Перестраховка

Новокрещенова Светлана

Жанр: Современная проза  Проза    2004 год   Автор: Новокрещенова Светлана   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Перестраховка ( Новокрещенова Светлана)

— Привет, Лизавета! Кофе будешь? — не отрываясь от монитора, спросил Иван.

Я вошла в офис тихо, как привидение, и Силин сидел спиной к двери, но все равно услышал и узнал.

— Бродскому после инфаркта запретили утренний кофе. Тогда он спросил: «А стоит ли просыпаться?» — сумничала я.

— Прав был покойник, — кивнул Иван и протянул через плечо яркий пакетик «3 в 1»: кофе, сахар, сливки.

Чтобы встать, плеснуть кипятку, высыпать смесь и протянуть чашечку ароматизированной полухимической смеси, у него и в мыслях не было. Но я не в обиде. Во-первых, мой первый и последний муж приучил меня к мысли, что женщина должна уметь сама: а) потереть себе спинку, а также похлопать по ней, если кусок поперек горла встал; б) удалить себе аппендицит или зуб мудрости; в) достать в июле билеты на поезд «Воркута — Адлер» (желательно купе, нижние полки); г) на зарплату, равняющуюся 1 МРОТ (минимальный размер оплаты труда), кормить семейство и выглядеть как Мисс Мира (не Миссис, а Мисс) и так далее до скончания алфавита. Короче, выполнять любую неудобную работу и рассчитывать при этом только на себя. Во-вторых, Иван был занят таким делом, от которого его мог отвлечь разве что атомный гриб за окном. И то махнул бы рукой, сказал: «Поздняк метаться!» и продолжал бы пялиться на экран. По монитору бегали всякие кубики, за которыми открывались соблазнительные места секс-дивы. Тут уж не до меня. Но про кофе он все-таки вспомнил. За что ему спасибо до земли.

Иван огромен и скромен как слон. Большой и добрый. На своей прежней работе, в пожарной охране, он получил увечье, медаль «За отвагу», и его комиссовали. Теперь он получает пенсию и платит алименты дочке, которую при разводе оставили жене. Он хром на одну ногу и обожжен. Если кто считает, что он не пользуется успехом у дам, тот сильно ошибается. Еще как пользуется! Не отбей первый муж у меня интерес к противному (в смысле — противоположному) полу, с Иваном я была бы более любезна. И не он мне, а я ему предлагала бы кофе. Впрочем, это я загнула. Все равно служебный романчик у нас не получился бы. Еще с курсантских погон Иван усвоил правило: «не спи с женою брата и с сотрудницей аппарата».

Сотрудница, причем единственная (в женском роде) — это я, Лиза Троян. А аппарат — ЧОА. ЧОА — это не тайский ресторанчик и не клуб любителей собак экзотических пород. ЧОА — это частное охранное агентство. Штат невелик: шеф Примак В.И., Иван да я, да еще трое охранников. Агентство оберегает квартиры персон, сопровождает грузы. Есть лицензия и на частный сыск. Если я представляюсь этакой бойкой девицей, невозмутимо дробящей челюсти, прыгающей с третьего этажа и попадающей без промаха в мишени и постели политиков или бандитов, то я вас разочарую. Ничего общего. Я неудачница, не сумевшая расчистить пространство под солнцем. В поисках работы я случайно натолкнулась на газетное объявление: «ЧОА «Вольф» принимает на работу людей с хорошей физической подготовкой». Я человек? Человек. Молодой? Вполне (тогда мне было 27 лет). А что до физической подготовки, то первый и последний муж довел до инвалидного состояния только мои нервы. Внешне я еще цела и достаточно прочна. Что же касается пола… У меня тут свои рассуждения о метаморфозах в жизни женщины. Таковой, то есть женщиной, она становится, когда у нее появляется мужчина. А когда у женщины появляется ребенок, то она превращается в мужика (в смысле объема выполняемых работ, самоподдержки и выносливости). Дальнейшие этапы эволюции — лошадь, кляча… Короче, пошла по объявлению, что называется, на «ура». За спрос денег не берут. Директор агентства В.И.Примак глянул на меня и, задумчиво перебирая кипарисовые четки, произнес сакраментальную фразу:

— Что ж, люди без особых примет мне нужны.

