Черный глаз

Дворецкая Алина

Жанр: Современная проза  Проза    2001 год   Автор: Дворецкая Алина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В этот день Инга и Катя сидели на Катиной кухне и кушали водку. Игорь, Ингин муж, был в отъезде; Катя же своего мужа выгнала к родителям еще вчера вечером, а теперь жаловалась подруге на судьбу («пьет, дескать, гад и домой возвращается за полночь»).

— Ну, мы вот с тобой тоже пьем, — возразила порядком пьяная Инга.

— В том-то и дело, что пьет он без меня, — сказала Катя горько. — Где пьет и с кем — непонятно.

— Ага, — сказала Инга.

Мелкие синие розочки на кухонных занавесках водили безумный хоровод; вообще было как-то нехорошо и хотелось к тому же еще выпить; бутылка меж тем опустела. Инга, покачиваясь, вышла на балкон; внизу мужик в джинсовых шортах мыл из шланга красную «копейку».

— Эй! Мужик! — крикнула Инга и пощелкала для верности пальцами, как будто звала официанта.

Тип внизу не реагировал; Инга рассердилась.

— Ну, ты, у машины! — позвала она еще раз.

Мужик поднял голову и посмотрел на Ингу с интересом; голубая струя с шипением буравила асфальт.

— Слушай, — сказала Инга, — ты можешь положить этот дурацкий шланг?

— Зачем? — удивился хозяин «копейки».

— Ну, понимаешь, — объяснила Инга, — мы тут пьем с подругой на кухне. У нее горе — муж ушел. Ты не мог бы нам сходить в магазин за водкой? Мы тебе деньги отдадим сразу, и на чай добавим.

— Хорошо, — согласился мужик, и, отвернувшись от Инги, направил струю воды на грязный жигулевский бок.

— Ну и не поняла я, — сказала Инга после некоторой паузы, — ты идешь нам за водкой или не идешь?

— Домою машину — и пойду, — ответил мужик, не оборачи-ваясь.

Инга пошла в комнату и легла на диван; Катя подошла и села рядом, опять начала жаловаться на своего благоверного.

— Сейчас нам водку принесут, — сообщила Инга. — Готовь деньги, — и внезапно провалилась в сон.

Проснулась она от того, что Катя пихала ее в бок, тянула за руки:

— Инга, просыпайся, там твой «мужик» пришел!

— Какой мужик? — вздрогнула Инга, открывая глаза.

— Ну, которого ты за водкой послала. У него бутылка водки и бутылка шампанского.

— Кого я куда посылала? — Инга не могла сообразить, где она находится.

— Ну, Боже мой, ну, этот тип, ты его почему-то мужиком назвала, он сидит и смеется, ему на самом деле лет тридцать, и оказывается, он мой новый сосед. Эти соседи, ну, у которых сын все на скрипке играл, мотал нервы моему мужу, съехали, и вот теперь у нас новые соседи.

Такое количество информации Ингины мозги просто не в состоянии были переварить.

— Какие соседи? — уточнила она, икнув.

— Новые. Вот этот тип, сейчас мы с ним будем знакомиться, и его семья. Ты не обратила внимания, когда с лестничной площадки заходишь к нам в блок, ржавая батарея валяется? Это их батарея. Он уже извинился, сказал — завтра выбросит. На помойку отнесет, то есть.

Поддерживаемая Катей под руку Инга вошла на кухню, стараясь по возможности держать голову выше и не спотыкаться.

— Здрасте, — сказал гость.

— Ага, — согласилась Инга. — И где водка?

Гостя звали Пашей; лицо его Инга никак не могла рассмотреть, все окружающее расплывалось — салфеточки, тарелочки, рюмочки, и, главное, синие розочки на занавесках.

— Слушай, он такой урод, — спросила Инга у Кати шепотом, как ей казалось, — или это у меня с глазами что-то?

Катя изобразила на лице нечто невнятное; Инге показалось, что гость таки расслышал ее слова; тогда она придала своему лицу по возможности более сладкое выражение и сказала уже громко:

— Слушай, ты такая лапочка, с ума сойти просто. Я бы тебе двух сыновей родила, честное слово.

Катя хихикнула.

— Это не проблема. Рожай, — сказал Паша.

Прочие воспоминания под воздействием водки окончательно слились с окружающим фоном, превратились в синие розочки; кажется, Паша помог Кате довести Ингу до дивана, где она и уснула благополучно.

