Милостыня от неправды

Сорокин Ефим

Жанр: Современная проза  Проза  Ненаучная фантастика  Фантастика    2007 год   Автор: Сорокин Ефим   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

Однажды… Не по точности употребляю я это слово, относящееся ко времени. Отсутствие определенных понятий в чувственной человеческой жизни понуждает меня прибегнуть к подобного рода упрощению. Образы земные недостаточны для описания ангелов, ибо в человеческой жизни даже нет намека на то, что в пакибытие уготовил Господь любящим Его. Но обращаюсь я к немощи людской, поэтому мои ущербные описания могут оказаться вполне достаточными для нее. Итак, однажды, беседуя с Енохом, я возжелал больших откровений и спросил его:

— Как будет пребывать Господь после своего вочеловечивания, крестной смерти и вознесения на небо?

И получил ответ:

— В Троице, Которая равна Единице, сядет одесную Бога-Отца. — Я был прилежен в слушании Еноха, но порой не понимал открытые ему тайны, однако внимал не вкусившему смерти человеку и умолял его привести меня к тому, к чему влекло меня мое желание.

— Что значит сидеть одесную Бога-Отца? Ведь Он не занимает какого-нибудь определенного места?

Исполненные мудрости мысли ангела здесь, на небе, по воле Господа могут быть высвечены в несказанном свете и стать достоянием всех бесплотных умов. Я познакомился с Енохом именно по его проявленным мыслям — возникли вопросы, и Енох снизошел до меня, посетил мое небесное жилище. Обитаю я в возвышенной местности, которую на земле с небольшой натяжкой можно было бы назвать горами, живу в огромном красивом камне. Когда подлетаешь к нему снизу, по форме он напоминает… впрочем, на земле нет этому понятия. Согласно с моим внутренним миром, живу я один, а такие отшельники, как я, в чем-то выше многих из ангелов, но я не понимаю своей исключительности и отношусь к ней как к не проявленной заботе Господа обо мне. Многие ангелы живут так же скромно, как и я, даже скромнее меня, хотя Божья любовь в них намного превышает ту, которую я способен вместить в себя. Я наслаждаюсь духом умеренности своего жилища. И опять повторяюсь: все, что я описываю, неизреченно на человеческом языке и верно лишь в каком-то ничтожном приближении. Судя по моему жилищу, мой внутренний мир не так богат, как у многих из ангелов, но я наслаждаюсь своими небесными пещерными покоями, и они радуют мой дух. И если верно утверждение, что жилища ангелов символ их любви, то моя любовь тиха. Но это любовь.

Иногда я посещал Еноха. Обычно я появлялся у него не сразу, а, преодолевая некое духовное пространство, не спеша шел по созданному Енохом миру, точнее, мирам. Я улыбаюсь от беспомощности объяснить людям род небесных занятий Еноха. Пожалуй, скажу только: своей молитвой он помогает Господу творить мир невидимый, мир духовный, пакибытие. Он сотворец Господу. В этом отличие человека от ангела. Иногда я заставал Еноха пишущим. Писал он от руки, писал легко, ибо рука его, знавшая трудность выбора слов в земной жизни, здесь ничего подобного не испытывала. У меня есть несколько посланий Еноха, и, когда я перечитываю их, то слышу его голос, мощный и мягкий. В соответствии с духовным состоянием Еноха его небесные обители менялись. Он жил на островах в море, в горах, в пустынных оазисах и на лесистых холмах. В его небесных обителях всегда были книжные свитки, пергаменты, папирусы, исписанные человеческими буквами.

Поначалу мне казалось, что разговоры о людях в любви небесной меня не совершенствовали. Да и мысли Еноха, когда он говорил о земле, мне казалось, были стеснены понятиями пространства и времени. Но мудрость Еноха сообщалась мне, даже воспоминания Еноха-человека стали как бы моими воспоминаниями. Жизненный опыт людей, о которых рассказывал Енох, стал как бы и моим жизненным опытом. Я мог даже вспомнить местность на земле, где происходили те или иные события. Некоторые подробности удивляли самого рассказчика, ибо при ангельском свете извлекались из неизгладимой его памяти. Тогда я еще не подозревал, как велик и таинственен замысел Господа о человеке!.. Енох-человек мог подниматься и спускаться из одной ангельской сферы в другую, и однажды ушел на высоту, недоступную мне.