Мне бы обидеться, но за моими плечами был развод, а на руках — семилетний сын Сашка. И потом, на правду не обижаются. Мне имя — легион. Внешность среднестатистическая для среднерусской полосы. Как-то на глаза попался тест «Что вам нужно, чтобы выделиться из толпы». Оказалось, купить рыжий парик. Но дело в том, что я рыжая! Не огненная бестия, златокудрая венецианская мадонна, не медно-красная, как ирландский сеттер. Я бледно-рыжая. Почти розовая, сомон. Ладно, если бы брови с ресницами компенсировали цвет, не поддающийся описанию, а так краситься приходится и время от времени протирать зеркало, запотевающее от моих глубоких вздохов.

Итак, шеф по только ему известным соображениям принял меня в агентство. То ли плотно поел, то ли еще по какой причине находился в благостном состоянии духа. Я считаю, что это было дело случая, хотя Примак утверждает, что случайных людей в своей стае он не держит. Он вообще мужик своеобразный. Например, разговаривает он либо на строгом языке кодексов, либо по фене ботает. Потом, незыблемый постулат рыночных отношений: «Клиент всегда прав» для него — теорема, требующая доказательств. И если клиент ему не нравится, то он лучше откажется от дела, от денег, но не станет добывать жареную луну для какого-то… (дальше обычно следует грубая мужская лексика). Ну а уж глянется… Однажды к нему на ковер ступила особь, которая перед бракосочетанием вспомнила о своей бурной молодости. Вспомнила с сожалением. Потому что от нее, от молодости, остались на память кое-какие фотографии, где она запечатлена в весьма откровенных нарядах, а точнее — практически без них. Причем снимки эти имелись у ее многочисленных бойфрендов. Упоминания своего имени в их мемуарах она желала меньше всего. «Я куплю эти фото за любые деньги!» — умоляла она. Примак, преисполненный сочувствия к этой Магдалене, распорядился сделать компьютерный монтаж: ее будущий благоверный в окружении необремененных одеждой нимфеток. Так что если фотографии с нашей героиней всплывут, то она может представить супругу весомый контраргумент. Грубо, но эффективно. За услуги с этой дамочки, помнится, денег Примак не взял. Он у нас бессребреник. Вообще-то я не согласна с ним, особенно сейчас, накануне нового учебного года, когда на экипировку школьника уходит чуть меньше денег, чем на запуск космонавта. Я бы взяла себе одно денежное дельце. Но на все воля шефа.

Сегодня Примак пригласил меня в свой кабинет. Вполоборота к входной двери сидел потенциальный клиент (тьфу-тьфу через левое плечо). Он был весь «чересчур». Слишком богат для своих лет, слишком самоуверен для своей внешности, слишком глуп для нашего шефа. О последней характеристике можно догадаться по скорости мелькания бусин на четках начальника. Чем медленнее варят у собеседника мозги, тем быстрее бегают бусины под пальцами Примака.

— Знакомьтесь, Олег Петрович, наш спец по наружному наблюдению, Лиза Троян, — безо всякого вдохновения отрекомендовал меня шеф. Кажется, сорвется сделка.

Олег Петрович вперил в меня взгляд грамотного потребителя:

— Я представлял частного детектива как минимум мужчиной.

— А как максимум Джеймсом Бондом? — усмехнулся шеф.

— Не буквально, конечно, но на уровне.

— Понятно. А теперь представьте этого суперагента за спиной вашей жены. Она первая обнаружит слежку. А за ней и вся улица. То ли дело женщина. Мобильна, коммуникабельна, легко камуфлируется. И студенткой, и беременной теткой прикинется. Такую ни в чем не заподозришь.

Начальник не столько расхваливал мои товарные качества, сколько уличал посетителя в дилетантстве.

— Ну, если вы не можете предложить лучшего… — начал клиент, хватаясь за подлокотники кресла, предвкушая, что его в этом кресле будут удерживать всеми правдами и неправдами.

Но Примак и не думал. Молчал. Даже отвернулся к окну, потеряв интерес к ходоку. Тот отреагировал моментально.

— Ладно, я не против. Но если ее (кивок в мою сторону) работа не будет меня устраивать, я расторгну контракт и кроме аванса в тридцать процентов платить ничего не буду. Никаких компенсаций. Мне нужны: ежедневный отчет по телефону, подлинная информация, фотографии. И полная конфиденциальность.

Шеф протянул мне тонкую папку. Досье на супругу Олега Петровича Самыкина, за которой мне, возможно, предстоит следить на предмет хождения налево. Так мне объяснил Примак. Я машинально заглянула в документы. Сверху лежала фотография: женщина в летнем кафе. В полный рост, от шикарной шляпы до босоножек. За нею средиземноморский пейзаж, словно итальянский флаг — зеленое море, белые дома, красные крыши.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.