Деревенское сокровище

Горбунова Анжелика

Жанр:   2007 год   Автор: Горбунова Анжелика   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ксюша проснулась от крика петуха. Этот «бандит» имел привычку каждое утро в четыре часа подходить к окну и горланить так, что только мертвый мог не проснуться. Сколько раз бабушка Нина, рассвирепев, грозилась сварить из него суп, но, поостыв и любуясь его переливчатой красотой, откладывала исполнение своей угрозы. Ворчала только: «Родной петух заикой сделает!»

Ксюша улыбнулась, вспомнив бабушкины слова, и сладко потянулась. Солнце только-только вставало, и первые отблески его света просачивались сквозь вышитые занавески. Спать уже не хотелось, и Ксюша, закинув руки за голову и слегка расслабившись, невольно предалась воспоминаниям…

Еще два года назад коренные москвички-сестрички Таня и Ксюша Левашевские и представить не могли, что они, каждое лето отдыхавшие у моря, побывавшие с мамой в Париже, Риме и Милане, будут очарованы деревенькой в пятьдесят с небольшим домов, расположенной в 500 километрах от Москвы. А получилось всё так. Их мама вышла замуж за очень хорошего человека родом из этой деревеньки. Четверть века назад он приехал в Москву учиться, потом устроился в престижную фирму, сделал завидную карьеру, но любви к родному краю не растерял. И вот однажды он и предложил жене и дочкам во время летних каникул отдохнуть в его родной деревне с красивым названием Залесная, а заодно поближе познакомиться с бабушкой и дедушкой. Это предложение было принято со скрытым скептицизмом. Но чтобы не обидеть отца, решили все-таки провести данный «эксперимент».

…Сначала дорога вилась вдоль березовых посадок, за которыми виднелись поля. Небо было синее-синее, и на синеве аккуратно расположились белые, как молоко, облака. Затем дорога круто взяла вверх, и когда машина оказалась на высшей точке подъема, то стала видна раскинувшаяся внизу деревня. По левую сторону от нее располагался большой пруд. В нем плавали гуси, то и дело ныряя за кормом. На берегу загорали ребятишки. Улиц в этой маленькой деревушке было всего три. Одна тянулась почти рядом с прудом и утыкалась в лес, а две другие шли параллельно друг другу. Почти каждый дом был окружен садом, сзади — огород, были и лужки под покос, где паслись козы и телята. В пыли барахтались куры.

— А вот и наш дом! — радостно объявил отец. Машина выехала на улицу Садовую. Улица напротив звалась Луговой, так как на ее задах простирались обширные луга, а далеко за ними виднелась река и высоко поднималась зеленая от лесного массива гора.

— Ох, какая гора крутая! — восхищенно сказала Таня.

— А у нас в деревне ее так и зовут! — улыбнулся отец. — Как-нибудь свожу вас туда или без меня сходите. Там давным-давно старец жил. Теперь часовенка стоит. Есть святой источник. А еще лещина там и орехи оттуда носят мешками. Растут шиповник, малина… Все, что душа пожелает! Раньше даже медведи в тех лесах жили! А речка наша — полноводная, красивая, глаз не оторвешь!

— А почему деревня Залесной называется? — полюбопытствовала Ксюша, уже с неподдельным восторгом осматривая окрестности.

— А вон видишь, последние дома на Приозерной улице к самому лесу тянутся? Мы для тех сёл, что за лесом, залесными считаемся. Так и название деревни родилось. А лес у нас богатый на ягоды, грибы, орехи… Сами увидите, когда с дедом туда отправитесь за ягодами. Он у нас лесовед знатный!

Машина остановилась у аккуратного забора, за которым возвышался большой, добротный дом, выкрашенный голубой краской. Ставни были распахнуты, а наличники уже так искусно вырезаны да белой краской выписаны, что казались тонким кружевом-подзором… Навстречу из конуры выскочил лохматый рыжий пес и с веселым лаем прыгнул на отца.

— А вот и Граф! Знакомьтесь! — рассмеялся тот, ласково потрепав пса за уши. Девчонки и их мама проделали то же самое, а Ксюша еще и чмокнула Графа в круглый коричневый нос.

— Приятно познакомиться с вами, ваше сиятельство! — присела она в реверансе перед Графом.

Дом окружал большой сад с множеством яблонь, вишен, слив. Вдоль забора росли кусты смородины, малины, крыжовника. Рядом с домом — сарай, колодец с навесом, а в кустах акации уютно устроилась банька, к которой вела дорожка. Чуть поодаль располагался добротный хлев с торчащим из сушила сеном. У хлева стояла телега. Окна большой застекленной веранды распахнуты настежь: виден круглый стол с белой скатертью, на нем кувшин, а над столом плетеный абажур… Сразу повеяло домашним теплом и уютом. Двери были открыты, и все вошли в сени. А навстречу уже спешили бабушка и дедушка.

— Здравствуйте, здравствуйте! Добро пожаловать! — ворковала высокая дородная старушка. И от ее лучистых васильковых глаз девчонкам и снохе стало очень тепло. А дед, седой, бородатый, тоже высокий и крепкий, обнимал сына.

