Ключ от Города мертвых

Перро Брайан

Серия: Амос Дарагон [2]
Жанр: Детская фантастика  Детские    2004 год   Автор: Перро Брайан   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ключ от Города мертвых (Перро Брайан)

Пролог

Давным-давно на богатых, изобильных землях жил древний народ махитов. Их столицей был огромный город, он назывался Браха, что на языке махитов означало «божественное чудо света». И правда, чего стоила одна только гигантская пирамида, возведенная в центре города! Миролюбивый и кроткий народ махитов веками жил спокойно и безмятежно, но пришел день, когда боги позавидовали богатству махитов и решили завладеть им. Объединив силы, боги наслали на Браху чудовищную песчаную бурю. Город был погребен под песком, а окружающие его земли превратились в бесплодную пустыню. Но «божественное чудо света» продолжало существовать в другом измерении и стало пристанищем на пути в тот мир, куда устремлялись души завершивших свою земную жизнь людей.

От бывшей Брахи осталась лишь самая вершина пирамиды, выступающая над песками пустыни. Теперь Браха получила второе название — Город мертвых; для суда над душами умерших людей там был создан верховный трибунал. Говорят, что в этом городе боги посадили необыкновенное дерево — оно, якобы, приносит светящиеся плоды и способно возвести любого смертного в ранг божества.

Прямо из зала суда вели две двери: одна — в рай, другая — в ад; третьим выходом, вернее, входом в Браху, были огромные металлические ворота, которые охраняли два стража. Ворота открывались перед теми, кто прибывал в Город мертвых. Над ними была выведена загадочная надпись:

Тот, кто умирает и возвращается к жизни, Тот, кто переплывает Стикс и находит свой путь, Тот, кто отвечает ангелу и побеждает демона, Лишь тот находит ключ от Брахи.

Со временем эта история превратилась в легенду, а легенда понемногу стерлась из человеческой памяти. Но…

Глава первая

ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ

Призрак Мертеллус сидел за столом и листал толстый свод законов. При жизни этот человек был одним из самых выдающихся судей, известных миру. И после смерти боги доверили Мертеллусу обязанности главного магистра. Он возглавлял верховный трибунал Брахи — Города мертвых. Вот уже пятьсот лет каждую ночь Мертеллус заседал в суде со своими помощниками, Корильоном и Ганхаусом, и судил предстающие перед ним души мертвых, которые по очереди входили в зал.

Трое судей тщательно изучали их дела, а потом выносили свой вердикт. Если покойный при жизни совершал дурные поступки, открывались двери, за которыми огромная лестница вела прямо в чрево Земли, в ад, к богам тьмы и мрака. Если же жизнь умершего была полна благородства, доброты и сочувствия, его душе указывали двери, ведущие на небеса, в рай, к богам Света.

В большинстве случаев решение судей было единодушным. Но иногда случалось, что дело требовало особенного внимания. Например, в подсчет добрых и плохих дел могла вкрасться ошибка. Бывало и так, что душа покойного никак не хотела расставаться с живыми, потому что была привязана к кому-нибудь из них сильным чувством. А не сдержанные обещания, данные при жизни? А проклятия богов? Все это тоже замедляло вынесение приговора.

Тогда покойного отсылали назад, в Браху, и он иногда десятилетиями ожидал нового суда. Бедняга день за днем блуждал по улицам, но так и не мог попасть ни в рай, ни в ад. Мертеллус и его помощники из кожи вон лезли, чтобы очистить город от неприкаянных душ, но их становилось все больше и больше. Город мертвых задыхался от призраков.

Удобно устроившись за столом, Мертеллус перелистывал толстый свод законов, пытаясь разобраться в очередном сложном случае. Некий человек, не злодей, но и не добряк, отказался впустить в дом путницу, которая зимним вечером просила о ночлеге. Утром он обнаружил несчастную женщину на пороге дома — она умерла от холода.

