Случай

Сакович Мария

Жанр: Мистика  Фантастика    2009 год   Автор: Сакович Мария   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Случай ( Сакович Мария)

Я не верю в случай. Наверное, поэтому, когда прошлой осенью (я точно помню дату, было 11 сентября) в общем симпатичный парень проголосовал мне с обочины, я остановила машину не раздумывая и опустила стекло в окне правой двери. Он наклонился, заглянул в салон и спросил: «До *** не подбросишь?», я кивнула и сняла с двери блокировку. Он сел на соседнее кресло, я выехала на полосу и, прибавив громкость проигрывателя, представилась — Олеся. Он ответил — Максим, и поинтересовался, можно ли у меня курить. Я согласно агакнула. Машина с легким гулом неслась навстречу закату. Наверное, я поступила легкомысленно, мелькнуло в голове. Но мне было все равно.

Скорей всего то, что у меня кончился бензин, тоже было неслучайно, и машина, дергаясь и кряхтя, дотащила нас в горку, немного скатилась с нее на холостом ходу и наконец встала. Дорога почему-то была пустой, на поля опустилась темнота. Несмотря на дневную жару, ночи в начале сентября уже прохладные, и мы с Максимом тряслись на обочине, оживленно подпрыгивая и пытаясь согреться. Несчастная машина с тускло светящимися габаритами темным пятном громоздилась на светлеющем под последними сполохами заката асфальте. Воздух пах полынью, пылью и влажностью. Максим предложил закурить, я охотно согласилась. Под курево завязался и разговор.

— Куда ты едешь? — спросил меня Максим безразлично.

Я пожала плечами:

— Пока туда же, куда и ты.

— Понятно. Секрет?

— Нет, просто неинтересно. Ну сам подумай — какая тебе разница?

Он засмеялся и согласился — действительно, никакой.

— А ты? Почему автостопом?

Он затянулся, выдохнул дым и только потом ответил:

— Не поверишь…

Вдалеке послышался шум. Я уставилась на горб дороги — из-за него туманным кольцом выплывал свет фар и неумолимо надвигался грохот грузовика. Я подскочила к краю асфальта и замахала рукой, но вылетевшая машина промчалась мимо, обдавая меня смрадом. Я растерянно и сердито обернулась вслед за вихрем пыли и выхлопных газов, посмотрела на удаляющиеся красные габаритные огни машины, похожие на злобные угольки в глазницах разъяренного быка, и выбросила окурок. Повернулась к Максиму.

— Ты начал что-то говорить…

— Да, было дело. Я сказал, ты не поверишь, куда и почему я еду.

— Ну почему не поверю…

— Потому что. В это нельзя поверить. И никто не верит до последнего.

— А все-таки?

— Я еду из-за тебя и с тобой.

Я посмотрела на него, мне стало не по себе. «Мама была права», — промелькнула паническая мысль. Маньяк? Навязчивый поклонник? Но я никогда его не видела! Я стояла довольно далеко от Максима, но обездвиженная машина и опустившаяся на мир ночь не оставляли мне шансов на бегство. Максим сунул руки в карманы, поежился и усмехнулся:

— Не бойся. Не надо меня бояться.

— Кто ты? — Боже, как смешно и жалко звучал мой голос, похожий на писк, случайно вырвавшийся из неокрепшего горла новорожденного котенка.

— Олесь, ну зачем тебе это? Кто я, куда я, зачем — тебе надо это знать?

Я помотала головой, прикидывая, сразу ли меня задавят, если я брошусь под колеса следующей машины, или сломаю только руку или ногу. Максим вдруг подошел ко мне и взял за рукав куртки — мол, даже не думай. А я не могла не то что побежать — пошевелиться, моргнуть, сглотнуть… меня словно паралич охватил. Я стояла и пялилась на Максима (возможно, даже с открытым ртом). А тот, вздохнув, взял меня за плечи и легонько потряс:

— Олеся! Очнись. Я тебя не убью, не съем, не изнасилую. Мы просто проедем с тобой вместе часть твоего пути, и все — я выйду там, где сочту нужным! Ты поедешь дальше, я останусь. Разве это страшно?

Я помотала головой и закрыла рот. Максим улыбнулся и кивнул в сторону горба дороги:

— Слышишь? Кажется, машина едет, — и он, отодвинув меня (я чуть не упала, ноги не желали двигаться), шагнул к полосе и поднял руку. Выпрыгнувший из-за подъема джип весело притормозил, обогнув мою несчастную тачку, и водитель услужливо согласился дотащить нас на тросе до заправки. Мы ехали в полной тишине в холодной темной машине и тоже молчали. Максим — не знаю почему, а я — от страха.

