Очаг света [Сцены из античности и эпохи Возрождения]

Киле Петр

Жанр: Драматургия  Поэзия    Автор: Киле Петр   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Очаг света [Сцены из античности и эпохи Возрождения] (Киле Петр)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Ренессансные явления в истории России, чему была посвящена первая книга драм «УТРО ДНЕЙ. Сцены из истории Санкт-Петербурга»(СПб, 2002), проступают особенно рельефно, когда классическая древность и эпоха Возрождения в Европе предстают в тех же формах трагедий и комедий, в жанре, который сопутствует великим эпохам расцвета мысли и искусства, отмеченным и величайшими трагическими коллизиями. Отчего же так: греческая веселость, ренессансная жизнерадостность в увлечении жизнью и красотой – и трагические коллизии истории и человеческого духа?

Расцвет искусства и мысли, как ни странно, колеблет устои Афинского государства, освященные старинной верой предков в отеческих богов, с обнаружением смуты в умах, с гонениями на Фидия, Анаксагора, даже на самого Перикла в условиях войны Афин со Спартой и чумы, а вскоре и на Сократа, и мы наблюдаем золотой век Эллады в его классический день, быстро склоняющийся к закату.

Афины, утратив могущество и свободу, сохраняют еще долго первенство в развитии искусства и философии, что всего привлекательнее предстает в творчестве Праксителя и в его взаимоотношениях со знаменитой гетерой Фриной, и основной темой комедии становится красота, прежде всего красота женского тела, и любовь, прежде всего к женщине, а не культ мужского тела и любви к мальчикам, что было характерно для V века до н.э. Мы становимся свидетелями рождения любви в ее современном значении.

Красота Греции вновь воссияла в эпоху Возрождения в Европе. Флоренция конца XV века, Лоренцо Медичи и его окружение из поэтов, мыслителей и художников (Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело). Ренессансные явления в сфере мысли и искусства заключают в себе и моральную рефлексию, что впервые взлелеял Сократ, а в золотой век Флоренции Савонарола, что однако никого не спасает, но всех губит, и эпоха Возрождения, словно лишившись очага света, быстро клонится к закату, что мы наблюдаем и в Испании в судьбе Дон Жуана, предстающего как историческая и ренессансная личность.

Трагические коллизии далеких эпох оказываются удивительно созвучными к тому, что ныне мы все переживаем в России, оценивая события ее истории и культуры за последние два-три века, и прояснивают многое, с тем приходит осознание, что не формы правления, не идеологии и даже не религии, порождающие борьбу партий и войны между народами, имеют подлинную ценность и непреходящее значение, а лишь красота, создания искусства и мысли, высшие достижения человеческого гения. Имеют смысл не могущество, или процветание, оно конечно, а жизнетворчество и творчество по законам красоты, и лишь это вечно.

ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА

Трагедия

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ОРФЕЙ

ЭВРИДИКА

ЭАГР, фракийский царь

ДОЗОРНЫЙ

МУСЕЙ

ДИОНИС

СИЛЕН

АПОЛЛОН

ХОР МУЗ

НИМФЫ, САТИРЫ, ВАКХАНКИ, ПОСЕЛЯНЕ, СТРАЖНИКИ

Действие происходит во Фракии в V веке до н.э.

ПРОЛОГ

На склоне горы, заросшей лесом, неподалеку от пещеры нимф показывается Дионис, долговязый и неловкий в движеньях, в козьей шкуре, как Силен и сатиры, сопровождающие его с тимпанами и флейтами.

                 ДИОНИС    ( с тирсом, увитым плющом, в руке)      Дионис я, а может, Вакх, иль Бромий? В Сицилии бог меда Аристей, - Других имен, их много, не припомню, Но суть, поди, одна: я бог вина, Веселия и тяжкого похмелья, Как жизнь и смерть соседствуют недаром У смертных, разумеется; я бог И то подвержен смерти, с воскрешеньем, Рожденный дважды, может быть, и трижды, Доношенный в бедре отца поскольку. Но бедствиям моим конца не видно, Как род людской, несчастьями гоним, Ношусь я по горам; одна отрада - Мистерии в честь бога, в честь мою, Что учредил Орфей, любимец Феба, Не знаю почему, по воле Зевса, Я думаю, на радость поселянок, В леса бегущих славить рьяно Вакха, В безумие впадая от веселья. А он, Орфей, все славит Аполлона, Эрота, Афродиту, Артемиду, Оставив культ Диониса в забвеньи. Ему претит безумие вакханок! Веселье, пляски?                    СИЛЕН                                Нет, скорей уродство. Ведь он поэт; влюбился в Эвридику, И никого из женщин знать не хочет, И в красоте одной он видит смысл И песен, и любви, и мирозданья.                  ДИОНИС А что несу я людям, бог вина? Не мне ли поклонялся он, покуда Веселью предавался, пел любовь? Пусть явится с повинной, Эвридику Приводит на всеобщее веселье! Иначе с ним я посчитаюсь сам. Обиженный титанами, ты знаешь, Обид я не терплю ни от кого И в гневе я бываю беспощадным.          ( Взмахивает тирсом.)

  Сатиры в страхе бросаются прочь.

АКТ  I

Сцена 1

Высокая лесистая местность, вдали море и город у устья реки. Три женщины в изодранных платьях спускаются на лужайку, с удивлением оглядываясь и преображаясь в юных девушек. Это    музы.

                  1-я  МУЗА     Скажите, милые подруги,     Куда нас занесло?
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.