Из ГУЛАГа - в бой

Черушев Николай Семенович

Серия: Военные тайны XX века [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Из ГУЛАГа - в бой (Черушев Николай)

Светлой памяти моего отца Семена Кузьмича — солдата Гражданской и Великой Отечественной войн посвящается

ОТ АВТОРА

В одной из моих книг («Удар по своим». М.: Вече, 2003) имеется глава «Оттепель тридцать девятого года», в которой ведется рассказ о лицах командно-начальствующего состава Красной Армии, коим пришлось испытать все ужасы следствия в застенках НКВД и все же вырваться на свободу в 1939— 1941 гг. (до начала Великой Отечественной войны). Там даны список, правда, не совсем полный, этих лиц, даты ареста и освобождения, а также должность, на которую был назначен тот или иной командир РККА после его освобождения. У некоторых из них кратко обозначен последующий служебный и жизненный путь.

Отклики на эту книгу показали, что читатели проявили значительный интерес к данному материалу. Во многих письмах высказывалось пожелание узнать более подробно о судьбе военачальников, выпущенных на свободу накануне войны: как они проявили себя в ходе ее, какими частями, соединениями и объединениями командовали, где отличились, как закончили свой жизненный путь и т.п. Все это и побудило автора вернуться к теме судьбы военачальников, кому повезло выйти на свободу из тюрем и лагерей НКВД в 1939—1941 гг., а также тех считаных единиц, которых выпустили из лагерей уже в ходе войны.

Считаю своим долгом выразить сердечную благодарность тем, кто оказывал мне посильную помощь на всех этапах подготовки рукописи книги: Р.Н. Черушевой, Ю.Н. Черушеву, Э.Н. Чукиной, А.Г. Чукину, О.Н. Бугримовой, Н.Д. Карпову, Г.И. Каминскому, А.Ю. Савинову, М.В. Коломийцу, М.Ю. Гусеву, А.В. Чуракову, сотрудникам библиотеки и отдела фондов Центрального музея Вооруженных Сил РФ.

Особо признателен С.Н. Дмитриеву и П.И. Рудневу, много сделавшим для того, чтобы рукопись превратилась в книгу. Автор будет благодарен тем читателям, кто пожелает высказать свое мнение и замечания по содержанию книги, а также предложения по ее дальнейшей доработке.

ПРЕДИСЛОВИЕ

О репрессиях против командно-начальствующего состава Красной Армии во второй половине 30-х годов прошлого века уже написано немало монографий, книг, журнальных и газетных статей. Среди монографий прежде всего необходимо назвать фундаментальный труд О.Ф. Сувенирова «Трагедия РККА 1937—1938» (М.: Терра, 1998).

Автор этих строк тоже не обошел стороной данную тему. В разные годы в издательстве «Вече» вышли книги «1937 год. Элита Красной Армии на Голгофе», «Удар по своим», «Невиновных не бывает...», в которых говорится о трагической судьбе в указанные годы многих представителей высшего звена (от комбрига и выше) комначсостава РККА. Полученные автором отзывы на эти книги свидетельствуют о том, что интерес в стране и за рубежом к теме репрессий против руководящего состава РККА в годы сталинского режима до сих пор не ослабевает. Подогревают этот интерес и некоторые художественные фильмы, созданные в последние годы («Утомленные солнцем», «Московская сага» и др.).

Однако внутри этой большой темы имеется одна подтема, которая до настоящего времени, на наш взгляд, исследована совершенно недостаточно. Имеется в виду предвоенная «оттепель», когда в 1939—1941 гг. (до начала Великой Отечественной войны) некоторая часть репрессированного комначсостава Красной Армии вышла на свободу из тюрем и лагерей. Кто эти люди, сколько их было, как сложилась их судьба в годы войны и послевоенное время — о том очень мало было известно широкому кругу общественности. Из этих освобожденных лиц на слуху было только имя К.К. Рокоссовского да еще А.В. Горбатова — после выхода его книги воспоминаний «Годы и войны». А другие освобожденные в указанные годы, что с ними стало после возвращения на волю, что они делали во время войны? О том написано очень мало, хотя эта тема является весьма интересной.

