Окончательный расчет

Незнанский Фридрих Евсеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Окончательный расчет (Незнанский Фридрих)

Пролог

Боль была почти непереносимой. Гнездилась она в области солнечного сплетения, распространяясь по всему истерзанному телу. Он с трудом поднял голову и сквозь красноватый туман, затянувший все вокруг, разглядел проем двери, а в нем ставшую неправдоподобно маленькой и жалкой фигурку своего зама… Нет, не зама — вице-президента…

Нелепо и некстати ему вдруг вспомнилась комнатенка в полуподвале, которую они когда-то, сто лет назад, арендовали на окраине города: на более приличное денег тогда не было. Вспомнилось, как сидели вдвоем, сочиняя Устав будущей фирмы, решали, как будут называться их должности. Генеральный директор или президент? Заместитель генерального или вице-президент?.. Второе показалось обоим солиднее…

Чьи-то железные пальцы грубо вцепились в его плечо и рывком выволокли наружу. Прямо перед собой он увидел белый кафель пола: «Сауна…» Та самая сауна, лучшая в их городе, в которой он был десятки, сотни раз… Как глупо! Боже мой, как глупо!

Он не понимал, почему до сих пор не потерял сознание — это было бы спасением от охватившего все его тело адского огня боли. Но сознание не хотело покидать его, а боль еще усилилась, а потом вдруг пропала совсем, очевидно достигнув того предела, за которым начинается бесчувствие. Двое отморозков, изгалявшихся над ним, казалось, уже целую вечность, внезапно отступили в сторону, и он вновь увидел, теперь уже необыкновенно ясно и отчетливо, лицо своего убийцы, белое, словно и не человеческое вовсе, искаженное ужасом. А потом откуда-то со стороны он услышал голос, который узнал, и понял все…

— Кому сказал, стреляй!

Ах, сволочь, подонок, сукин сын!.. Как же он не догадался раньше, как?!

«Слишком поздно», — подумал он неожиданно спокойно, увидев в трясущихся руках пистолет.

Дуло плясало, не в силах остановиться, подонок продолжал что-то орать совсем рядом. На мгновение он отвел взгляд от равнодушного круглого глаза оружия и уперся в другой, вполне мирный глаз — объектив видеокамеры… Удивиться он не успел. Потому что именно в этот момент выстрел все-таки грянул и подарил ему наконец желанное освобождение — спасительную тьму небытия.

1

Валерий Померанцев, следователь Генеральной прокуратуры и непосредственный подчиненный старшего помощника Генерального прокурора Александра Борисовича Турецкого, внимательно взглянул на себя в видавшее и не такие виды зеркало, с незапамятных времен висевшее на стене кабинета, который Померанцев делил еще с двоими коллегами. Фингал под левым глазом — память о захвате недельной давности, в котором Валерий Александрович не должен был участвовать, но тем не менее поучаствовал, все еще просматривался. Оставалось надеяться, что только что вызвавший его к себе Сан Борисыч проявит деликатность и лишних вопросов не задаст.

Померанцев подмигнул себе и, решительно развернувшись, двинулся на выход — в сторону коридора, в конце которого находился начальственный кабинет.

Негромко постучавшись, Валерий, не дожидаясь ответа, толкнул дверь и шагнул внутрь, тут же замерев от неожиданности на пороге: несмотря на ранний час, кабинет Турецкого был полон людей. Причем из присутствующих лично знал Галочку Романову, уже пару лет работавшую оперативником первого отдела Департамента угрозыска МВД, и ее коллегу-следователя, эмвэдэшного «важняка» Володю Курбатова, — с обоими его не раз сводила профессиональная судьба… Остальные двое Померанцеву знакомы не были.

Что касается его непосредственного начальника, то на подчиненного Сан Борисыч бросил короткий отсутствующий взгляд, после чего вернулся к документам, которые явно не в первый раз просматривал. Обнаружив в самом дальнем углу кабинета единственный свободный стул, Валерий проскользнул к нему как можно аккуратнее, успев по дороге подмигнуть Галочке и кивнуть Курбатову. Разглядеть остальных гостей он не успел. Турецкий решительно отодвинул от себя бумаги и, подняв голову, улыбнулся:

— Ну-с, господа, приступим, поскольку теперь, кажется, все здесь. И большинство из вас, думаю, в курсе, по какому поводу мы собрались.

