«Куда угодно», или 140 ударов в минуту

Зайцев Станислав

Жанр: Фантастика: прочее  Фантастика    2006 год   Автор: Зайцев Станислав   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
1

Странные времена, странные нравы… На улицах распутица, в головах — тоже. Фонари горят. Но не для них. Чуждый мир мегаполиса стонал сотнями звуков — металлическим скрежетом, звонками мобильников — и, убаюкивая дельцов и бизнесменов этой сюитой, выталкивал из ритма металлической, мертвой жизни две одинокие фигурки, бредущие в обнимку.

— Может, к чертям все? — высокий парень, обнимающий за талию симпатичную девушку, обратил к спутнице свое лицо с двухдневной щетиной. — Может, уедем? Я не могу так больше. Меня задавил этот город…

Как будто бы в ответ на его слова раздался ужасный визг тормозов, а после воздух взорвался душераздирающим криком женщины, которая переходила дорогу на красный свет.

Парень и девушка на секунду поглядели в сторону аварии, но тут же потупили свои взгляды и побрели дальше, ускоряя шаг.

— Ты о чем? Куда? — немного запоздало ответила девушка и посмотрела в глаза парню.

— Куда угодно, только подальше отсюда…

Двое продолжили свой путь по враждебному городу.

2

Металлический замок сухо щелкнул, и парень отворил дверь.

— Ты где шатался так долго? — послышался голос матери.

— Да ладно тебе, мам… Я Аню провожал.

— Иди, ешь, все уже остыло. А потом поговорим.

После холодного и на редкость отвратительного ужина он вошел в комнату матери. Та посмотрела на него невыразительно, скупо.

«Тоже частичкой этого механизма стала…» — отметил про себя парень.

— Саш, у меня к тебе разговор, — по-деловому начала мать.

— Что такое, мам? — Александр попытался повторить безразличный взгляд матери, но получилось глупо и смешно.

— Не кривляйся! — мать не смогла сдержать холодной улыбки. — Мы с отцом снова хотим пожениться. Я уже собрала вещи, и через десять минут подойдет такси. Поживешь пока один…

— Ты что, с ума сошла? — чуть не сорвался парень. — Эта сволочь снова?..

— Ты как про отца родного говоришь? — огрызнулась мать и резко сменила тон: — Сашенька, милый, ну ты пойми, не могу я без него… этого козла.

Она улыбнулась как-то по-другому, живее, теплее. За окном раздался гудок машины.

— Вот и такси. Ты у меня мальчик умный, уж на третьем курсе учишься, так что два денька без меня переживешь… — она чмокнула сына в щеку и, оставив на столе три тысячерублевые бумажки, захлопнула за собой дверь.

Александр еще минут пять стоял в оцепенении, не понимая, смеяться ему или плакать. Он подошел к телефону и начал набирать номер…

3

— Милая, я так по тебе скучаю, ответь, пожалуйста, ответь… — мурлыкал Александр в трубку телефона, а из нее доносились однообразные гудки.

Парень не отчаялся и набрал номер еще раз. Потом еще и еще…

— По-жа-луй-ста… — повторял он в трубку.

Он провел рядом с нахально молчащим телефоном 30 минут…

Раздался звонок. Александр сорвался с места и помчался к двери. Открыл ее, словно сильный ветер, даже не спросил «Кто там?»… И не ошибся.

Она стояла на пороге немного рассеянная, немного припорошенная снегом, немного пахнущая гнилой улицей, но самая любимая.

— А где Маргарита Петровна? — спросила Аня и передала пальто Александру.

— А-а-а… — протянул он и махнул рукой, — к этому убежала.

— Понятно, — ответила Аня и улыбнулась. Рассеянно, но направленно, немного смешно, но в то же время серьезно.

— Чайку? — парень улыбнулся в ответ.

Они отправились на кухню. Быстро справившись с чайником, Саша сел на табурет. Аня сидела рядом и смотрела ему в глаза. Он тоже не мог оторвать взгляд.

Слов не требовалось. К чему они? У любви особый язык, язык чувств. А языком этим оба владели в совершенстве.

