Духовная жизнь Америки (пер. Коваленская)

Гамсун Кнут

Жанр: Публицистика  Документальная литература    1910 год   Автор: Гамсун Кнут   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1. Патріотизмъ

Едва успетъ измученный путешественникъ прибыть въ Америку, какъ онъ чувствуетъ себя оглушеннымъ страшнымъ шумомъ и неугомонной суетой; его поражаетъ быстро несущаяся уличная жизнь; вчная безпокойная торопливость охватываетъ его со всхъ сторонъ. Еслиже онъ лтомъ поститъ Нью-Іоркъ, то онъ будетъ не мало удивленъ, когда увидитъ мужчинъ безъ верхней одежды, безъ сюртука и жилета, преспокойно разгуливающихъ подъ руку съ дамами, элегантно одтыми въ шелковыя платья.

Это сразу производитъ впечатлніе чего-то чуждаго и свободнаго.

Повсюду неумолчный шумъ, вчное движеніе, удары паровыхъ молотовъ, торжество дла; эта страна представляетъ собою какъ бы только созидающуюся общину, въ которой жители только начинаютъ жить; каждый день прибываютъ все новые и новые поселенцы, внося съ собой лихорадочную торопливость. Каждый ищетъ для себя и для своихъ осдлаго мста, спшитъ, мечется; вс торопятся, снуютъ, что, естественно, придаетъ жизни этотъ вчный шумъ и суетливость.

Но здшнія газетныя статьи, ораторы и поэты приписываютъ эти характерныя черты американской жизни результату свободныхъ учрежденій страны. Сами американцы убждены, что эта неутомимая энергія является національною чертою американскаго характера, появившейся вслдствіе свободы, господствующей въ стран. Не суйся туда — тамъ воспитательная власть свободы!

Въ продолженіе какихъ-нибудь двухъ столтій Америка пересоздала самыхъ жалкихъ выродковъ Европы, она превратила ни къ чему неспособныхъ бродягъ въ дльныхъ работниковъ. Намъ приходилось слышать удивительные разсказы о томъ, какъ, исключительно благодаря свободнымъ учрежденіямъ, изъ людей, неповоротливо ходившихъ въ деревянныхъ башмакахъ, вдругъ вырабатывались ловкіе и быстрые дльцы. Не ходи туда — тамъ воспитательная власть свободы!

Но если глубже вникнуть въ причину такой метаморфозы поселенцевъ, то увидишь, что она зависитъ далеко не отъ такихъ идеальныхъ причинъ, она кроется въ финансовомъ положеніи страны. То же самое семейство, которое здсь ежедневно проживало дв кроны, должно тамъ располагать полуторами долларами, что и заставляетъ его неутомимо работать цлый день.

Сколько времени ни живи въ этой стран, все же чувствуешь себя тамъ чужимъ.

Весь строй жизни до такой степени не похожъ на т условія, къ которымъ эмигрантъ привыкъ у себя на родин, что онъ никакъ не можетъ слиться съ американской жизнью. Но она развинчиваетъ его нервную систему, и онъ тоже начинаетъ безумно спшить и метаться. Онъ чувствуетъ себя подъ какимъ-то вчнымъ страхомъ, его давятъ непривычныя условія, его поражаетъ новизна, его смущаетъ все непривычное, чуждое. Онъ начинаетъ волноваться, если приходится купить пару сапогъ, и онъ жалетъ, что слишкомъ дурно говоритъ по-англійски, чтобы торговаться. Онъ волнуется, когда ему приходится получитъ чекъ отъ городского кассира, и онъ бжитъ, запыхавшись, чтобы уплатить налогъ.

Переселенцы утратили свой покой, но стали очень дятельны и необыкновенно подвижны. Пребываніе въ Америк дйствуетъ какъ стимулирующее средство. Силы и мыслительныя способности стремятся къ развитію; эмигранты пріобртаютъ это стремленіе непосредственно съ того момента, какъ высадились на материкъ и начали зарабатывать деньги для перваго же обда, слдовательно много раньше того, чмъ на нихъ можетъ имть вліяніе свободная политика республики.

Когда путешественникъ нсколько осмотрится въ стран и получитъ возможность различать отдльныя частности въ этой неугомонно-шумливой жизни, его прежде всего поражаетъ необычайно сильно развитый патріотизмъ американцевъ.