Идея написать о военачальниках, совсем еще недавно носивших позорное клеймо «врага народа» и находившихся в тюрьмах и лагерях, но накануне Великой Отечественной войны выпущенных на свободу, зрела у автора постепенно. Начало ей положили рассказы о генерале К.К. Рокоссовском, услышанные из уст фронтовиков и ветеранов Вооруженных Сил. Вообще это имя было окутано ореолом какой-то тайны, недосказанностью, оно волновало самой постановкой вопроса о связке «вчера зэк — сегодня командарм и генерал». И еще Герой Советского Союза (Рокоссовский — дважды). Поэтому хотелось заглянуть за покров этой тайны, разгадать ее, узнать подробности «той» жизни. В частности, узнать, за что же арестовывали командиров такого большого ранга, какие обвинения им предъявлялись, почему их освободили и т.д.

На разгадку этой «тайны» ушли многие годы работы в различных архивах, в первую очередь в архиве Главной военной прокуратуры. Изучение уже опубликованных материалов по данной теме (прямо скажем — незначительное количество), воспоминаний уцелевших узников сталинских тюрем и лагерей, в том числе и неопубликованных, личные встречи и беседы с ними — все это позволило автору сформировать достаточно твердое мнение о событиях тех лет, сформулировать некоторые выводы и заключения.

Следует отметить, что те военачальники, которые написали и опубликовали воспоминания о своем жизненном и боевом пути (Маршалы Советского Союза К.К. Рокоссовский и К.А. Мерецков, генерал армии К.Н. Галицкий, генерал-полковники артиллерии Г.Е. Дегтярев, Н.М. Хлебников, генерал-лейтенант артиллерии И.С. Стрельбицкий и др.), по вполне понятной причине, кроме генерала армии А.В. Горбатова, не описывали годов своего пребывания в застенках НКВД, содержания их допросов и очных ставок с бывшими начальниками, подчиненными и сослуживцами. Безусловно, эти годы для них не являлись лучшими, и поэтому рассказывать о них военачальникам было не совсем приятно, ибо гордиться там особо было нечем — под физическим воздействием они признавали себя виновными в тяжких преступлениях. Потом, правда, они от этих своих показаний отказывались, но факт признания вины все равно имел место. И это их всю жизнь тяготило.

Автор этих строк, как уже было сказано, коснулся данной проблемы в книге «Удар по своим». Однако в той книге он только прикоснулся, лишь обозначил интересную тему, которую, безусловно, необходимо было раскрыть более подробно через судьбы людей.

И вот теперь это время пришло. В предлагаемой читателю книге прослежен боевой путь прежде всего тех освобожденных военачальников, кто в годы войны командовал фронтами и армиями (общевойсковыми, танковыми, воздушными), кто был удостоен высокого и почетного звания Героя Советского Союза, а также некоторых других, кто командовал корпусами и дивизиями, возглавлял род войск в армейском и фронтовом звене. Об этих людях в различной степени подробностях и повествуется в предлагаемой документальной книге. Все герои живут на ее страницах под своими именами, в конкретной оперативно-тактической обстановке, командуя реально действовавшими фронтами, армиями, корпусами, дивизиями.

Однако скажем и о прототипах. Писатель Константин Симонов в трилогии «Живые и мертвые» неплохо выписал образ одного из военачальников, обретшего свободу незадолго до начала Великой Отечественной войны, — образ комбрига Серпилина. Эту трилогию Симонова, безусловно, можно считать выдающимся произведением о Великой Отечественной войне. Конечно, это не «Война и мир» Льва Толстого, всемирно признанного мастера батальных сцен, салонных разговоров и философского самокопания. Однако и у Симонова совсем неплохо выписаны сцены и эпизоды фронтовой жизни, показана «кухня» работы командиров высшего звена и их штабов, вплоть до Ставки Верховного Командования и лично И.В. Сталина. Не забыт и рядовой солдат, красноармеец. Одним словом, присутствуют представители фактически всех категорий личного состава Красной Армии — от рядового до генерала, представлены все основные подразделения Вооруженных Сил — от роты до армии и фронта.

Одним из главных действующих лиц в романе К. Симонова является опальный комбриг Федор Серпилин, в 1941 г. освобожденный из лагеря и назначенный на должность, не соответствующую его опыту (он до ареста несколько лет командовал дивизией), знаниям (окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе) и воинскому званию, — командиром полка. До введения в 1940 г. генеральских званий комбриг, как правило, командовал, дивизией и даже корпусом, возглавлял кафедру в военных академиях. И должность командира полка для Серпилина была явным понижением. Но что поделаешь — командиров, освобожденных из тюрем и лагерей в 1939— 1941 гг., после их восстановления в кадрах РККА нередко назначали с понижением. Другая часть освобожденных получала должности, равнозначные доарестным.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.