Утро дней. Сцены из истории Санкт-Петербурга

Киле Петр

Жанр: Драматургия  Поэзия    2002 год   Автор: Киле Петр   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Утро дней. Сцены из истории Санкт-Петербурга (Киле Петр)

Предисловие

Россия в течение последних трех столетий пережила ряд переломных периодов, исполненных высокого трагизма, что нельзя иначе характеризовать как Ренессанс с его взлетами мысли и искусства и трагическими коллизиями, что мы наблюдаем и в Золотой век Афин, и в эпоху Возрождения в Европе. Петр I, родившись в средневековой Руси, прорубил окно не в Европу, связь с нею была, а куда существеннее – в классическую древность, как страны Европы в эпоху Возрождения, и он это сознавал отчетливо, укоряя в нерадении предков, и строя новый город у моря, и устраивая празднество в честь античной гостьи, Венеры (Таврической), что было похоже на мистерию, с явлением в миросозерцании русских поэтов и художников богов Греции, на чем и основано творчество Пушкина как классического поэта с его высокой трагической судьбой, а его эпоху мы недаром воспринимаем как Золотой век русской поэзии и культуры.

Словом, Петр I в трагедии «Державный мастер», Пушкин в трагедии «Мусагет», Валентин Серов в трагедии «Утро дней», Александр Блок в комедии «Соловьиный сад», Анна Керн  в комедии «Анна Керн» с их окружением предстают совершенно в новом свете, то есть Ренессанс в России, оказывается, - это факт, нами еще не осознанный из-за односторонностей взгляда и борьбы партий, начиная от славянофилов и западников и их современных последователей, это – величайшее явление мировой истории и культуры, а самым ярким и наглядным его воплощением предстает классический Петербург, аристократический, купеческий, разночинный, интеллигентский.

Именно новый взгляд на историю России со времен Петра I и предполагает форму трагедии, как было в V веке до н.э. в Афинах или в эпоху Возрождения в Европе; золотой век и трагические коллизии закатных явлений – таков парадокс человеческой мысли и истории.

Историческая достоверность для автора предельно важна, вплоть до использования наиболее выразительных документов буквально, самый стиль которых воссоздает дух эпохи и служит как бы камертоном для читателя и зрителя. Между тем поэтика трагедии изначально такова, что она предполагает не историю, а миф, не историческое лицо, а мифическую личность, то есть исключительную по своей природе и судьбе, как царь Эдип или Геракл для древних греков, как Перикл или Сократ для нас, и таковыми впервые предстают перед нами Петр Великий, Пушкин, Анна Керн, Валентин Серов, Александр Блок в окружении своих современников в драматических сценах истории и культуры Санкт-Петербурга, как в самой жизни, скоротечной и вечной, что и есть по своему изначальному смыслу миф,  у т р о  д н е й.

Жанр драмы в стихах и прозе, да еще с элементами древнегреческой трагедии, не должен смущать читателя, в данном случае это наиболее легкая, простая, предельно лаконичная форма жизнеописаний самых замечательных людей России, она динамична и театральна – в полном соответствии с ренессансными явлениями эпохи и характерами героев, в чем легко убедиться каждому; сама форма, вопреки трагическим событиям, возвышает душу, очищает ее, что древние называли катарсисом и что испытать бывает так отрадно.

                                                      Автор

ДЕРЖАВНЫЙ МАСТЕР

Трагедия

Действующие лица

П е т р  I, царь, потом император всероссийский.

А л е к с е й, старший сын царя.

К а т е р и н а, будущая царица и императрица Екатерина I.

М е н ш и к о в А.Д., светлейший князь.

А п р а к с и н Ф.М., генерал-адмирал, граф.

Ш е р е м е т е в Б.П., фельдмаршал, граф.

Г о л о в к и н Г.И., канцлер, граф.

Б р ю с Я.В., генерал-фельдцейхмейстер, граф.

Т о л с т о й П.А., дипломат, впоследствии граф.

М а к а р о в А.В., кабинет-секретарь царя.

К у р а к и н Б.И., дипломат.

Т р е з и н и Доменико, архитектор.

Р а г у з и н с к и й С.Л., купец, дипломат.

Р у м я н ц е в А.И., капитан гвардии, затем генерал-адъютант.

О т е ц  Я к о в, духовник царевича Алексея.

Е в ф р о с и н ь я, дворовая князя Вяземского.

К и к и н А.В., адмиралтейский советник.

М а з е п а И.С., гетман Левобережной Украины.

К а р л  XII, король Швеции.

Р е н ш и л ь д, шведский фельдмаршал.

Л е в е н г а у п т, шведский генерал.

С и г р о т, шведский офицер.

П и п е р, первый министр короля Швеции.

Де Т е с с е, маршал Франции.

Д`А н т е н, герцог.

С е н - С и м о н, герцог.

Дамы, офицеры, гонцы, денщики царя, иностранные послы, ряженые, герольд и другие.

Т р и  ж е н щ и н ы  в масках, они же ведьмы, странницы, оры и мойры в ходе действия.

Место действия - Россия, Балтийское море, Париж и Неаполь.

ПРОЛОГ

     Т р и  ж е н щ и н ы  в масках Периоды взросленья есть у века, И больше, чем у человека. Игрою случая, не без затей У новых поколений и идей          Является предтеча; Таинственна их встреча. Так, юность дивная Петра, В ученьи страстная игра Эпоху новую открыли, Что Просвещеньем окрестили, С веселым таинством в садах,       В кринолинах, в париках, - В жемчужинах Ватто запечатленных, Сияньем красок в небо вознесенных. Науки и ремесла постигая сам, Он подданных привлек к своим трудам,       И воин, и строитель,           Царь-просветитель, С любовью к таинствам священных чувств, Мистериям природы и искусств. Войне ж, предпринятой за выход к морю, С освобождением отеческих земель - Все нет конца; уж здесь основан город,      А враг спешит дойти досель И до Москвы, разрушить государство,      Неведомое миру царство.      Что вышло из всего того, Займет вас впрямь, как волшебство.

АКТ  I

Сцена 1

Санкт-Петербург. Май 1708 года. Летний дворец. Комната на верхнем этаже. Денщики царя различного возраста и вида, народ простой, но смышленый.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.