Иностранецъ часто встрчаетъ процессію ветерановъ, выступающихъ по улицамъ. Это странно наряженная толпа, разукрашенная кусочками лентъ и маленькими флагами на шляпахъ, съ мдными медалями на груди. Вс ветераны дружно выступаютъ въ тактъ подъ звуки оловянныхъ трубъ, въ которыя они сами трубятъ.

И эта процессія иметъ только одну цль — пройтись по улиц и обратить всеобщее вниманіе на этотъ маршъ подъ звуки сотни трубъ. Никакого другого значенія. Эта часто повторяющаяся процессія является символическимъ изображеніемъ горячей привязанности американцевъ къ родин. Когда процессія проходитъ по улиц, прекращается всякое движеніе, останавливаются омнибусы, обитатели домовъ выбгаютъ, чтобы посмотрть на это еженедльное зрлище. И для нихъ является просто-напросто гражданской обязанностью смотрть на этихъ трубачей серьезно, безъ улыбки, потому что эти трубачи — патріоты. Подобно этимъ солдатамъ, наказавшимъ въ послднюю войну аристократовъ южныхъ штатовъ за то, что они не хотли повиноваться имъ, американцы хотятъ всегда быть готовыми къ войн на случай, если кто-нибудь воспротивится ихъ желаніямъ. Убжденіе американцевъ въ томъ, что они способны усмирить всякаго врага, доходитъ до невроятной наивности. Ихъ патріотизмъ не знаетъ границъ. Его громкія проявленія соотвтствуютъ его сил.

Американская пресса долгое время печатала рчь, произнесенную однимъ американцемъ въ Англіи относительно рыболовнаго трактата, а частнымъ образомъ я слышалъ, какъ американцы просили Англію подойти — только подойти!

