Маски

Правдина Ольга

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    2004 год   Автор: Правдина Ольга   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маски ( Правдина Ольга)

Пока я разглядывала заголовки газет, смутно белеющих в темном, еще не рабочем киоске, улица успела измениться. Стекло перед глазами поплыло, качнулось. В нем попеременно отразились разноцветные пятна окон дома на противоположной стороне улицы, а потом — белая театральная маска. Она криво улыбнулась и… подмигнула! А над ухом раздался зловещий шепот: «Ма-ас-с-ски!»

Резко обернувшись, я наткнулась на пустоту. Никого! Странно… Невольно посмотрела на киоск. Но стекло успело принять первоначальный вид. И за ним — ряды газет и журналов…

Это в очередной раз колыхнулся Мир. Изменения… Когда же они прекратятся? Невольно взглянула наверх. Вместо огромных алых букв «ЦУМ», смотрящих на весьма оживленный перекресток, появилось нечто совершенно невероятное: «@#$»! Словно кто-то баловался на клавиатуре компьютера!

По мостовой катились шипастые шары машин. Рывками (из-за восьми ходулей-ног) передвигались маршрутки, похожие на пауков. Мелко-мелко перебирали лапками сороконожки-автобусы. Троллейбусы цеплялись за провода вьющимися побегами словно с огуречной грядки.

По тротуару спешили хмурые, невыспавшиеся прохожие, и большинство из них было в масках. «Маска! Мне нужна маска!» — сообразила я и в отчаянии поспешила к остановке. Но тут на фонарном столбе «проснулся» громкоговоритель. Он засвистел, словно микрофон, поднесенный к колонке, после чего внятно послышалось: «С сегодняшнего дня жители города обязаны в общественных местах находиться в масках. Правило этики и эстетики № 6, подписанное Президентом Земли Анархом Великим. Невыполнение беспощадно карается нашими доблестными…» — тут рупор «закашлял» и… затих.

Я беспомощно сжалась, ежесекундно ожидая грубого окрика «нашего доблестного» милиционера. Где я найду эту дурацкую маску? Но тут взгляд упал на ряды предприимчивых бабулек. Они выстроились вдоль всей остановки с горами масок. Я бросилась к первой попавшейся:

— Сколько?

— Сто рублисек, досенька! — прошепелявила старуха, открыв свой бездонный рот с одним зубом и хитро подмигивая. — Бери, бери, а то нынсе самураи лютують!..

— Кто-о?! — переспросила я, невольно оглядываясь в поисках невысокого крепыша с раскосыми глазами, в узорчатом кимоно и с катаной в руке.

— Это нонешняя кликуха вчерашних ментов! — грубовато пояснила соседка бабульки — толстая пожилая женщина в маске со свиным пятачком, сдвинутой на затылок.

Я полезла за кошельком. Но он успел измениться. И я потратила на поиски несколько драгоценных минут. Пока не поняла, что он превратился в баночку из-под таблеток. У меня оставалась последняя сотня. Вынув ее, я ахнула! Она стала фиолетовой и в три раза длиннее, чем была! К тому же на ней были наляпаны флюоресцентные пятна (притом — в строгом порядке!), и они чуть заметно светились в сумеречном свете хмурого октябрьского утра.

— А ну, давай ее сюда! — бабулька ловко выхватила у меня купюру.

Я открыла было рот, чтобы отругать нахалку, но тут рядом со мной возник «самурай»:

— Пра-ай-демте!

Бабка сунула мне первую попавшуюся маску, и я, не чуя рук, быстро натянула ее.

— Вот! Э-э!.. — промямлила я, пытаясь изобразить улыбку.

Губы у «блюстителя» обиженно надулись:

— Нехорошо, гражданочка, поступаете! Я — при исполнении, могу и оштрафовать за хулиганство!

— Больше не буду, честное-пречестное!! — я пустила в ход самый искренний тон и порывисто прижала руки к груди, сделав наивное лицо, захлопала ресницами.

Каким только хитростям не научишься на репортерской работе! Внешностью меня Бог не обидел: темные прямые волосы, интеллигентное лицо, зеленые глаза, ноги — от ушей, высокая грудь… И это — далеко не полный набор стандартных штампов, которые «шли в ход» в критических ситуациях. Их действие на мужчин практически всегда было одинаковое… Эх, жизнь-жестянка! А ну ее в болото!..

— Па-асторонись! — служитель порядка в красном «халате» с золотыми драконами махнул мне жезлом-битой и неожиданно набросился на худого молодого человека в сером плаще, волочащемся по грязному асфальту. — А! Попался, гад! А ну, руки за спину!

