Огненные десанты

Фуртатов Вячеслав

Жанр: Советская классическая проза  Проза    1989 год   Автор: Фуртатов Вячеслав   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Огненные десанты ( Фуртатов Вячеслав)

Вячеслав Михайлович Фуртатов

Огненные десанты

Особая группа

Шёл третий месяц Великой Отечественной войны. Советские войска, проявляя беспримерное мужество, невиданную стойкость и массовый героизм, оказывали врагу упорное сопротивление, дрались за каждую пядь родной земли. Гремело Смоленское сражение, кровопролитные бои шли на киевском направлении и в Молдавии. В условиях блокады армия, флот и трудящиеся города защищали Ленинград. Но враг был силен. Не считаясь с огромными потерями, немецко-фашистское командование приняло решение нанести новые удары на всех стратегических направлениях. Гитлеровцы рвались к Москве, планировали принудить защитников города Ленина к капитуляции, овладеть Донбассом, Крымом, Ростовом и пробиться на Кавказ.

В начале сентября против одной кавалерийской и трех стрелковых дивизий Одесского оборонительного района гитлеровцы бросили одиннадцать пехотных дивизий и три кавалерийские бригады, поддерживаемые сотнями артиллерийских орудий и минометов, танками и авиацией. Вражеские войска днем и ночью вели активные наступательные действия. Располагая большими резервами, противник усиливал натиск то в одном, то в другом секторе обороны Одессы. Город подвергался артиллерийскому обстрелу, не прекращались налеты вражеской авиации на порт, через который поступало подкрепление, а также шла эвакуация раненых, местного населения, оборудования фабрик и заводов.

На всех участках фронта под Одессой продолжались тяжелые бои. Фашистское командование шесть раз назначало сроки взятия города, во все они срывались. Враг предпринимал психические атаки. Горы трупов лежала на подступах к позициям советских войск. Противник не успевал убирать убитых и раненых. Во всех частях и подразделениях, оборонявших город, впереди шли коммунисты. Показывая образцы личной доблести и стойкости, они были цементирующим ядром воинских коллективов.

11 сентября в газете «Правда» была опубликована передовая статья «Защитники родных городов, родной земли», в которой говорилось о всенародном восхищении мужеством и стойкостью воинов. «Среди бесчисленных подвигов, — писала «Правда»,— совершаемых советскими патриотами в Отечественной войне против фашистских полчищ, героическая оборона Ленинграда, Киева, Одессы выделяется как волнующий пример беззаветной любви к Родине и к родному городу, как изумительное по силе проявление массового героизма. Защитники родных городов — ленинградцы, киевляне, одесситы — своей отвагой дали всему советскому народу почувствовать с удесятеренной силой, как близки и дороги нам наши города и села, как прекрасна наша Родина, вырастившая и воспитавшая таких людей. Безмерна жгучая ненависть к фашистским извергам, посягнувшим на нашу землю, на нашу Родину. Миллионы людей ежедневно просыпаются с мыслью о Ленинграде, Киеве и Одессе. О них наши заботы, мы живем с ними, их чувствами, их мыслями и упорной уверенностью в победе. Они знают, что за ними вся страна. Они сильны всенародной поддержкой».

Ожесточенные бои продолжались. Вводя в бой значительные резервы, противник усиливал давление на всей линии обороны. Город подвергался методическому обстрелу артиллерией. Фашистские самолеты ежедневно сбрасывали сотни фугасных бомб. Ценой больших потерь противнику удавалось в отдельных местах потеснить советские части. И хотя утраченные позиции удавалось восстановить, положение под Одессой с каждым днем становилось все более напряженным. В отдельных батальонах стрелковых полков оставалось в строю по 50-60 человек. Местные людские ресурсы были исчерпаны, а получаемые маршевые батальоны после разгрузки сразу же направлялись на передовую. Порою казалось, что еще небольшой нажим со стороны врага — и позиции защитников города будут прорваны. Но части Одесского оборонительного района продолжали сражаться, сковывали до двенадцати дивизий противника, нанося ему значительные потери в живой силе и технике.