Когда членъ германскаго рейхстага, предводитель націоналъ-либераловъ Ласкеръ, умеръ въ Нью-Іорк, то американскій конгрессъ послалъ Бисмарку сочувственную ноту. Но Бисмаркъ совсмъ не былъ расположенъ оплакивать смерть своего злйшаго врага и, не будучи въ состояніи понять чувствъ американцевъ, положилъ бумагу въ конвертъ и отослалъ ее обратно. Но тутъ заговорилъ американскій патріотизмъ. Какъ смлъ Бисмаркъ поступить съ ихъ высочайшей нотой, какъ съ обыкновенной бумагой. Пусть только Германія сунется къ нимъ! Съ того времени американская пресса стала относиться къ Бисмарку съ величайшимъ озлобленіемъ. Мн много приходилось здить по континенту, и всюду, куда бы я ни прізжалъ, я встрчалъ въ народ озлобленіе противъ Бисмарка, доходившее до скрежета зубовнаго. Нкоторыя восточныя газеты, наконецъ, признали, что, можетъ-быть, конгрессъ сдлалъ оплошность, пославъ германскому государству офиціальную сочувственную ноту; но на слдующій же день эти газеты поддерживали діаметрально-противоположное мнніе. Оказалось, что въ одинъ день газеты потеряли всхъ своихъ абонентовъ. Американскій патріотизмъ возвышаетъ свой голосъ, не считаясь ни съ какими обстоятельствами и но опасаясь никакихъ послдствій. Онъ до такой степени примитивенъ, что у людей мало интеллигентныхъ онъ превращается въ глупую спесь. На свт существуетъ только одна страна — Америка, а «что сверхъ того, то отъ лукаваго». Нигд кром Америки нтъ такой свободы, нтъ такого развитія, нтъ такого прогресса, нтъ такой интеллигенціи. Это самомнніе часто можетъ оскорбить иностранца. Ежедневно онъ попадаетъ въ такія условія, при которыхъ ему невольно приходится страдать отъ американскаго самомннія; его унижаютъ, надъ нимъ смются, его жалютъ, длаютъ изъ него дурака. Отъ этого ежедневнаго униженія онъ въ конц-концовъ чувствуетъ, что самъ начинаетъ стремиться сдлаться американцемъ, — американизироваться, получить одобреніе для выборовъ. Онъ быстро выучивается формальному американизму, выучивается говорить по-англійски, носить шапку набекрень, давать дамамъ мсто на внутренней сторон тротуара, — словомъ, онъ пріобртаетъ тотъ особенный, вншній лоскъ, который характеризуетъ янки. Національная гордость торжествуетъ — въ Америк стало еще однимъ американцемъ больше! Но часто эта національная гордость принимаетъ боле наивныя формы. На ней основаны полное невжество и грубая необразованность, которая во многихъ отношеніяхъ поражаетъ иностранца. Онъ удивляется, какъ этотъ народъ, влюбленный въ себя, такъ поразительно мало знаетъ о другихъ. Часто американцы гордятся какимъ-нибудь очень рдкимъ предметомъ, недавно только открытымъ въ Америк, тогда какъ въ Европ онъ уже даннымъ-давно вошелъ въ употребленіе, о чемъ они, конечно, не имютъ ни малйшаго понятія. Мн нердко приходилось слышать, что американцы считаютъ своимъ изобртеніемъ норвежскія брошки и нмецкія кисточки. У меня былъ финскій ножъ въ ножнахъ. На одной ферм въ Дакот онъ удостоился гораздо большаго вниманія, чмъ я самъ. «Да, чего только не выдумаютъ янки!» — И я долженъ былъ цлую недлю доказывать, что этотъ ножъ — шведское изобртеніе. И это невжество отнюдь не составляетъ особенности простого народа, оно присуще всмъ классамъ и всмъ возрастамъ. Полное игнорированіе заслугъ другого народа является однимъ изъ національныхъ недостатковъ американцевъ. Въ низшихъ школахъ (common schools) имъ не даютъ универсальныхъ познаній. Въ курсъ обязательнаго обученія входятъ, напримръ, по географіи — только географія Америки, по исторіи — только исторія Америки, и только на нсколькихъ дополнительныхъ страничкахъ говорится о другихъ странахъ. Американцы усердно превозносятъ свои первоначальныя школы и считаютъ ихъ образцовыми. Ораторы, восхваляющіе Америку, и газеты подхватывающія ихъ хвалебные гимны, находятъ, что ничего не можетъ бытъ лучше этихъ школъ. Однимъ изъ ихъ преимуществъ они считаютъ отсутствіе преподаванія Закона Божьяго. Но, во-первыхъ, это вовсе не ихъ исключительная особенность, хотя они и утверждаютъ это, а во-вторыхъ, этотъ предметъ не уничтоженъ у нихъ. Это неправда. Это только такъ говорится. У нихъ дйствительно не преподается Законъ Божій, какъ отдльный предметъ, но онъ преподается попутно, догматъ за догматомъ, въ продолженіе всего учебнаго курса. Когда во время урока ариметики одного изъ учениковъ уличили въ томъ, что онъ бросилъ бумажный шарикъ, онъ долженъ былъ тотчасъ же просить у Бога прощенія за свой проступокъ. Каждое утро передъ началомъ занятій въ американской первоначальной школ введено чтеніе молитвъ, пніе псалмовъ и объясненіе какого-нибудь библейскаго текста. Поэтому имъ лучше бы не распространяться о томъ, что у нихъ не учатъ Закона Божьяго. Но самымъ большимъ недостаткомъ этихъ школъ является то, что у нихъ совершенно не знакомятъ дтей съ заграничною жизнью. Они вырастаютъ, не имя понятія ни о чемъ, кром Америки, вслдствіе чего взрослый человкъ и приходитъ въ глубочайшее изумленіе, когда ему говорятъ, что шведъ, а не американецъ изобрлъ финскій ножъ! По той же причин американскій патріотизмъ отличается такой нетерпимостью и высокомріемъ. И такое грубое невжество господствуетъ не въ одномъ только простомъ народ, но и въ высшемъ сословіи. Я встрчалъ его даже и среди самихъ учителей. Въ высшемъ учебномъ заведеніи въ Ельро преподавалъ въ 1883 году одинъ професеоръ, который очень удивился, узнавъ, что у насъ въ Норвегіи существуютъ телеграфы — и это въ 1883 году! Онъ съ глубокимъ изумленіемъ разсматривалъ почтовыя марки на моихъ письмахъ, полученныхъ съ родины; казалось, онъ не врилъ своимъ глазамъ. Наконецъ, онъ воскликнулъ: «Какъ, у васъ есть почтовое вдомство?» — Вдь теперь 1883 годъ, — отвчалъ я ему. У этого учителя, какъ у его учениковъ, были одни и т же позанія, почерпнутыя изъ учебниковъ. А въ этомъ учебник на четырехъ страницахъ разсказано о путешертвіи въ Норвегію въ 50-хъ годахъ, американскаго президента Тайлора который изучилъ страну, прокатившись по ней въ одноколк.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.