И был день, когда события человеческой жизни потребовали немедленного ангельского вмешательства. И предстали ангелы пред лицом Господа, между ними явился и я. Все мы были в одеждах одного сияния. Нас ждало новое служение. Нам поручалось пасти народы, которые уходили из Вавилона. И я спустился к человекам, которые не хотели жить ни правдой от Господа, ни в Его любви. Наше служение заключалось в том, чтобы, не нарушая свободы человека, отвращать стопы его от наибольшего зла.

В человека по имени Мосох я вложил Божий замысел о нем и его людях. Мосох принял Божий замысел за свой собственный, хотя сам был немало удивлен, когда в его сердце, сердце вождя, чьи воины разгромили полчища кинокефалов, загорелась любовь к далекой северной земле, которая привиделась во сне. Я сказал Мосоху:

— Возьми себе и народу своему место на земле к северу от Вавилона и потрудись с народом твоим над украшением этой земли.

Я пас Мосоха тщательно, ибо через него шла забота о будущем многих народов. Меня всегда поражало милосердие Божие в Его отношении к людям. Мы, ангелы, накладывая узду на стихии и на грехи человеческие, мучились и плакали, видя, как, оставив поклонение Творцу, люди покланялись падшим ангелам и самим себе. Греховной жизни Мосох не оставил и в вихре забот о переселении своего народа, живя в Вавилоне, в городе, где никто никому никогда не доверял, и каждый боялся своего ближнего, Мосох продолжал посещать пиры, где часто в пьяном угаре мужчины обнажали мечи, грозящие смертью, посещал блудилища, где неправедными глазами любовался женской наготой и, обремененный худым навыком тела, совершал с женщинами прелюбодеяния. О, долготерпение Господа! Человек признавал только телесные наслаждения — о духовных забыл и не помышлял. Но уже тогда я начинал понимать, что в неудобоносимой свободе, которую Господь дарует человеку — глубокая тайна, ибо человек сотворен по образу Божьему. Господь своей волей мог бы сделать всех людей верующими в Него и добродетельными, но не сделал этого, ибо человек сотворен свободным. И это ценно в очах Господа. В этом залог Его милости.

Перед самым выходом из Вавилона, в один из дней, когда просыпаться скучно, брат Мосоха, имени которого здесь, на земле, не могу вспомнить, но которое непременно узнаю в несказанном свете пакибытия, попросил Мосоха о встрече. Мосох принял его и говорил с ним почтительно. Они сидели за столом друг против друга.

— На днях, Мосох, ты покидаешь Вавилон, я прошу тебя взять с собой книжный свиток.

— Если это трактат с генетическими исследованиями, я не возьму его!

Брат Мосоха вынул из сумы ясеневые скалки с пергаментом и, уловив на лице собеседника выражение внимания, развернул свиток:

— Из допотопного мира мы вынесли несколько пророчеств, услышанных от патриархов, отмеченных печатью святости, и все они свидетельствуют о том, что наши далекие потомки повторят мерзости людей, которых Господь смыл с лица земли карающими очистительными водами. Желая оставаться полезным своим соплеменникам, я приступаю к описанию жизни праотца нашего праведного Ноя, дабы читающие воспользовались добрым примером и удалились от зла, за которое долготерпеливый Бог наказал человечество. Я много и много раз задавал себе вопрос, вправе ли я описывать события, участником которых не был и за достоверность которых ручаться не могу. Это вопрос о неравновеликом Ною витии, который дополняет пробелы в жизни праотца своими домыслами, а они несравненно беднее жизненной правды пророка, его любви и устремлений. И все же я надеюсь, что мои домыслы о допотопных патриархах в какой-то мере отвечают их духу. Те из вас, кто искусен в плетении словес, помогите моему убогому слову!

— Надеюсь, ты не собираешься читать весь пергамент! — колючим голосом прервал витию Мосох. — Почему ты не идешь с нами?

— Я буду искать!

Мосох усмехнулся:

— Книгу Еноха?

— Да! Ни одно из племен, покинувших Вавилон, не унесло ее с собой. Она еще в городе.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.