Тайна Легницкого музея

Горбунова Анжелика

Жанр: Иронические детективы  Детективы    2004 год   Автор: Горбунова Анжелика   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна Легницкого музея ( Горбунова Анжелика)

Я застала Оксанку в мрачнейшем расположении духа. Она сидела за кухонным столом, подвернув под себя ногу и, при помощи кулака, сделав плиссированную щеку. Я попыталась сморозить что-либо веселенькое, но плиссе на щеке Никольской-младшей не разгладилось. Я посмотрела на Эллу — старшую сестру Оксаны, та только пожала плечами и продолжила приготовление завтрака.

— О чем скорбишь, красна девица? — я все еще не решалась оставить веселый тон.

— А чему радоваться? Денег нет, ничего нет, а тут ты еще подсовываешь книжки об искусстве, про ренессансы всякие, душу травишь! — забубнила Оксанка.

— Я пытаюсь тебя развлечь и отвлечь, — начала я бодро оправдываться.

— От чего отвлечь? И так сижу как мухомор запечный: ни работы, ни общения! — Оксанка разошлась не на шутку и скуксилась.

— У-у-у! Да ты серьезно на судьбу разобиделась?! — протянула я, но больше желания подтрунивать над Оксанкой не было.

Элла молча накрывала на стол. Завтрак состоял из яиц всмятку, салата и кофе со свежими бубликами.

Разочарование в жизни у Оксаны вылилось и в наплевательское отношение к собственной внешности. Она, нерасчесанная и надутая, была одета в штаны неизвестного происхождения, из-под которых виднелись носки с напуском.

Признаться честно, в глубине души и даже на ее поверхности я согласна с Оксаной. Ну что за жизнь мы ведем? Ни встреч, ни впечатлений. В наличии молодость, легендарные родословные, авантюрный склад и… безденежье. Бросаться же, как «кур в ощип», в водоворот жизни не хотелось тоже.

Я посмотрела на подругу: Оксанка с расстройства полоскала нос в кофе, Элла задумчиво жевала бублик, вперив взор в неизвестное.

— Можно заработать верным способом, — сказала я.

— Как? — спросила Оксанка.

— У меня предложение. Только попрошу не кидаться в меня стульями! Я о кладах!

— О-о-о! — в один голос прорычали сестры Никольские.

— Сначала выслушайте! Я вам говорила и повторяю, что на нашей любимой дороге к мосту стоял барский дом. И ничего жуткого не произойдет, если мы покопаемся там!

— Там нет барского дома! — упрямо сказала Алла.

— Правильно, — согласилась я, — теперь нет, а раньше был.

— Ну и что? Ты предлагаешь идти туда и копать, где — неизвестно, чем — тоже? И как это будет выглядеть? Среди бела дня мы копаем, да? И так на нас смотрят как не знаю на кого, когда мы проходим по нескольку километров в день, видите ли, гуляя! — закричала Оксанка, сделав глаза круглыми, а тон ядовитым. — Копайте, если делать нечего, я не буду!

— Как хочешь. А ты? — я посмотрела на Эллу. Элла принялась хихикать. — Да ну вас! То им скучно, то не хотят ничего делать! Пусть даже там ничего нет, мы только попробуем. Мне тоже не блазит перекопать всю площадь. А вдруг повезет?

Но девчонки моего оптимистического авантюризма не исповедовали. Обозвав меня неисправимой фантазеркой, Оксанка махнула рукой и погрузилась в мрачный колодец своих мыслей. Я посмотрела на Эллу.

— Ну, не знаю… Ты только представь: как это будет выглядеть? И где начинать копать? — протянула она.

— Во-первых, перед кем там выглядеть? — не унималась я. — Там раз в год люди ходят, и то эти люди — мы! А потом, как же вы представляете поиски клада? Вы думаете, что у тех, кто находил, имелись карты от предков и разрешения правительства? — я начинаю ехидничать, а Элла снова принимается хихикать и заодно изрекает:

— Ну ладно, давай сходим, посмотрим, и ты увидишь, что даже фундамент там — от современной постройки.

— Не фундамент это, а просто плиты!

— Ну сходите, сходите! Делать вам нечего, посмешите людей! — надрывалась Оксанка.