Когда я полностью заправила бак, выпила кофе в мини-баре заправки и вернулась в машину, Максим вдруг повелительно сказал:

— Отъезжай, надо поговорить.

Я послушно выехала на шоссе и, набирая скорость, двинулась вперед. Мой пассажир откинулся на спинку сиденья и начал говорить:

— Меня зовут Максим, но это не настоящее мое имя. Настоящее тебе знать незачем. Я еду в никуда из ниоткуда, но именно с тобой. Я — твоя Смерть.

Неожиданно для самой себя я не нажала резко на тормоз, не крутанула руль — ничего из тех реакций на потрясение, которые в таком разнообразии показывают в фильмах. Я только хихикнула — идиотски, истерично, чувствуя, что из глаз льются слезы напряжения. А Максим продолжал спокойным, размеренным тоном:

— Я — именно твоя Смерть. Такой ты должна ее встретить и узнать. Тот, кто выглядит так же, как я, на самом деле не увлекается ездой автостопом. Он сам за рулем, дальнобойщик. И он встретит тебя на выезде из города — да-да, того самого, куда ты направляешься. Ты поедешь обратно и будешь очень несчастна, а он заснет за рулем, потому что едет издалека. Мне нужно, чтобы ты повернула назад.

— ЧТО??? — заорала я, вдруг с детальной точностью поняв, кто он и откуда взялся в моей машине, и резко вывернула руль вправо. Спасибо, обочина была широкой и машина не свалилась в кювет. Я затормозила, изо всех сил ударила ладонями по рулю и повернулась к нему, заорав в лицо:

— Тебя моя мать послала??? Она знает, что я еду к Никите, и послала тебя меня вернуть??? Пошел вон из моей машины!!!

Дело в том, что у меня есть тайна — я замужем, я прекрасно отношусь к мужу, но… но люблю другого. Точнее, не знаю, как объяснить… Мужа я очень люблю. А Никита когда-то давно разбил мне сердце, но я привязчива, как собака, и до сих пор в душе верна ему, даже будучи отвергнутой. Той весной передо мной с пугающей срочностью встал вопрос о ребенке — его требовали все. А я понимала — ребенок перекроет для меня все пути к отступлению в том случае, если Никита все-таки поймет, что я лучшее, что было в его жизни, и позовет меня назад. Поэтому, как ни идиотски это звучит, но я решила все выяснить раз и навсегда и, отправив мужа в командировку (подходящий случай подвернулся только через три месяца), села за руль и поехала за почти тысячу километров к Никите. Мама… мама догадалась. Точнее, словно почувствовав что-то неладное, она позвонила мне на мобильный, когда я еще и сотни километров не проехала, мы поругались, в общем… теперь я была уверена, что мама кого-то наняла или попросила, чтобы таким глупым способом меня остановить. И вот я сидела и орала на Максима, пока…

…пока он вдруг на моих глазах не изменился до неузнаваемости — силуэт словно поплыл, куртка вытянулась, превратившись в черное, похожее на монашеское, облачение, полностью скрывшее от меня и лицо парня, и фигуру. Из широкого рукава торчала костлявая кисть руки, сжимавшая в пальцах… да-да, именно косу. Только небольшую — коса в натуральную величину просто не уместилась бы в машине. Капюшон, падающий на лицо Максима, колыхнулся и до меня донесся тихий смешок и скрипучий голос:

— Ну что, теперь я больше соответствую твоим представлениям обо мне?

Я не нашлась, что сказать, и отшатнулась от фигуры на соседнем кресле. Машина моментально наполнилась холодом и сладковато-приторным запахом тления. А Смерть продолжала говорить, гипнотизируя меня:

— Почему люди так падки на дешевые спецэффекты? Почему вы реагируете правильно только на стереотипы? Почему вам всегда и всё надо доказывать? Почему за тысячелетия, что я знаю ваш род, вы то шарахаетесь от меня, то не узнаете в упор, да еще и награждаете совершенно несвойственными мне качествами? Я и кровожадная, и ненасытная, и незваная, и холодная… а я не такая!

Несмотря на ужас ситуации, я ухмыльнулась, так забавно прозвучали слова Смерти. А Она, словно подстегнутая моей реакцией, мигом «потекла», как марево, и на месте странной фигуры в плаще, а ранее Максима, сейчас сидела хрупкая девушка в легком, несмотря на холод, белом одеянии, с грустным красивым лицом и длинными светлыми волосами. Она подняла на меня глаза и улыбнулась:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.