Я поспешила ретироваться… К остановке подполз «автобус». У него было много «ног», много круглых нашлепок, похожих на бородавки. И еще много чего «много». На переднем плане красовалось: «Маршрут номер 8».

«Это — мой автобус!» — попыталась убедить себя я и представить, где же у «чудища» двери.

В этот момент мимо меня пронеслось что-то желто-лимонное, похожее на шаровую молнию. Вернее, не что-то, а кто-то. Я знала только одну девушку, которая носила вещи такого вызывающего цвета. И это была именно она — моя сослуживица и подруга — Нелли Цезарь.

«Молния» врезалась в бок «сороконожки». Бок расступился, и образовалось отверстие — ровное, аккуратное. Чем не дверь?

Поспешив за подругой, я протолкнулась внутрь «чудища», успев краем глаза заметить, как срослись двери. Они просто затянулись мембраной, а потом потемнели. И все. А в «салоне» стало сумрачно и тесно. «Нашлепки» на автобусе оказались сквозными и давали бледно-зеленый фосфорный свет. От него было мало толку, а вот Нелькин наряд ярко светился. К этому-то свету «в конце туннеля» я и стала пробираться, поминутно извиняясь, когда кому-то наступала на ноги. Подруга заметила меня, когда я оказалась от нее в двух шагах.

— При-ивет! — натужно выдохнула она, одной рукой вытягивая меня из самой гущи на более-менее незанятое пространство, а другой поправляя большую маску бабочки-лимонницы (скорее всего, она выбрала ее именно из-за цвета!). — Извини, что не узнала! Все в этих дурацких масках!.. Вот если бы ты одела зеленый фосфорный свингер!.. А то — кофейный… Сколько раз говорила: глаза зеленые — значит, надо надевать что-то… эдакое! Яркое, экстравагантное!..

Я пожала плечами. Невозможно предугадать ее настроение! Сейчас в ней проснулся визажист, а через минуту — «проснется» еще кто-нибудь…

Скрипя, охая и стеная, автобус довез пассажиров только до поворота на бывшую улицу Карла Маркса (она успела измениться на Политическую). Транспорт выкинул нас прямо на мостовую. Хорошо, что я была в кроссовках-прыгунках! Они спасли от позорного падения. Я удержалась сама и успела подхватить Нельку. Она благодарно посмотрела на меня и поправила съехавшую на бок маску-бабочку с черными усиками.

— Да ладно тебе! — засмущалась я, но, вспомнив про пустой кошелек, добавила: — С тебя пирожок!

— О’кей! — улыбнулась подруга, и мы зашагали вверх по улице.

До редакции добрались за пятнадцать минут. И застали интересную сцену: начальник типографии и его «замы» (из-под масок катились крупные капли пота) прибивали над дверями новую табличку, намалеванную наспех на куске картона: «Коммерческий банк «Тарханы».

Мы с Нелькой переглянулись. Вот это да! Получается, что и я, и она теперь — служащие банка?..

— Проходите, проходите, не мешайтесь под ногами! — басовито заметил один из «замов», оттесняя нас к дверям своим толстым животом. — Не видите, люди работают!

Нелька быстроногой ланью взлетела по лестнице на второй этаж. Я — следом. Вот она, до боли знакомая, родная дверь с позолоченной сломанной ручкой и надписью… «Плановый отдел».

Я нерешительно протянула руку… И тут дверь сама распахнулась. Вернее, ее открыл наш Начальник — Паравайдин Алексей Александрович. Он был в черной бархатной полумаске, словно Мистер Икс в оперетте И.Кальмана. Алексей Александрович приподнял маску и хмуро осмотрел нас с головы до ног.

— Рабочий день начался двадцать минут назад! — он совсем снял маску и надел любимые очки, предварительно протерев их. — Где вас черти носят? А ну, живо по местам!

Я облегченно вздохнула: по крайней мере, у нас Начальник не изменился!

Нелька заулыбалась, играя ямочками на щеках:

— «Сей Саныч»! Неужели запамятовали? Вчера вы сами сказали, мол, если будет очередное Изменение, то мы можем задержаться минут на пятнадцать-двадцать. Поглазеть на то на се на улицах. Чтобы было о чем писать… ой, считать, ой, планировать!.. — она растерялась под строгим взглядом из-под модных очков — так любил смотреть Начальник, когда хотел дать понять, что кто-то провинился.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.