Стихи

Ягличич Владимир

Жанр: Поэзия  Поэзия    2013 год   Автор: Ягличич Владимир   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Стихи ( Ягличич Владимир)

Владимир Ягличич

Стихи

От переводчика

Я слышал о Владимире Ягличиче как об известном переводчике русской литературы. Познакомившись с его собственным творчеством, был поражен глубинною мощью этих стихов, их бескорыстием и самоотверженностью. Надеюсь, что появление этой маленькой подборки заинтересует российского читателя.

Мелвилл

Классик. Читать — как больному Принимать лекарство, словно смотреть На стены собственной обжитой комнаты, или, наоборот — На город на карте, в котором меня не ждут, Но где могло бы и для меня отыскаться Немного тепла. Облик — чуть ли не бога, борода циклопа, Взгляд, связывающий моря и пространства. Тоскующий по древнему, безымянному, Взвившемуся из буйной пены, Чтоб всей силою поразить человека В лобную кость. Дух ли это? Или просто крестьянское тело? Есть в этом облике что-то от бескрайнего моря, От суденышка, где только тонкие переборки Отделяют от смерти, от тех отдаленных полей, Где души наши пылают, где мы поднялись из травы, Словно дети — для первого поцелуя. Да, это мы, дети стонов и ран, поражаемся, как же вышло, Что мы до сих пор уцелели. Нет глубже океана, чем людская Слеза — и если не погибнешь в нем, То не найдешь земли обетованной.

В стороне

Все великое — совершено, все ценное — продано, Куда дороже твоей квартиры, дороже Версаля, дороже Родины, и планеты, и века. А достоинство — вроде бы нет, да и какой валютой оплатить игрушки, отжившие свой век, течение довоенной реки, лес в обмороке и снегиря, чей горловой клекот по цвету напоминает небо. Итак, остается бездонный горизонт, и этот глупый снегирь, тщетная муза, ненависть к самому себе. Поглядим в будущее, пока глядится, убежим от него, превратимся в царьков родного села, с липовых тронов будем восхищаться неоновыми городами. Вечер, вечер, родное время, фонарь в подземелье, в которое ты, посторонний, вплетен так крепко, словно тростинка в корзину. Птица в ветвях вздрагивает от рева мотора. И ты исчезаешь, улетаешь к синему своду, который днем — дым, а ночью — огненный кратер, читай — страшный и неведомый, и невидимый путь.

Телевидение

Какой там Босх! Доносятся с экрана (лица дракона) бойкие гримасы безумных зазывал, журчание низвергнутых в Аид рек, и шуршат колосья в пятнах спорыньи. Лицо без тела. Мысли ниоткуда, Обочина дороги в никуда. Кто я? кто ты? Участники массовки Без права голоса? Прекрасен зомбоящик, И хороши катоды-электроды. Которым я завидую, страшась ночную душу им отдать на растерзание. А все ж, как все, едва ль не всякий вечер Бессмысленно смотрю ему в глаза Лукавые, не упуская шанса Усвоить новости, а после их расставить по порядку и чистить, словно инуит — гарпун, выдранный из голубого кита после битвы. Ах ящик мой, приемыш, обокравший Семью, надутый, как пузырь акулы! Ты знаешь правду, только не мою, И по квартирам, запертым на лазерный Замок, буришь пронзительные шахты В доверчивом, но сером веществе. Ты — новый мир, мы о тебе мечтали, И я тебя, признаться, ненавижу.

«Ничего-то мне больше не помнится…»

Ничего-то мне больше не помнится, да и жив ночами едва. Спит в потертой холщовой зобнице [1] моя мертвая голова. Сладко спит. Как дитя, как невеста после брачной ночи, пока жизнь, воинственна и бесчестна, продолжается. Так легка эта участь! Спи, русая, между мирами, и не теряй надежду — все пройдет, как испуганная слеза вассала. Тогда и открой глаза.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.