать. Госпожа Кристиана занята.

По общему решению, она заставляла ждать всех клиентов. Пусть десять минут, но каждый должен был посидеть в ее приемной и подумать о том, как нелегко попасть на прием к всемирно известной госпоже Кристиане. Но на этот раз Маринка не сочиняла, а говорила чистую правду. Час назад на сеанс пришла очередная дамочка со взвинченными нервами и командными нотками в голосе и до сих пор не выходила.

Юноша был разочарован:

— Понятно. А когда она освободится?

— Трудно сказать. Через час или два. Если не хотите ждать, можете записаться на завтра. Кажется, еще есть свободное время.

Парень оглянулся на дверь, зачем-то опустил глаза на папку, которую держал в руках, и с самым решительным видом подошел к диванчику для посетителей:

— Я подожду, если вы не против.

Маринка не возражала. Он сел, презрительно покосился на гламурные журнальчики, в изобилии рассыпанные по столу, от чая и кофе отказался. Маринка делала вид, что работает, а сама исподтишка наблюдала за странным клиентом. Что, интересно, ему потребовалось от гадалки?

Несколько минут юноша сидел почти спокойно, если не считать того, что ерзал, съезжая со скользкого дивана, барабанил пальцами по коленке и напевал что-то вполголоса. Маринка хихикала про себя и ждала, что будет дальше. Внезапно молодой человек дернулся как от удара током и замер. Пение прекратилось. Маринка собралась уже спросить, не нужна ли ему помощь, как он открыл свою папку, вытащил ручку и пачку исписанных листов и принялся что-то в них черкать.

«Неужели студент перед экзаменом? — предположила Маринка. — Как раз зимняя сессия на носу. Подумал, что потусторонние силы обеспечат отличную оценку и избавят от зубрежки. Забавно».

Но на лентяя и двоечника парень не походил. Он был сосредоточен, хмур, молчалив и чем-то неуловимо напоминал Маринке Дениса Коврижко. Неудавшееся светило физико-математических наук, а ныне мозговой центр корпорации «Третий глаз» тоже любил с умным видом почеркать в блокноте. Галина и Антонио [2] частенько посмеивались над ним, называли безумным изобретателем, но им, как одноклассникам, многое было позволено. Маринка в голову Дениса верила и не сомневалась, что страницы пресловутого блокнота произведут переворот в науке и прославят имя Дениса Коврижко, а заодно и их — его друзей и почитателей.

На первый взгляд парень в очках был если не копией Дениса, то его младшим братом. Конечно, в фигуральном смысле. Коврижко стоит знать, какой птенец залетел в их гнездышко. Пусть послушает, о чем серьезный юноша будет говорить с госпожой гадалкой.

Маринка быстро написала Денису сообщение. Прошли те времена, когда ей нужно было сломя голову нестись по коридору, чтобы предупредить об очередном клиенте. Денис нашел, что это невыгодно и в какой-то степени опасно, — и установил на их компьютерах мини-чат. Теперь они могли обсуждать что угодно, не боясь, что их подслушают любопытные посторонние личности.

Получив в ответ: «Все понял, Галка свободна, запускай клиента», Маринка позвала заработавшегося юношу:

— Пойдемте, госпожа Кристиана освободилась.

Он поднял голову от бумаг и, казалось, не сразу понял, почему к нему обращаются и чего, собственно, от него хотят. Маринка повторила. В глазах парня блеснуло понимание. Он лихорадочно собрал листочки, запихнул их обратно в папку и вскочил.

— У вас один лист упал, — сказала Маринка.

Парень полез под стол, уронил папку, рассыпал остальные листы. Пряча улыбку, Маринка помогла ему собрать драгоценные записи. Клиент все сильнее напоминал ей Дениса. Уйдя с головой в работу, Коврижко тоже переставал ориентироваться в окружающей действительности.

Маринка вывела юношу в коридор:

— Идите прямо, пожалуйста, никуда не заглядывайте. Кабинет госпожи Кристианы последний, рядом со шкафом для одежды. Она вас ждет.

Юноша шел по коридору, слегка сутулясь. По сторонам не глядел и таинственными дверями корпорации не интересовался. На Маринкиной памяти он был первым, кто ни на секунду не задержался перед дверью «Денежная удача» или «Приворот». Все обычно замедляли шаг, а некоторые пытались двери открыть. От чересчур любознательных Денис врезал замки, закрыл их на ключ, чтобы никто случайно не сунул нос и не увидел, что двери никуда не ведут, а прикрывают голые стены. Но парень любопытным не был. Весь во власти одному ему известных мыслей, он шел к кабинету гадалки.

Маринка представила себе реакцию Галины на его появление и улыбнулась. Вот и настоящая проверка на стрессоустойчивость для госпожи Кристианы. С серьезными мужчинами разговаривать — это вам не слезливые женские истории выслушивать.

В первый после Нового года месяц дела корпорации «Третий глаз» шли не то чтобы успешно, но не совсем безнадежно. То ли, как предсказывал Антонио, реклама начала приносить плоды, то ли звезды стали к ним благосклоннее, но в сейф, стоявший в подвальчике, потек денежный ручеек. Очень тоненький и едва осязаемый, но все-таки результат работы. По итогам голосования было решено деньги не делить, а копить, тем более что при делении на четыре суммы получались смехотворные.

Пошли клиенты, работать стало интереснее. У Маринки появилась картотека, которую она заполняла со слов Галины. Мало ли когда им может пригодиться информация о том, что Селиверстова Анастасия двадцати девяти лет от роду задумала приворожить любовника, женатого солидного владельца продуктового магазина Александра Гудкова.

Селиверстовой, разумеется, отказали. Надо было видеть Галину, когда она, трепеща от праведного гнева, объявила коварной любовнице, что приворотами чужих мужей и прочей черной магией прорицательница Кристиана не занимается. Маринка иногда жалела, что вдобавок к подслушивающим устройствам Денис не установил в кабинете гадалки еще и видеокамеры. Поучительное вышло бы зрелище.

Но на камеры решили деньги не тратить. И без того достаточно разорились на всякие жучки и микрофоны. Галка была против, утверждала, что нечего разбазаривать скудные доходы. Но Денис упрямо стоял на своем. Нельзя на одну Галину возлагать ответственность за принятие решений. Рассказывая им о клиенте, она может упустить из виду что-нибудь значительное. А благодаря подслушивающим устройствам они с Антонио всегда будут в курсе, что творится в кабинете Кристианы.

Галка во весь голос кричала, что это вторжение в ее личную жизнь, и Денису пришлось клятвенно пообещать, что включать микрофоны он будет только в особо важных случаях.

Как решила Маринка, сегодня было самое время опробовать нововведение Дениса.

Проводив юношу глазами, Маринка вернулась в приемную и поправила стопку журналов. Краем глаза увидела, что из-под диванчика торчит что-то белое, наклонилась… и поняла, что растяпа с папкой все-таки умудрился потерять пару листов. Бежать за ним было бесполезно. Галка никогда не простит ей, если она ворвется в середине сеанса и испортит какую-нибудь особенно эффектную сцену. Ждать, когда парень пойдет обратно, тоже смысла не было. Чтобы клиенты приходящие и уходящие не сталкивались друг с другом и чтобы им самим было удобнее, Денис и Антонио сообразили устроить вторую входную дверь недалеко от своего подвальчика. Теперь клиент из кабинета госпожи Кристианы не возвращался по коридору к приемной, а сразу попадал на свежий воздух и наедине с собой осмысливал сказанное гадалкой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.