Ослепленная звездой

Конуэй Лайан

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ослепленная звездой (Конуэй Лайан)

Лайан Конуэй

Ослепленная звездой

Адели и Филу с любовью

ПРОЛОГ

На это лицо невольно оглянешься, хотя оно не отличалось особой красотой. Не было в нем ничего от привлекательной простоты «хороших парней», растиражированной с помощью кино, моды и мощной индустрии массовой информации. В сочетании с ростом и фигурой оно оставляло впечатление силы. Горбинка на переносице свидетельствовала о полученной в детстве травме. Да еще глаза, притягательные своей неотразимой синевой. Даже внешняя холодность и невозмутимость его приковывали к себе внимание. И теперь ей предстояло встретиться с ним.

Если для рядового зрителя поклонение экранному кумиру было простительным и даже спасительным уходом от действительности, то для нее во время работы это было чревато неприятностями. А ведь ей так хотелось показать, на что она способна. Все, с нее хватит!

ГЛАВА 1

Открыв глаза, Лейн вышла из-под душа и выключила горячую воду. Потребовалось немалое мужество, чтобы, задрав подбородок, отважно шагнуть вперед и позволить ледяной воде окатить тебя с головы до ног. Раз холодный душ, говорят, стимулирует умственную деятельность, она готова принимать его как лекарство! Но льющийся на нее поток ледяной воды, похоже, только сделал ее более уязвимой, заставив дрожать от нервного напряжения. Лейн прислонилась к кафельной стене и выключила воду. Она перевела дух, отжала волосы и напомнила себе, что она в своем деле толк знает и не лишена способностей. Так почему, собственно, работа бок о бок со звездой мирового экрана должна так волновать ее?.. В конце концов, он такой же мужчина, как все...

На следующий день, усталая измученная, Лейн, отыскав свой ручной багаж и пройдя по длинному проходу, вышла из самолета, чтобы столкнуться с удушающей жарой. На подходе к зданию аэропорта в глазах у нее уже все плыло, к горлу подкатывала тошнота, но она упрямо шагала вперед, не давая себе поблажек. Разумеется, ее небольшой чемодан появился на карусели последним, зато за ней прислали машину. Молодой грек выкрикивал ее имя, неизвестное здесь никому:

— Лейн Денхэм! Лейн Денхэм!

— Ехать далеко? — спросила она, помогая себе жестами, чтобы он ее понял.

Грек пожал плечами.

— Пятнадцать — двадцать минут, — ответил он, тоже прибегнув к красноречивому языку жестов, и забросил ее багаж на заднее потрепанное сиденье весьма подержанного автомобиля.

Лейн убрала со лба прилипшие волосы, сделала глубокий вдох и скользнула на место рядом с водителем. Вот бы ей такую жизненную энергию, как у него. Почти одновременно он влетел на водительское место, завел двигатель, включил приемник, и вот они уже мчатся, поднимая облако пыли, под визг шин и ритмы восточной поп-музыки.

Наконец ей стал невыносим вид мотающегося распятия на фоне узкой извилистой дороги, и она последовала примеру водителя, открыв окно со своей стороны, и все внимание переключила на проносившийся мимо пейзаж. Раз он верит, что они в руках Божьих, то она слишком измучена, чтобы не поддаться его философскому настрою. Правда, изменение в ее настроении принесло свои плоды не сразу, чему способствовал вид новостроек с торчащими ввысь железобетонными конструкциями на фоне пыльной скучной равнины. Лейн закрыла глаза, безуспешно пытаясь задремать. Но вскоре резкое торможение, при котором ее тело швырнуло вперед, и громкий автомобильный гудок пробудили в ней инстинкт самосохранения.