Однако, как заметил Валерий, в ответ на последнее замечание кивнул только один из присутствующих — мужчина лет сорока с немного вытянутым лицом и густой шевелюрой.

— Буду по возможности краток, — продолжил между тем Турецкий. — Вчера ровно в полдень в хорошо всем вам известном городе Северотуринске был убит депутат Государственной думы Юрий Александрович Корсаков… Убит несколькими выстрелами — предположительно из автоматического пистолета «стечкин», в момент, когда выходил из здания гостиницы «Север», где и проживал… Стреляли в Корсакова из темного джипа без номеров, назвать марку и цвет более точно свидетели затрудняются. Машина скрылась в неизвестном направлении и исчезла бесследно. Это все, что известно о киллерах. Теперь о жертве.

Юрий Александрович Корсаков в прошлом офицер органов государственной безопасности, соответственно в Думе он был членом Комитета по безопасности. Конкретно занимался экономическим террором…

— Прошу прощения. — Неведомый Валерию мужчина с шевелюрой слегка поморщился. — Позволю себе пояснить: речь идет об отдельных случаях противозаконного захвата чужой собственности, так называемого поглощения более крупными фирмами менее сильных конкурентов…

Мужчина хотел добавить что-то еще, но, перехватив тяжелый взгляд Турецкого, смешался и замолчал. А Александр Борисович, выдержав небольшую паузу, продолжил с таким видом, словно его никто и не перебивал.

— Депутат Корсаков часто выступал в различных комитетах Думы с докладами, обобщающими практику экономических террористов — так он сам определял эти «недружеские поглощения»… Три дня назад он по неизвестной причине отменил свое выступление в Комитете по собственности и отбыл в Северотуринск. Очевидно, по какому-то срочному делу, которое и завершилось убийством. По распоряжению генерального прокурора дело это передано нам, сформирована следственно-оперативная группа, в состав которой входят все присутствующие, а возглавлять ее, как вы, вероятно, уже поняли, буду я.

Позвольте представить вам подполковника органов госбезопасности, следователя одного из подразделений ФСБ Александра Юрьевича Клименко…

Валерий Померанцев удовлетворенно кивнул: он уже минут пять как не сомневался, что именно данную структуру и представляет мужчина, перебивший Турецкого. Вторым неизвестным ему человеком оказался старший оперативник Первого департамента МВД Владимир Владимирович Яковлев, с первого взгляда вызвавший у Валерия симпатию своим немного ироничным лицом и смешливыми темными глазами.

Дело об убийстве депутата Госдумы («Явный заказняк, а следовательно с перспективой зависнуть на неопределенный срок!» — подумал он) свалилось как снег на голову. На каждом из следователей прокуратуры и без того висела целая куча дел. Да и перспектива отправиться на неопределенное время в Северотуринск тоже не слишком-то радовала. Правда, несмотря на свое название, находился он недалеко от Москвы, и впрямь в северном направлении. Тем не менее это не избавляло ни от наверняка скверного гостиничного номера, ни от неизбежных столкновений с местными блюстителями порядка: последнее, что они готовы приветствовать, — так это вмешательство москвичей в их дела… А вмешиваться наверняка придется.

Ведь не на экскурсию отправился в Северотуринск убитый депутат.

Померанцев исподтишка окинул взглядом остальных членов группы и понял, что не его одного посетили подобные мысли: только Галочка Романова едва ли не светилась от счастья, что введена в столь солидное дело. «Это она исключительно по молодости», — мысленно вздохнул Валерий и, перехватив насмешливый взгляд Турецкого, смутился. Конечно, слухи о том, что Сан Борисович обладает даром читать чужие мысли, совершеннейшая чушь! И все же, все же…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.