Поизощрявшись в насмешках друг над другом еще этак с полчаса, мы все-таки определились, хотя выбор времени вызвал длительную дискуссию. Ночь отпала сразу, так как никто из родителей не пустил бы нас даже на собственные огороды. И раннее утро тоже не приветствовалось: во-первых, Оксанка не хотела жертвовать сном из-за наших глупостей, а во вторых, и это главное, было бы подозрительно для пастухов увидеть трех девиц, на заре орудующих лопатами. Было выбрано просто утро — десять часов. В десять все на работе, пастухи давно на пастбищах, а для немногих любопытствующих у нас на всякий случай готов ответ: мы — практиканты-экологи, берем пробы земли.

Оксанка отправилась с нами, желая совместить приятное с полезным. Приятное — посмеяться над нами, полезное — накосить травы для кроликов.

Проснулась я в половине восьмого. Настрой был оптимистическим, планы — радужными. Домашним я сообщила о прогулке — и всего лишь. Лопаты берем у Никольских, у них все на работе — расспросов не предвидится. Наскоро позавтракав и вонзившись в шорты, я понеслась. Встречались дома у девчонок.

Они одарили меня улыбками средней и высшей степени скептицизма. Высшая отпечаталась на устах Оксанки, конечно же. Думаю, не стоит описывать и дорогу до места поисков, так как беседы почти не велось. Говорила одна Оксанка, хотя это трудно назвать разговором: укоры и насмешки перемежались прысканьем, бульканьем и хохотом. Оксанка не могла успокоиться и фантазировала на всю катушку.

Выглядели мы для своего таинственного дела «сдержанно». Элла надела ослепительно-красные шорты, Оксанка прикрылась панамой «а-ля госпожа Беладонна», я же взяла зонтик-парасольку, что уже давно взбудоражил умы мужеского населения нашего поселка. Да еще лопаты и серп!

Наконец мы подошли к месту. Время — 9 часов 57 минут. Жарко. Оксанка, утомившись было от сарказма, заехидничала с новой силой. Потом махнула рукой и ушла косить траву.

Место это и в самом деле чудесное. Дорога служила разделом между двумя полянами. На одной из них до сих пор находилась коновязь, на другой — когда-то стоял барский дом.

— Ну и откуда начнем? — спросила Элла.

Я задумалась. Надо подключать логику и интуицию. С логикой труднее, так как мы даже не знаем, как стоял этот дом. Остается одна интуиция. Я бы желала сосредоточиться, но это было трудно под причитания Оксанки и хохот Эллы. Я выбрала правую сторону. Элла принялась копать слева, я справа. Одно дело представить, другое — увидеть. Так вот, увидев нас копающими, Оксанка рухнула.

Копать было неудобно. Земля здесь давно не знала лопаты, все было заросшим в траве. Да и мы то и дело оглядывались и осматривались — не идет ли кто. Не считая приступов смеха и самокритики.

Минут через десять мы вырыли траншею приблизительно двадцать сантиметров в глубину и столько же в длину. То, что мы выковыривали в процессе копания, на клад никак не тянуло. Элла начала медленно подходить ко мне с лопатой с недвусмысленным выражением лица. Но я не сдавалась. Я предложила ей пока покосить траву, так как Оксанка на это была не способна, она изнемогала от хохота. Сама же я продолжила раскопки. Я понимаю, что на глубине двадцати сантиметров найти что-либо было бы фантастикой. Копать было трудно, к тому же попадались одни черви и мокрицы, и пыл мой поугас.

Если по дороге туда хохотала одна Оксанка, то по дороге оттуда Никольские надрывались дуэтом. Я шла гордо! Я верила в удачу!

Два дня у нас ушло на насмешки друг над другом. Потом мы успокоились и вновь загрустили. Совершались обычные ежедневные дела, на всякие же планы и фантазии Оксанка лишь махала рукой с досады.

Мысли о кладах, да и вообще о чем-то необычном и таинственном давно витали вокруг нас. Особенно усердствовала я, так как с детских лет любила историю, замки и все прекрасное, что связано с ними.

Еще одним поводом к этому послужило обнаружение моей родословной, где встретились такие громкие имена, что даже спустя столько веков мир дышит неровно, произнося их.

Когда мы познакомились с девчонками, они, задетые моими предками за живое, тоже в меру сил попытались выяснить свои корни. Единственное, что удалось узнать достоверно, — в их роду имелись поляки. От этого мы и начали поиск. И с тех пор надежда когда-нибудь поехать в Польшу и удостовериться в этом не покидала нас всех.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.