Аня прикусила нижнюю губу (это у нее всегда получалось замечательно, обвораживающе). Саша торопливо снял с себя тапок и прицельно кинул в выключатель. Свет погас, и только шустрое мертвое газовое пламя под чайником озаряло два силуэта, застывших в страстном поцелуе.

Влюбленные уже были слишком заняты друг другом, чтобы услышать грохот, раздавшийся за окном. Вспышка пламени осветила на мгновение всю кухню, стекла задребезжали в дубовых рамах…

Если бы в этот момент один из них выглянул в окно, то увидел бы кровавое зарево на горизонте. Но окружающего мира для них просто не существовало.

Глаза горели ярче всех солнц и лун, всех звезд и комет, всех неоновых ламп. Между телами как будто скапливались электрические разряды огромной мощности…

Если бы в этот момент один из них выглянул в окно, то увидел бы бегущих людей с пожитками, опрокинутые машины… Но окружающего мира для них просто не было.

На плите уже минуты две кипел чайник, обдавая кафельные стены горячим паром… Горячим, но не сравнимым по температуре с чувством, что властвовало над душами и телами Ани и Саши. Оба они ощущали, а может, и видели биение сердца… Нет, сердец — ведь у любящих людей всегда сердца бьются одинаково — 140 ударов в минуту…

Если бы в этот момент один из влюбленных выглянул в окно, то увидел бы всеобщий хаос, солдат в противогазах, услышал бы топот берцев на лестничной площадке… Но окружающего мира для них просто не существовало. Были только они и любовь.

4

Серое утро ворвалось в незашторенные она резко, беспардонно. Свет сопровождался запахом гари.

Саша вскочил с дивана и помчался на кухню — вспомнил о несчастном чайнике, что всю ночь находился на огне.

— Черт! — донесся крик Саши до только что проснувшейся и сладко потягивающейся Ани. — Слава Богу, что пожар не случился!

Саша пронес мимо Ани чайник, вернее, то, что осталось от него после горячей ночи. Открыв входную дверь, он направился к мусоропроводу…

— Ань! — послышался взволнованный голос. — Выйди на площадку!

Девушка впопыхах надела халат Маргариты Петровны и, со второго раза попав ногами в тапочки, направилась к двери…

То, что изумило и напугало Сашу, не смогло бы оставить равнодушным никого…

Почти все двери почти на всех площадках были распахнуты настежь, на лестницах валялись всякие вещи, начиная с расчесок и пачек сигарет и заканчивая одеялами и кепками.

— Ч-ч-что с-с-случилось? — еле выдавила из себя Аня, прижавшись к любимому и дрожа всем телом.

— Я не знаю, — просипел Саша и подошел к соседской двери, которая не была открыта. Помучив минут пять монотонный, леденящий душу в стоящей тишине звонок и не получив никакого результата, парень отшатнулся от двери и сполз по стене на корточки… Он впал в оцепенение. Ритм в 140 ударов в минуту сменился предательскими пятьюдесятью.

5

Странные времена, странные нравы… На улицах распутица, в головах — тоже. Фонари не горят. Ни для кого. Чуждый мир мегаполиса N-ска уже не стонал сотнями звуков — ни металлическим скрежетом, ни звонками мобильников. Даже будучи мертвым, город не принимал две одинокие фигурки, бредущие в обнимку.

Пустые улицы с перевернутыми машинами, брошенным оружием, разбитыми витринами и иногда встречающимися трупами погибших в жуткой давке, стонали молча.

— Мне страшно, Саш… — прошептала девушка.

— Все будет хорошо, — соврал машинально парень, — если уж мы остались одни, то, может, машину найдем? И уедем. Куда угодно, только подальше отсюда…

Двое продолжили свой путь по враждебному городу.

Вскоре отыскался приличный «Мерседес Гелендваген», который хозяин бросил без зазрения совести, даже оставив ключи в замке зажигания — наверное, очень спешил.

Влюбленные забрались в машину, закрыли двери на замки, как будто боясь, что кто-то помешает осуществлению «угона» иномарки.

Не сказав даже ни слова о роскоши салона немецкого джипа, Саша надавил на педаль газа. Аня молчала и смотрела в одну точку, которая находилась где-то около рычага переключения скоростей. «Гелендваген» сорвался с места и понесся по серым одиноким улицам.

6

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.