Утром Инга принимала душ в Катиной ванной, когда вернулся сосед. Из-за шума льющейся воды Инга не слышала звонка в дверь. Она вышла на кухню, завернутая в огромное мохнатое полотенце, со словами «Катька, у тебя есть кофе?», и вдруг увидела незнакомого какого-то мужчину весьма приятной наружности. Инга широко раскрыла глаза и остановилась, не зная, что еще можно сказать.

— Доброе утро, — вежливо улыбнулся гость. — Как спалось?

Инга продолжала молчать.

— Меня Паша зовут, — напомнил гость. — Мы вчера знако-мились.

Паша принес девчонкам пива; Инга, сонная, с распухшими веками, некрашеная, мрачно отворачивалась к стене, когда сосед со смехом вспоминал вчерашний вечер. Инге было немного стыдно, особенно за то, что она назвала Павла уродом (оказывается, он слышал это, Боже ты мой); поэтому она поспешила скорее попрощаться с Катей и засобиралась домой.

Павел вышел вслед за ней в коридор.

— Чего ты так быстро? — спросил он.

Инга почувствовала некоторое раздражение.

— У меня сегодня муж приезжает, — сказала она сквозь зубы. — И Максима надо скорее у матери забрать, уже искапризничался, наверно, весь.

— Кто такой Максим? — поинтересовался Паша. — Не говори только, что сын.

— Сын, — подтвердила Инга.

— Я думал, ты не замужем, — сказал Паша театрально-разочарованно, почему-то ей показалось, что он знает точно о ее замужестве. Ах, ну да, кольцо на пальце.

— Зря думал.

— Замужние женщины не пьют с чужими мужьями по ночам, — сказал Паша.

— Все-то ты знаешь, — разозлилась Инга. — Вот просто ненавижу такие разговоры.

— Не должны пить, по крайней мере, — грустно поправил гость.

Он хотел проводить ее; Катя за Пашиной спиной делала Инге большие глаза и еле сдерживала смех.

— Я замужем, — повторила Инга резко, — и провожать меня бессмысленно.

Чем-то этот Паша раздражал ее.

Она уже приготовила ужин и помогала Максиму складывать узор из кубиков, когда раздался звонок в дверь. Это мог быть только Игорь; Инга побежала открывать, и сынишка бросился за ней с криком «Папа!»; в дверях стоял Паша с букетом из трех белых роз в руках. Инга опешила и отступила; Паша очень ловко протиснулся в дверь и закрыл ее за собой.

— Привет, это тебе, — сказал он как ни в чем не бывало. — Мне показалось, что ты обиделась на меня. Я не мог так этого оставить.

— Ты что, ненормальный? — спросила потрясенная Инга. — А если у меня муж дома? Что он может подумать?

— Но он же не дома, — широко улыбнулся Паша.

Инга стояла, как дура, с розами в руках.

— Уходи, — сказала она наконец. — Я совсем не хочу тебя видеть. Игорь должен вернуться с минуты на минуту, и он черт знает что подумает. И потом, как это ты узнал мой адрес? Неужели Катя…

— Катя не при чем, — прервал ее Павел. — У нас не такой уж большой город, и такая красивая девушка, как ты…

— То есть, ты знаешь адреса всех красивых девушек в городе, — уточнила Инга.

— Я знаю твой адрес, — уточнил Павел, — я не буду говорить, откуда, но вчера по счастливой случайности…

— Мама, а когда придет папа? — спросил Максим.

— Ты слышал? — спросила Инга у Павла. — Мы ждем папу. Так что до свидания. Розы красивые, я оставлю их, пожалуй.

— У меня есть еще шампанское, — сказал Павел, доставая из спортивной сумки запотевшую бутылку. — Мы могли бы выпить за твою блестящую идею.

— Какую еще идею?

— Вчерашнюю, — сказал Паша. — Ведь ты обещала родить мне двоих сыновей.

В дверь опять позвонили; теперь это мог быть только Игорь.

— Мне это подходит, — сказал Павел, — У меня одна дочь, и, кажется, моя жена не собирается больше рожать.

Прежде, чем Инга успела что-либо сообразить, он повернулся к двери и распахнул ее. Инга попыталась спрятать розы за спину, но бутылку шампанского в руках у Паши спрятать было некуда.

— Привет, — сказала Инга Игорю и потянулась, чтобы поцеловать его. — Понимаешь, тут вышла идиотская история. Вот этот тип…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.