Боги добра требовали в виде наказания для этого человека, чтобы его душа каждую ночь стучалась в собственный дом, просилась на ночлег и замерзала на пороге до тех пор, пока не искупит вины перед бедняжкой. Боги же зла немедленно требовали его к себе в ад. Они ссылались на статью Б124-ТР-9, гласящую, что все смертные должны быть судимы по бремени их самого тяжкого греха. Но эта статья входила в противоречие со статьей Ж617-ТИ-23, или «статьей о повседневной доброте», утверждающей, что смертные оцениваются по сумме всех своих положительных поступков, а не отдельных заблуждений. В отчаянии и нетерпении Мертеллус, бормоча ругательства, искал прецеденты. Вокруг него на полу, на столах и стульях, на полках книжных шкафов и даже на подоконниках ждали своей очереди папки с такими же сложными делами.

Внезапно дверь отворилась, и в кабинет, даже и не подумав предварительно постучать, вошел Йерик Свенкхамр. При жизни этот призрак был жалким воришкой, его поймали и казнили, отрубив ему голову. Он так и не смог водрузить ее обратно на плечи, поэтому всегда носил отрубленную голову в руках или подмышкой. Суд приговорил его отправиться в ад, но Йерик категорически все отрицал и в ад следовать отказывался. Тогда его адвокат для искупления вины подзащитного предложил наложить на него особое наказание и обязать тысячу лет служить божественному правосудию. Так Йерик поступил в услужение к Мертеллусу и стал его личным секретарем. Он был весьма слабонервным и неуклюжим призраком, писал с ошибками и вот уже добрых сто пятьдесят шесть лет приводил верховного судью в глубокое отчаяние. Его появление в комнате заставило Мертеллуса подскочить.

— Йерик! Грязный потрошитель беспомощных старух, я сто раз говорил тебе, что надо стучать! Когда-нибудь я умру из-за тебя от страха! — прорычал судья.

Увидев, в какой гнев пришел его хозяин, секретарь впал в панический ужас и, чтобы обрести хоть немного уверенности, машинально попытался вернуть свою голову на плечи. Она тут же съехала назад, тяжело грохнулась на пол и покатилась по лестнице. Судья услышал, как, пересчитывая ступеньки, голова Йерика причитала:

— Вы не можете… ух!.. умереть… ой!.. Вы уже… ай!.. умерли!.. ух! ой! ай! ох!

Йерик кинулся за ней вдогонку, но тело его было безголовым, а значит, и безглазым, поэтому он тут же поскользнулся и с не меньшим грохотом рухнул вниз. По дороге он зацепил дюжину доспехов, украшавших лестницу. Мертеллус со вздохом воззвал к богам:

— Что же я такого сделал, что заслужил подобное наказание?

Единственным ответом на его вопрос был робкий голос Йерика. Секретарь вновь появился в его кабинете и, неловко приседая и кланяясь, обратился к хозяину. На этот раз он крепко держал свою голову в руках.

— Мэтр Мертеллус!.. Ваше достопочтенство!.. нет… ну, это… просвещенство… ну… судьбоносец! Великий распорядитель… перед богами и… уф… я бы добавил… уф… мудрейший законник и…

Казалось, судья сейчас лопнет от злости. Он прорычал:

— Да скажи ты, наконец, что тебе надо? Переходи к делу, тупой воришка барахла!

Заметно перетрусив, Йерик снова попытался водрузить голову на плечи. Предвидя повторение сцены на лестнице, Мертеллус поторопился вмешаться:

— Йерик! Подойди сюда и положи голову на стол. А теперь садись на пол. Выполняй!

Секретарь торопливо повиновался.

— Итак, — с угрозой в голосе сказал старый призрак, глядя прямо в глаза голове, — говори, что происходит, или я тебе откушу нос!

Йерик сглотнул и промямлил:

— Главные двери… ну это… как бы Вам объяснить?… они… уф… они закрыты!

Судья стукнул кулаком по его голове.

— Точнее! Мне нужна точность! Какие двери?

— Да, вот… — ответил секретарь, — двое Ваших помощников, Корильон и Ганхаус, послали меня… эээ… чтобы поставить Вас в известность, что двери… ну знаете… обе двери… те, что ведут в рай и в ад… они закрыты. То есть… уф… их невозможно открыть! Боги, ну как это?.. эээ… через них нельзя пройти! Это… я думаю… чего уж тут лукавить… эээ… катастрофа!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.