КНИГА III ВОЛЧЬЯ СТЕПЬ

Сухоросов Михаил

Жанр: Фэнтези  Фантастика  Боевая фантастика    Автор: Сухоросов Михаил   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
КНИГА III ВОЛЧЬЯ СТЕПЬ ( Сухоросов Михаил)

На Запад ты едешь, когда истощается почва и на старое поле наступают сосны. На Запад ты едешь, получив письмо со словами: «Беги, все открылось». На Запад ты едешь, когда, взглянув на нож в своей руке, видишь, что он в крови. На Запад ты едешь, когда те­бе скажут, что ты - пузырек в прибое импе­рии. На Запад ты едешь, услышав, что там в горах полным-полно золота. На Запад ты едешь расти вместе со страной. На Запад ты едешь доживать свой век. Или просто едешь на Запад.

Р.П. Уорен

ГЛАВА 1

То, что предстоит выступать в поход (как обычно, туда не знаю куда) – это еще полбеды. А вот когда при этом выспаться толком не дают…

Эрик растолкал меня ровно в восемь - не пинками, правда, но довольно решительно. Я ворчал и отругивался, но - делать нечего - встал. Наши оказались уже на ногах, и из всей честной компании только я не кипел от переизбытка энергии и не рвался в бой. Все же Камень укатал меня основательно, и больше всего мне хотелось заснуть суток на двое, как минимум.

Но нереально - значит нереально, так что мы быстренько проглотили завтрак, уложили мешки, долили фляжки спиртом и вообще вооружились. После этого Эрик самолично добросил нас все на том же дельтаплане на какую-то затерянную в горах полосу, поближе к дороге на Волчий, и тут же улетел. Правда, «поближе» в горах - понятие весьма относительное, и на дорогу мы выбирались часа четыре, не меньше. Мне пришлось едва ли не хуже всех: то и дело припоминался вынужденный опыт скалолазания в Запределье...

Саму дорогу назвали так явно для красного словца - на самом деле это оказалась обычная караванная тропа, на которой две лошади с поклажей с трудом раэойдутся. Солнце пекло жутко, а ветер при этом так продувал, что чуть в пропасть не сносил, но это бы еще полбеды. Имперские войска и в самом деле оседлали перевал и теперь не собирались сидеть спокойно. Не прошли мы и пяти километров, как нас нагнал конный отряд сабель в двадцать с парой Чародеев на придачу, и командир тут же принялся учинять нам пристрастный допрос: кто мы, откуда, куда, зачем и т.д., и т.п... Мы с Диксом отпирались, ссылаясь на Орден, но орденцы при отряде сразу нам не поверили, и теперь нагло утверждали, что Чародеям в Гэлфосте делать нечего.

Не знаю, чем бы все это кончилось, если б не вмешался Секретник: он просто, не говоря худого слова, полез за пазуху, извлек на свет божий круглую золотую блямбу и продемонстрировал ее командиру отряда, как желтую карточку на футбольном поле. После этого отношение к нам резко изменилось, командир как-то прижух, более того - нам по первому требованию предоставили четырех лошадей, и отряд поспешил исчезнуть из виду.

Причина такой перемены, естественно, меня заинтриговала, и я насел на Форгета, требуя показать мне непонятный предмет. После краткого препирательства он подчинился, и круглая блямба оказалась не чем-нибудь, а печатью Секретной Инквизиции с изображением короны на фоне скрещенных меча и факела.

Далее последовал краткий, но весьма бурный скандальчик: мы втроем насели на бедного Секретника, уверяя его, что печать может пользу принести только в Империи, а если при ком-то из нас ее найдут в Гэлфосте или, что еще хуже, в степях - разбираться долго не будут, просто оттяпают голову всем, для вящего спокойствия. Форгет не сдавался, гулко бил себя в грудь и орал, что без этой печати он не лейтенант-Секретник, а неизвестно что. В результате я вышел из себя и в кратких, но сильных выражениях растолковал, что если эта вещица ему так дорога, то пусть он засунет ее куда хочет и идет в кучу разных мест, только без нас, и кто вообще тут начальник?! Это сработало: Секретник, все еще ворча, спрятал печать в камнях у дороги. Да, за ним глаз да глаз нужен - мало ли что он там еще припрятал... Хорошо хоть Дикса уламывать не пришлось, чтоб он заменил обруч на голове браслетом Странника.