Старик на ослике спокойно совершал свой путь на узком повороте дороги, и ее водитель пребывал в полной растерянности. Послышались еще и еще гудки, сопровождавшиеся криками и жестикуляцией. В первый раз за все путешествие Лейн улыбнулась, радуясь восхитительной невозмутимости старика и упрямому нежеланию ослика реагировать на грубые намеки. Казалось, с этого дорожного приключения все вокруг для нее преобразилось. Одолев поворот, машина помчала их по улице города, и, хотя здания имели допотопный жалкий вид, слева, за ними, мелькало синее море в гавани. Дорогие катера, стоящие на якоре, представляли резкий контраст с картиной полуразрушенного города. В боковом зеркальце Лейн успела рассмотреть грузовики, выстроившиеся цепочкой в ожидании парома, местных жителей, присматривающих за расшалившимися детьми, и православного священника в черных одеждах, собирающего группу добровольцев, желающих помочь ему погрузить новую мебель — гарнитур, состоящий из круглого стола и четырех стульев. С правой стороны дороги потянулись лавочки, торгующие сувенирами для туристов, на их стендах висели широкополые шляпы, средства для загара и открытки. Витрины манили изобилием греческих орнаментов.

Город проскочили быстро, дальше потянулось ровное шоссе, ведущее через раскинувшуюся обширную равнину с рощами оливковых деревьев. Характер музыки тоже изменился. Современные ритмы сменились заунывными жалобными завываниями. Лейн немного ожила и акклиматизировалась. Жарко было по-прежнему, но воздух, залетавший в открытые окна машины, приятно охлаждал ей лоб и относил струящиеся на ветру волосы за спинку сиденья. Поэтому косноязычное сообщение водителя о том, что они прибыли на место, застало ее врасплох, а машина уже свернула на подъездную дорогу к большой вилле, рядом с которой выстроились времянки. Ну кому могло прийти в голову, подумала Лейн, что в такую жару и в таком месте, как это, человек может писать или, точнее, переписывать основную сцену своего сценария «Тернистое поле»?

И вот уже Роуэн, ассистент режиссера фильма Акселя Миллера, извиняется за срочный вызов и ведет Лейн через асфальтированную площадку перед виллой, украшенную огромными вазонами с красной геранью, куда-то за дом. Плеч ее касались плети пурпурной бугенвиллеи, когда она проходила мимо соблазнительного бирюзового плавательного бассейна. Вслед за Роуэном она перешла грязную дорогу и оказалась в крошечной комнате одного из маленьких домиков. Тоскливо подумав об отсутствующем кондиционере и об усталости с дороги, Лейн неохотно посмотрела на клавиатуру компьютера, видавшего лучшие дни.

— Сейчас мне больше нужен душ, Роуэн, — твердо сказала она. — После такой дороги у меня словно мозги засохли. Не ожидала застать такую жару здесь в это время года.

— Понимаю. — Роуэн с извиняющимся видом покачал головой. — Вы не поверите, но воду днем выключили. Самое большее, что я могу для вас сделать, это бутылка минералки.

— А если я поплаваю? — высказала пожелание Лейн.

— Пользование бассейном ограничено до окончания съемок. Джерри распорядился.

— Джерри?

Роуэну определенно было не по себе.

— В такой же степени это можно считать распоряжениями Инги Дженсен. Это она настаивает, чтобы роль матери получилась более значительной, а говоря по правде, Лейн, Джерри глаз с нее не сводит с момента приезда.

Лейн хлопнула ладонями по крышке письменного стола.

— Великолепно!

Она уселась, откинулась на спинку стула и, прищурив глаза, оглядела Роуэна.

— А как к этому относится Фергюс Ханн?

Роуэн потер подбородок, потом засунул руки в карманы джинсов.

— А-а, ну-у...

— А, ну... и что? — без особой надежды допытывалась Лейн.

— Он не знает. Мы пока снимали остальные сцены. Он прилетает с дочерью сегодня вечером.

— Неплохо бы знать, насколько это важно для него, — проворчала Лейн.

— Я принесу сейчас минеральной воды, — поторопился предложить Роуэн и исчез.

Лейн глубоко вздохнула, нет у нее сил еще и с эгоизмом Инги Дженсен разбираться. Если бы Фергюса Ханна предупредили об изменениях в сценарии, Лейн могла бы поспорить с Джерри, но так называемая «звезда» фильма, видимо, устранился... А что, собственно, она навоображала о «так называемой звезде»? Кто он такой? Всего лишь один из тех, чья популярность занимает в данный момент лидирующее место в индустрии кино. Он мог брать, выбирать, что и делал. А кто такая Лейн? Едва известный автор сценария. Не мог же Фергюс Ханн знать, что своего героя она писала с него точно так же, как она не могла представить, что сбудутся ее самые невообразимые мечты и он согласится сниматься в этом фильме.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.