Несмотря на тяжелое положение на всем советско-германском фронте, Ставка приняла решение о переброске под Одессу полнокровной дивизии для усиления обороняющихся войск и приказала Военному совету Черноморского флота произвести высадку морского десанта в районе Григорьевки. Полк морской пехоты, составлявший тактический десант, получил задачу обеспечить наступление частей Одесского оборонительного района на участке между Аджалыкским и Куяльницким лиманами. Разгром врага в этом районе имел целью отнять у него возможность вести с этого направления артиллерийский обстрел города и порта.

При подготовке десантной операции предстояло выбросить в тыл противника группу парашютистов. Совершая диверсии, уничтожая мелкие подразделения и командно-наблюдательные пункты, нарушая связь и боевое управление, парашютисты должны были создавать панику в рядах противника, лишить его возможности активно противодействовать высадке морского десанта.

Перед начальником парашютно-десантной службы ВВС флота майором Н. В. Шориным была поставлена задача в кратчайший срок создать особую группу для выполнения этого специального задания.

— Есть интересная боевая работа, — обратился майор Шорин к прибывшему по его вызову начальнику парашютно-десантной службы авиационного полка капитану М. А. Орлову. — Решено создать группу воздушных десантников. В нее должны войти только добровольцы, ранее совершавшие прыжки с парашютом. Мне в этом дело нужен помощник.

— Если доверите, буду рад.

— Вот и хорошо. Доложите командованию полка о полученном задании и приступайте к работе.

Формированием группы вместе с Шориным занимался капитан Орлов. К нему прибывали шоферы, мотористы, оружейники и другие специалисты. Желающих было много. Но отбирали только тех, кто имел парашютные прыжки, прослужил не менее двух лет на флоте и в совершенстве знал стрелковое оружие. В числе первых прибыл шофер 45-й авиабазы старший краснофлотец Александр Леонтьев. Высокий, широкоплечий, он молодцевато представился, потом доложил:

— Совершил при Воронежском аэроклубе четыре прыжка.

Получив «добро», Леонтьев побежал в свое подразделение, чтобы взять обмундирование и снаряжение. Там его уже ждали краснофлотцы Петр Королев и Михаил Негреба. Узнав, что для подтверждения прыжков с парашютом документов не спрашивают, они заспешили к капитану Орлову.

— Парашютные прыжки имеем, — робко произнес Королев.

— По семь прыжков, — бодро подтвердил Негреба.

Их тоже зачислили в группу. Но эти два неразлучных друга никогда с парашютом не прыгали. Стремление попасть в группу было так велико, что они просто схитрили.

Началась подготовка. Воины, зачисленные в особую группу, учились действовать в воздухе и при приземлении, осваивали приемы рукопашного боя и метания гранат, изучали автоматическое оружие, добивались меткой стрельбы по различным целям. Прыжков с парашютом не совершали. Считалось, что каждый имеет в этом определенный опыт, да и времени на подготовку отводилось мало. Куда будут выбрасывать десантную группу, парашютисты не знали. Перед самым вылетом на аэродром прибыли заместитель командующего ВВС Черноморского флота генерал-майор авиации В. В. Ермаченков и военком ВВС флота бригадный комиссар М. Г. Степаненко.

— Вам оказана честь, сражаясь в тылу врага, отвлечь на себя его внимание и тем самым обеспечить успех морских пехотинцев, — сказал Ермаченков. — Будьте достойны этого высокого доверия!

Парашютисты-черноморцы горели желанием вступить в бой. Эту решимость высказал старшина Анатолий Кузнецов:

— Фашистам не будет места на нашей земле!

С добродушной улыбкой к морякам-парашютистам подошел любимец авиаторов военком Степаненко:

— Перед вылетом на задание многие из вас подали заявления о приеме в партию и комсомол. Считайте себя коммунистами и комсомольцами. Парторгом на период выполнения задания назначен краснофлотец Литовченко.

— Доверие оправдаю, — произнес на одном дыхании Павел Литовченко.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.