Но с лошадьми дело пошло куда быстрей, тем более, сам перевал остался далеко позади, когда мы сюда летели, и теперь дорога шла в основном под гору. Вот теперь-то и начнутся основные приключения, чует моя шея: мы уже фактически на территории Гэлфоста.

Но я с успехом вытряс все прикидки на будущее из головы, и теперь лениво размышлял о том, почему северный склон Свинцового так от южного отличается - там сплошной лес, а тут только изредка чахлые сосны впиваются в камень корнями... А под вечер пейзаж вообще начал напоминать помесь гор и прерий: дорога петляла между гигантскими холмами, скалящимися каменными обрывами, и поросли эти холмы самой настоящей степной травой - пахучей, жесткой, выгоревшей на солнце до желтовато-бурого цвета, изредка встречались заросли какого-то кустарника, явно тянущиеся на многие километры, и корявые, разлапистые южные сосны казались на этом фоне великанами. А ведь я давненько в степях не бывал...

Солнце уже сползло за тяжелый щербатый хребет на западе, окрасив скалы в цвета ржавчины, когда мы, миновав очередную излучину дороги, увидели заставу. Дорога ныряла между двух холмов, густо заросших чем-то колючим и непролазным, а поперек нее громоздилась свежая засека, оставлявшая проход только для одного всадника. По склонам холмов тянулся частокол, опять же свежесрубленный. Ясно, граница на замке, Карацупа не дремлет... А по обеим сторонам засеки гарцевало около десятка всадников.

Я осадил коня:

- Слушайте, люди, мне что-то все это не нравится.

- А как иначе в Гэлфост попадешь?
- усмехнулся Секретник.

- Что, обходных дорог нет?

- Есть, только далеко. И лошади там не пройдут.

- М-да... Нет, конокрада толкового из меня не выйдет, так что никуда не денешься...

- Так мы ж орденцы, Странники, - встрял Дикс, помолчал и добавил:

- А Волк его знает, может, это даже хуже.

- Волк если и знает, нам не скажет... Ладно, делать нечего, разберемся на месте, - я сжал коленями конские бока, и наш отряд неторопливо двинулся к засеке.

Едва мы подъехали метров на двадцать, пятеро всадников позади засеки повернули коней и припустили на юг, подняв большое облако пыли, а один двинулся нам навстречу. Теперь мы уже находились между двух рядов частокола, и я чувствовал там людей. Очень настороженных и, кажется, вооруженных. В таких случаях инстинкт подсказывает мне обходиться без подозрительной жестикуляции...

Выехавший нам навстречу оказался дедом лет шестидесяти с гаком, в кольчуге, в кожаном шлеме, с арбалетом поперек седла... И напоминает этот дед этакого вахтера из отставных энкаведешников - желтая морщинистая рожа, крюковатый шнобель, маленькие въедливые глазенки под кустистыми бровями... Тот еще тип. Сейчас пропуск спрашивать будет...

А он остановился в десятке шагов от нас, вскинул руку:

- Ну-ка стой! Кто будете и что надо?

- Надо нам покуда в Гэлфост,- начал я.

- Я вижу. А зачем?

Так, начинается... «Нам тут никого чужих не надо, нам тут своих хватает»...

Дикс напустил на себя надменно-пренебрежительный вид, выставив напоказ руку с браслетом Странника:

- А это уж наше дело.

Старикан браслета заметить не пожелал, только усмехнулся зло и нехорошо, потом процедил будто нехотя:

- Ваше, конечно. Если предписание от Трех Владык есть. Или эстафета по поручению короны.

- Какие тебе предписания?
- нахмурился я. Таких старых гнид надо брать нахрапом.
- Ты что - не видишь, с кем разговариваешь?
- я вытянул левую руку и похлопал по браслету.

- Вижу, вижу, - успокоил дед.
- Ладно, мы люди маленькие, ваших дел не знаем. Плати пошлину - и проезжайте.

- Тебе что - голову напекло? Какая пошлина с орденцев?

- Такая, как со всех. С конного - двойной золотой, с пешего - две больших серебряных.

Мы оторопело переглянулись. Пошлина пошлиной, это, в принципе, даже нормально, но двойной золотой - сумма серьезная, ни один нормальный купец такую платить не станет, не говоря уж о каком-нибудь благородном, у которого все что есть - это конь и оружие... Да и две больших серебряных - сумма не маленькая.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.