Стихотворения

Калмансон Лабори Гилелевич

Жанр: Поэзия  Поэзия    Автор: Калмансон Лабори Гилелевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В СМОЛЬНОМ

I. С испугом пялит старый Смольный Глаза своих несчетных ламп. Глядят с усмешкой недовольной Ряды вельмож из старых рам. Бурлит в каналах коридоров, Как океан, людской хаос, И мерит всех сверлящим взором Застывший часовой-матрос. И кто-то, дряблый и сутулый, К окну угрюмому прильнув, Внимает пушечному гулу И ловит залпов трескотню. И вспышкой взгляда раздвигая Людское море пред собой, Герольд невиданного рая И зачинатель мировой, — Гранитен, светел неизменен, Как рулевой средь бурных вод, Еще вчера опальный Ленин К трибуне медленно идет. II. Немая тьма октябрьской ночи Сквозь окна силится вползти, Но Смольный пламенный клокочет, Гудит, волнуется, блестит. Присев в сторонке на кушетке. Обдумывает сложный план, — Как волк, бессильный в прочной клетке, — Трепещущий и бледный Дан. И, отстегнув шинели ворот, С приказом срочным в рукаве Несется посланец с «Авроры» Назад — к надувшейся Неве. А рядом, львиною прической К стеклу оконному склонясь, В минутном обмороке — Троцкий, Три ночи не смыкавший глаз. Под окнами, пугая вышкой — Усталый сгорбленный старик, — Страдая гулкою одышкой, Хрипит угрюмый броневик. И вдаль по телеграфным струнам Летит известье в вышине: «Сегодня красная коммуна Родилась в буре и огне».

КОММУНЭРА ОБ АГИТАТОРЕ

Окончив бурный митинг на заводе, Где он толпу, как старый кормчий, вел, Сквозь тьму и вой осенней непогоды — Глубокой ночью он домой пришел. Издерганный, голодный, утомленный. Он на кровать свалился, сам не свой. Как вдруг звонок тревожный телефона Захохотал над сонной головой. В ряду казарм, не удержав ни пункта, Ему звонит дрожащий военком, Что взвился флаг бессмысленного бунта Над темным и обманутым полком. И по глухим заснувшим переулкам Его промчал с хрипением мотор, Туда, вперед, навстречу залпам гулким, Туда, где бунт ползет из тайных нор. И вот казарм угрюмые громады Блеснули жутко бельмами огней… Он видит море шашек и прикладов И чей-то труп — внизу, у ступеней. Один прыжок на стол окровавленный, И полилась прерывистая речь, А вкруг — мятеж, слепой и разоренный, И головы, отхваченные с плеч. И торопясь привычный агитатор Метал слова в ревущую орду, И кто-то речь покрыл похабным матом И плюнул пулей в красную звезду. И выстрела грохочущие звуки Вдруг оборвали жаркие слова. На липкий стол, с глухим зловещим стуком, Пробитая упала голова. Но это недосказанное слово Всех обожгло, волнуясь и дрожа, И в первый раз прикрикнули сурово Бойцы на атаманов мятежа. И в день, когда над черным катафалком Прощальных флагов реял красный шелк, За гробом шел, забыв свой ропот жалкий, Под красным знаменем мятежный полк.

МАШИНИСТ

Глаза усталостью ранены, Но силы труд не расшиб. И орден красного знамени К замасленной блузе пришит. Идет, кряжистый, чумазый, Раскачиваясь на ходу. По дороге с красоткой черноглазой Перекинется шуткой вдруг. А дома минутки в покое, Без дела не посидит. Приучил его бронепоезд Быть всегда впереди. Сколько раз от шальных ударов, Из-под ураганного огня, Невредимым сквозь вой снарядов Бронепоезд он угонял! В дни, когда острозубый голод Грыз рабочих, свиреп и крут, Сколько раз в голодающий город Он стрелою мчал продмаршрут! Оттого-то — усталостью раненый — Не согнул он стальной души, И орден красного знамени К замасленной блузе пришит.

ПОЭТ

Поэтам «Молодой Гвардии»

посвящаю.

В общежитии закуренном рабфака, За посыпанным крошками столом Много клякс он сегодня накапал, Много строчек пустил на слом. Пусть привычней дратва и шило, Чем бумага, перо и стихи! Разве даром революция спешила Чутким слухом одарить глухих? Пусть рука от работы заскорузла, И ногтям не знаком маникюр! Разве даром рабочая блуза Выходила в октябрьский штурм? Может быть, перечеркнутые строчки Завтра грянут по Оби и Неве, Что пришел он, поэт-рабочнй, Пролетарский мастер-певец. Может быть, Бухарин в восторге Посвятит ему четкую статью, И профессор Петр Семенович Коган Растянет критический этюд. А пока в общежитии рабфака, Над заваленным книгами столом Много клякс он в волненьи накапал, Много строчек пустил на слом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.