В скором времени все уже сидели на веранде за старым медным самоваром и вели беседу. Обе стороны друг другу понравились. Старики с теплотой посматривали на сноху, городскую, современную, уверенную; на двадцатидвухлетнюю серьезную темноволосую Таню, студентку филологического факультета МГУ; и пятнадцатилетнюю светловолосую Ксюшу с высоким гладким лбом, золотистой кожей и серыми глазами в окантовке черных ресниц.

У Тани на коленях уже устроился рыжий котяра с белым пятном на носу — Василий Трофимыч, как его уважительно называли хозяева. А у Ксюши — трехцветная кошка Наташка.

И Татьяна, и Ксюша, и их мама в первый же свой приезд в деревню окунулись в малиновые вечера с колокольным звоном церкви из соседнего села Лазоревка и удивительные рассветы с молочным туманом…

* * *

Ксюша посмотрела на часы-ходики. Стрелки указывали на четверть пятого. Вон уже бабушка Нина встала, сейчас корову в стадо провожать будет. Совсем недавно они с Таней приехали. Еще не привыкли так рано вставать, отучились за зиму. Ну ничего, скоро все войдет в свое русло. А планов на это лето много: мечтали и рассвет на горе встретить, и в поход сходить к святому источнику, и в лес за земляникой выбраться, и на рыбалку на рассвете на лодке съездить. Да еще и работать надо в саду и огороде. Ксюша и Таня уже и доить научились, и сено косить. А еще Тимофей Егорыч с Приозерной улицы обещал с собой в ночное взять. Девчонки с его внучкой Аленой подружились, да и с ним самим тоже. Тимофея Егорыча соседи знахарем прозвали за его увлечение целебными травами. От всяких хворей к нему обращались. И даже сам молодой фельдшер Сергей Михалыч, хоть и читал в клубе лекции о вреде самолечения, частенько бегал к нему за советом. Тимофей Егорыч с Аленой жили в доме, который был почти рядом с лесом. Моложавый, спортивный, с чуть седеющей бородкой, Егорыч всегда ходил с плетеным кузовком, наполненным травами, цветами, а то и весьма живописными корягами. По соседству с ним жила Арина Евгеньевна с дочкой Любой. Люба стала тоже близкой подругой девчонок. Она Танина ровесница, но и Ксюшку за малолетку не считала и дружили на равных. Люба собой уж очень хороша. Стройная, загорелая, с точеной фигурой, волосы светлые, почти белые, глаза серо-голубые. Чисто русалка. Ее так и прозвал местный художник Андрей Денисов — давнишний ее поклонник. А девчонки в шутку нарекли его Андреа да Винчи, соединив в этом прозвище имена великих живописцев Андреа Вероккио и Леонардо да Винчи… Однажды рано утром Андрей на берег реки рисовать пришел, а Люба как раз купалась, он так на нее загляделся, что и об этюднике забыл.

— Ну и долго ты будешь столбом стоять? Вода холодная! — крикнула Люба.

— Так выходи!

— А ты отвернись! Я без купальника!

— Ну и чего ты так смотрел? — спросила Люба, подходя к Андрею и на ходу выжимая волосы.

— Можно я картину с тебя напишу? Такой, как видел? — робко попросил он.

— Так что я, позировать тебе должна, часами в воде сидя? Вот удумал! — прыснула Люба.

— Да нет, я по памяти. Можно?

— Ну, раз по памяти, тогда можно! — рассмеялась Люба и, расправив коротенький ситцевый сарафан, направилась к дому. А Андрей долго смотрел ей вслед…

Молодежи в селе было немало. По какой-то счастливой случайности никто не заразился желанием во что бы то ни стало уехать в город. Пока все устраивало здесь, и работа была, и даже, наоборот, из города приезжали, тот же фельдшер, к примеру. И девушки здесь были как на подбор. Вот Галка Аверкина. Блондинка с косой до пояса, с ямочками на щеках, задорная, веселая. Правда, к Любе не очень благоволила, соперницей считала, но последней это было до лампочки. На Галкиного парня Сергея она не претендовала. А Иринка с Луговой улицы — тоже красавица. Соседи девчонкам нравились. В двух соседних домах жили старушки — Степановна да Кирилловна. Дома их стояли рядом, а крылечки и вовсе друг против друга выходили. Так над ними все деревенские животы надрывали. Как проснутся старушки — сразу скандал учинят. То одна якобы помои на соседкину территорию выльет, то коза другой смородину объест, то куры крыльцо изгадят, то еще что-нибудь. Зато вечерами, после прихода стада, обе чинно выходили из домов и садились на лавочку, которая словно бы нарочно стояла на нейтральной территории, и вели разговоры, а точнее — сплетничали, грызли семечки и вязали носки. И будто бы никогда не ссорились. Но только до утра, когда все начиналось по новой… А напротив жила молодая вдова Варя с пятилетним сынишкой Артемкой. У Вари любимое занятие было расписывать глиняные игрушки, которые сама и изготавливала, да и хозяйкой она слыла первой. Почти в каждом доме имелись ее поделки, и девчонки к ней очень привязались.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.